Значительный ущерб

Определение значимости ущерба

Значительный ущерб

В этой статье я хочу поделиться с вами алгоритмом о том, как сменить управляющую компанию в многоквартирном доме.

В своей правовой практике я часто наблюдаю следующую картину. Жители дома, недовольные качеством управления со стороны действующей управляющей компании, имеют желание ее заменить, однако вопрос не решается из-за отсутствия понимания о необходимых действиях для этого.

В последние года Законодатель ввел много лицензионных требований к УК, которые обязаны им следовать (например, ведение личной анкеты на сайте ГИС ЖКХ, обеспечение приема заявок и обращений через электронную почту, нормативные предельные сроки оказания услуг жителям и т.п.).

Нарушение лицензионных требований означает, что УК не соответствует жестким критериям качества работы и, как следствие, такие УК становятся неэффективными и «якорят» развитие дома, переходят в статус «паразитирования» на жителях – собираются денежные средства, однако никаких изменений в доме не происходит.

Смена УК состоит из ряда простых, но важных, пунктов.

1. Сбор информации о собственниках жилых и нежилых помещений в вашем доме.

Как правило, эту информацию можно собрать самостоятельно через Росреестр (требуются финансовые вложения), либо через УК, которая рассматривается жителями на замену текущей (как правило бесплатно для жителей через внутренние возможности УК). Необходимо знать собственников всех помещений, без исключения, т.е. обладать информацией в расчете 100%.

2. Необходимо собрать контактную информацию собственников. Рекомендуемое значение –не менее 80% от общего количества собственников.

3. Организовать чат (социальную группу и т.п.) для собственников дома (Вайбер, Воцап, Телеграм, ВК, ОК, ФБ – что угодно, где вы можете без отрыва от текущих дел обсуждать и решать текущие вопросы дома).

4. Выбор потенциальной УК и предварительные договоренности с руководством по тарифу на содержание и управление домом, определение типовой формы договора управления.

5. Проведение неформального (неофициального) ания-теста собственниками дома, например, в созданном чате. Это позволит получить достоверные данные о результатах будущего официального ания.

6. Получить одобрение на выбор потенциальной УК на вашем доме, в том числе согласие бороться за дом с предыдущей УК в судебном порядке с соответствующими затратами за счет новой УК (арбитражные процессы по взысканию остатка денежных средств на лицевом счете дома; передача или восстановление технической документации дома и т.п.).

Следует учитывать следующее. Действующее законодательство не содержит в себе всех механизмов, работающих на практике, в реальной жизни. Бывают случаи, когда желания большинства жителей недостаточно для смены УК.

Здесь понадобится согласие новой УК взять дом на обслуживание у старой УК. И такого желания может не возникнуть, например, из-за плохого технического состояния дома, т.к.

в него требуется вложения существенных средств со стороны новой УК (жители зачастую не понимают этих аспектов, считая, что им «все должны»).

Бывают ситуации экономической зависимости старой УК и новой УК, когда обе УК являются друг по отношению к другу контрагентами по договорам подряда по другому жилому фонду. Бывают случаи, когда старая УК обладает определенным лобби в органах жилищного надзора, через который организуется саботирование итогов ания по выбору новой УК.

Эти аспекты следует проговорить и быть готовыми к ним. При грамотном юридическом сопровождении эти проблемы нивелируются.

Управление многоквартирными домами – это открытый рынок услуг, бизнес, в котором существует конкуренция.

После этих пунктов можно переходить к официальной части.

7. Инициирование общего собрания. Процедуру следует проводить в строгом соответствии нормами жилищного законодательства, чтобы впоследствии результаты ания невозможно было отменить в суде. Как правило, выбранная вами новая УК предоставляет такую правовую поддержку – организовывает документацию, подсчет , создает для вас формуляры и бланки согласно нормам ЖК РФ.

Хочу обратить внимание на то, что если новая УК никак не помогает жителям в этом вопросе, то следует задаться вопросом – верно ли была выбрана вами эта УК в качестве замены старой? Ведь заинтересованность новой УК в управлении вашим домом должна быть на деле реальной инициативой.

Нужно иметь ввиду, что действующая УК, возможно, будет предпринимать меры по недопущению перехода дома к новой УК. Моя рекомендация – организуйте ваши выборы максимально публично, в первую очередь для жителей дома.

Жители должны понимать, что происходят важные ключевые изменения их жизни, они должны понимать личную ответственность в этом.

Можно пригласить журналистов, освещать события в созданном вами чате, организовывать объявления на подъездах и т.п.

При реальном желании жителей сменить нерадивую УК последняя будете переизбрана.

8. Последний пункт в алгоритме – это потенциальные судебные споры после проведенного общего собрания в доме и выбора новой УК. Их можно разбить на следующие пункты:

– Старая УК оспаривает решение общего собрания о смене УК через аффилированных лиц из числа собственников дома.

– Старая УК до аннулирования своих полномочий по управлению домом успевает инициировать и провести новое общее собрание по выбору самой себя обратно в этот дом. Это решение уже приходится оспаривать собственникам дома, пытающихся сменить старую УК.

– Государственная жилищная инспекций субъекта России, являясь надзорным лицензирующим органом по отношению к любым управляющим компаниям, незаконно отказывает новой УК во внесении записи о ней в реестр (приложение №1 к лицензии) жилых домов. Данные незаконное действие оспаривается в суде новой УК.

Источник: https://pikabu.ru/story/opredelenie_znachimosti_ushcherba_7003041

«существенный вред» и «значительный ущерб» – разные категории

Значительный ущерб

29 мая 2017 г. Новосибирский областной суд отменил обвинительный приговор в отношении жителя г. Новосибирска в части его осуждения по ч. 1 ст. 330 УК РФ и прекратил производство по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, признав за ним право на реабилитацию.

Первоначальная версия
Первоначальная версия событий, в которой обнаруживаются некоторые несостыковки, такова.

2 марта 2016 г. между подзащитным и потерпевшим в процессе общения посредством социальной сети «ВКонтакте» возникла ссора, в ходе которой потерпевший направил в адрес подзащитного сообщения оскорбительного характера.

Спустя некоторое время подзащитный, проходя мимо дома потерпевшего, решил уладить конфликт, для чего вызвал его на улицу. Потерпевший появился с монитором и процессором от компьютера, поставил их внутри ограды дома со словами «на, бери» и вернулся к себе.

Подзащитный решил, что потерпевший сделал это умышленно, для того чтобы обвинить его в краже, и начал заносить вещи в дом. После этого он направился в сторону ограды и, услышав за спиной быстрые шаги, обернулся. Потерпевший с криком «убью!» бежал на него с ножом.

Подзащитный в целях защиты поднял вверх левую руку, а правой нанес удар потерпевшему. Удар ножом пришелся в левую руку, отчего лезвие ножа сломалось и отскочило от рукояти. В результате удара ножом был разрезан пуховик и поцарапана рука.

Два в одно
Это событие послужило поводом для возбуждения уголовных дел – по ч. 1 ст. 119 УК РФ («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), где подзащитный выступал в качестве потерпевшего, по ч. 1 ст.

111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), где подзащитный был подозреваемым, и дела,  связанного с наличием заявления от потерпевшего о хищении имущества, в котором он указал, что компьютерные принадлежности вынес из его дома подзащитный.

Уголовное дело по ст. 119 УК РФ было возбуждено по факту, поскольку из материалов дела загадочным образом исчез нож, изъятый оперативниками на месте происшествия. По мнению дознавателя, лицо, подлежавшее привлечению в качестве обвиняемого, установлено не было. Дело приостановили.

Никаких сомнений в виновности подзащитного в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, у органов предварительного расследования не возникло, уголовное дело возбудили.

С хищением имущества дела обстояли сложнее: материалы переходили от органов дознания к прокуратуре и обратно – дело не возбуждалось.

Между тем у органов предварительного следствия возникла идея упорядочить дела, объединив два из них – о хищении и об умышленном причинении тяжкого вреда.

Накануне выполнения требований ст. 217 УПК РФ по ч. 1 ст. 111 УК РФ следователь в «мягкой» форме предложил признаться в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ – открытое хищение чужого имущества, санкция которой предусматривает до 4 лет лишения свободы, и предупредил, что в его деяниях можно усмотреть и состав ч. 4 ст.

162 УК РФ – разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, санкция предусматривает от 8 до 15 лет лишения свободы. Не получив признательные показания и не обнаружив состава ст. 162 УК РФ, дело возбудили по ч. 2 ст. 330 УК РФ – самоуправство, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения.

Санкция – до 5 лет лишения свободы.

Позиция органов предварительного расследования
По версии органов предварительного расследования после произошедшей 2 марта 2016 г. ссоры обвиняемый пришел к потерпевшему домой и взял компьютерные принадлежности на общую сумму 8200 руб.

, причинив потерпевшему значительный материальный ущерб. Потерпевший потребовал вернуть имущество, но обвиняемый отказался это сделать, поставил монитор и процессор на снег и нанес один удар в лицо. После чего обвиняемый распорядился имуществом.

В действиях обвиняемого усматривалось самоуправство, т.е. самовольное, вопреки установленному законом порядку, совершение действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред. Квалифицирующий признак этого преступления – применение насилия.

Указанную позицию вплоть до вынесения приговора поддерживал государственный обвинитель.

В качестве доказательств сторона обвинения использовала показания потерпевшего, из которых следовало, что стоимость имущества составила 8200 руб. и ущерб от самовольных действий подсудимого для него являлся значительным, а также показания свидетелей о том, что подзащитный применил к потерпевшему насилие.

На стадии предварительного следствия и в суде адвокатом неоднократно заявлялись ходатайства о прекращении производства по делу, о возращении его прокурору. Согласно позиции стороны защиты в нарушение ст.

73 и 220 УПК РФ органами предварительного расследования не были приняты меры к доказыванию характера и размера вреда, причиненного преступлением, а размер ущерба был определен со слов потерпевшего, без документального подтверждения.

Ходатайства были оставлены без удовлетворения.

Выводы суда первой инстанции
В ходе судебного разбирательства, проходившего в Первомайском районном суде г.

Новосибирска, были признаны недопустимыми: протокол предъявления для опознания по фотографии и допрос свидетеля, основанный на следственном действии, проведенном с нарушением УПК РФ.

В протоколе отсутствовали подписи понятых; кроме того, опознание по фотографии может быть проведено лишь при невозможности предъявления самого лица – таких обстоятельств установлено не было. Что касается допроса свидетеля, то он был основан на вышеуказанном следственном действии.

В прениях адвокат указала, что обязательными признаками состава ч. 2 ст. 330 УК РФ в том числе являются причинение существенного вреда и применение насилия. Между тем имущество за пределы земельного участка, принадлежащего потерпевшему, не выносилось, соответственно, из владения потерпевшего не выбыло.

Стоимость и перечень изъятых компьютерных принадлежностей не доказаны. Факт применения насилия не подтвержден, так как потерпевший в суде показал, что причиной конфликта была провокация в виде оскорблений в адрес подзащитного. По мнению стороны защиты, в деяниях подзащитного отсутствовал состав преступления.

Однако суд пришел к выводу, что подсудимый, используя оскорбление, нанесенное ему потерпевшим, в качестве повода для совершения самоуправных действий, пришел домой к последнему и самовольно, без согласия собственника, завладел имуществом, причинив потерпевшему существенный вред, который выразился в значительном материальном ущербе на сумму 8200 руб. При этом суд не согласился с квалификацией содеянного, предложенной стороной обвинения, – ч. 2 ст. 330 УК РФ, и указал, что насилие к потерпевшему было применено не с целью самоуправного завладения имуществом, а в связи с оскорблениями подсудимого. Суд приговорил признать подзащитного виновным по ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Доказыванию подлежит категория существенности вреда
В своей апелляционной жалобе адвокат обратила внимание на то, что суд первой инстанции не обосновал признак существенности вреда, имеющий решающее значения для квалификации преступления.

В приговоре указано, что потерпевшему причинен значительный ущерб, тогда как доказыванию и последующей оценке судом подлежит категория существенности вреда.

Кроме того, суд не выразил своего отношения к показаниям потерпевшего, который в судебном заседании пояснил, что ущерб заключался в том, что у него «возникли неудобства».

При рассмотрении этой жалобы судом апелляционной инстанции Новосибирского областного суда прокурор предложил приговор суда в части осуждения по ч. 1 ст. 330 УК РФ отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

В свою очередь суд указал, что выводы суда первой инстанции о виновности подзащитного в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

330 УК РФ, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Кроме того, суд не учел всех обстоятельств, которые могли повлиять на его выводы. Так, признак существенности вреда не обоснован объективными доказательствами: имущество на сумму 8200 руб.

было вынесено подзащитным из дома, непродолжительное время находилось около него и уже вскоре было возвращено обратно подзащитным – потерпевший в судебном заседании указал, что от этих событий он испытал неудобства.

Апелляционная жалоба была удовлетворена частично, приговор в части осуждения подсудимого по ч. 1 ст. 330 УК РФ был отменен, производство по делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления с признанием права на реабилитацию.

Существенным обстоятельством, повлиявшим на решение апелляционного суда, стало ошибочное отождествление стороной обвинения и судом первой инстанции категорий «существенный вред» и «значительный ущерб», в то время как понятие «значительный ущерб», согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, применяется лишь к составам преступления, включенным в гл. 21 УК РФ.

Оценочная категория как обязательный признак преступления всегда является слабой стороной правовой позиции обвинения.

Учитывая свои задачи, последняя стремится загнать в рамки понятия все, что хоть немного напоминает его суть.

При таких обстоятельствах важную роль играет активная деятельность адвоката по выявлению верного правового понимания и применения уголовного закона, а также по доведению своей правовой позиции до суда.

В настоящее время в рамках реализации права на реабилитацию, предусмотренного п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ, решается вопрос о компенсации морального вреда и возмещении имущественного вреда в связи с незаконным уголовным преследованием.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/sushchestvennyy-vred-i-znachitelnyy-ushcherb-raznye-kategorii/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть