Сговор ук

Расплывчатые формулировки взволновали предпринимателей

Сговор ук

Правительственные поправки в Уголовный кодекс, которые ужесточают ответственность за картельный сговор, могут ударить по добросовестным предпринимателям. На проблему обратил внимание бизнес-омбудсмен Борис Титов.

В своем письме в Госдуму, где законопроект находится на рассмотрении, уполномоченный отмечает, что расплывчатые формулировки позволяют привлечь к ответственности практически любого предпринимателя, который о чем-то договорился с конкурентом или партнером по бизнесу, независимо от того наступили негативные последствия или нет.

При этом максимальное наказание за картельный сговор в поправках увеличено в два раза — до шести лет заключения.

Суть претензий делового сообщества к законопроекту пояснил “Ъ FM” омбудсмен по антимонопольному законодательству Сергей Колесников: «В действующем законодательстве написано: “Ограничение конкуренции путем подписания соглашения, которое может привести к равновесию цены, к поднятию или к опусканию”. В новом законопроекте формулировка звучит таким образом: “Соглашение, которое может привести к поддержанию цен на торгах, увеличению либо понижению, считается недопустимым и ведет к заключению срока, если там допущены еще какие-то характеристики”. Разница большая.

То же самое “убийство с помощью ножа” — это одно, а “любая хозяйка, взявшая нож,— убийца” — это другое. Картель доказывается путем косвенных признаков.

Два-три года назад Свердловское УФАС признало картелем две компании только на том основании, что они ни разу не участвовали на совместных торгах. Их оштрафовали на круглую сумму порядка 400 млн руб.

Если бы действовало новое законодательство, то владельцев могли еще и привлечь к уголовной ответственности, лишить свободы. В данном случае имеется в виду любое соглашение, даже если вы в бане о чем-то договоритесь или в баре.

То есть, например, цены на рынке выросли, потому что выросла цена на нефть, и все компании, которые работают на бензине, тоже подняли цен. Если в этот момент кто-то скажет, что было какое-то соглашение, и первый придет и заявит об этом в ФАС, то чисто гипотетически это можно рассматривать как картель.

Этот правовой механизм может быть использован для того, чтобы убрать своих конкурентов».

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что картельные сговоры проникли в самые разные сферы: от строительства космодрома и поставок медицинского оборудования до гособоронзаказов и закупок силовых ведомств.

Доказать факт сговора очень сложно, а действующая санкция за это нарушение слишком мягкая, считает руководитель проекта «Гражданский контроль госзакупок» Дмитрий Доброштан. Он выступает за ужесточение законодательства: «В свое время самый большой картель по вещевому имуществу выявили у силовиков.

Все участники друг друга знали, был составлен целый график, было аукционов 20, и из десяти участников каждый имел по две закупки.

А самое интересное, что некоторые свои места могли продавать другим. Сами же коммерсанты понимали, что за ними могут следить, могут делать запросы с разных IP-адресов, использовать телефонные карточки и прочее. Данные запрашивали у телефонных операторов, и те подтверждали, что, да, между конкурентами были какие-либо телефонные разговоры. И это ложилось в общую доказательную базу.

Если мы посмотрим на количество антикартельных дел, до какого-то логического конца доведены единицы.

Многие оперативники говорят, что это сделать проблематично, потому нужно проделать большую работу. Поэтому мы считаем, что все-таки ужесточать надо. Но нужна какая-то золотая середина».

Максимальные санкции в правительственных поправках предусмотрена для случаев сговора, которые принесли доход свыше полумиллиарда рублей или причинили ущерб на сумму более 60 млн.

Конкретные денежные пороги лучше прежних размытых формулировок, считает партнер адвокатского бюро Asterisk Сергей Демченко.

Однако некоторые позиции законопроекта лучше все же доработать — в бизнесе немало примеров соглашений между конкурентами, которые не наносят вреда. «Картельный сговор — это серьезные деньги. И контроль за этим, безусловно, нужен.

То, что устанавливаются какие-то конкретные суммы, в любом случае, лучше, чем просто размытая формулировка “причинение ущерба в крупном размере”.

Но надо прописывать более конкретные вещи. Возьмем операторов мобильной связи. Зачастую операторы между собой договариваются и ставят одну вышку, где расположено оборудование нескольких сотовых операторов, а не каждый свою, просто чтобы сэкономить деньги. То есть между конкурентами подписано соглашение, но при этом никакого сговора нет»,— отмечает Демченко.

Читать далее

Как отмечают авторы законопроекта, ущерб от антиконкурентных соглашений в России составляет 1,5-2% ВВП ежегодно. А завышение картелями цен на торгах достигает 30%.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4566870

За любое деловое соглашение можно будет получить до шести лет тюрьмы

Сговор ук

Проблема сговоров и картелей в России хорошо известна /Евгений Разумный / Ведомости

Правительство внесло в Госдуму поправки в Уголовный кодекс (УК), Уголовно-исполнительный кодекс и КоАП, предусматривающие серьезное ужесточение наказаний за картельный сговор.

После их принятия, чтобы отправить предпринимателей в тюрьму на срок до шести лет, достаточно будет найти признаки соглашения между конкурентами и выявить у них доход в размере свыше 500 млн руб. или ущерб организациям, гражданам или государству в размере свыше 60 млн руб.

За участие в картеле, «повлекшее за собой ущерб свыше 20 млн руб. или извлечение дохода от 100 млн руб.», придется заплатить штраф в размере до 0,5 млн руб. либо сесть в тюрьму на срок до четырех лет.

Как указывается в пояснительной записке к законопроекту, «антиконкурентные соглашения стали одной из угроз экономической безопасности государства и начали меняться качественно: срок жизни картеля увеличился в среднем до 2–3 лет и если раньше количество аукционов, охватываемых деятельностью одного картеля, исчислялось единицами и в редких случаях – десятками, то сейчас сговоры распространяются на сотни аукционов». Авторы законопроекта приводят расчеты экспертов, согласно которым «ущерб от антиконкурентных соглашений на товарных рынках и торгах составляет 1,5–2% размера ВВП ежегодно; завышение цен в случае картелей на торгах достигает 30% (начальной стоимости предмета торгов), завышение цен картелями на товарных рынках составляет 18%, трансграничными, международными картелями – 23%.

«Разработка сметных индексов для строительства космодрома «Восточный», строительство дорог и больниц, добыча водных биологических ресурсов, поставка медикаментов и медицинского оборудования, обеспечение населения продуктами питания – далеко не полный перечень стратегически важных отраслей отечественной экономики, в которых были выявлены картели, – отмечается в пояснительной записке. – Антиконкурентные соглашения проникли даже в сферу государственного оборонного заказа. В списке потерпевших от сговоров на торгах оказались такие ведомства, как Минобороны России, ФСБ России, МВД России, ФНС России, ФТС России, Счетная палата Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации».

Проблема сговоров и картелей в России хорошо известна. Однако предложенное правительством решение может оказаться гораздо опаснее. проблема в том, что авторы документа оперируют понятиями, которые не определены в действующем законодательстве. В частности, в УК отсутствует определение картеля. «УК РФ в ст.

178 при определении картеля отсылает к федеральному закону «О защите конкуренции», – отмечает бизнес-омбудсмен Борис Титов в письме председателю Госдумы Вячеславу Володину. – Это противоречит принципу уголовного законодательства о том, что состав преступления должен быть определен в УК.

Более того, в законе «О защите конкуренции» также отсутствует полное и однозначное определение картеля».

Еще опаснее то, что из ст. 178 УК предлагается исключить такой необходимый признак объективной стороны преступления, как ограничение конкуренции.

«Это означает, что уголовный запрет не будет требовать, чтобы картель посягал на конкуренцию, а будет запретом соглашений как таковых», – отмечается в письме бизнес-омбудсмена.

«Далеко не всегда соглашения между конкурентами действительно ограничивают конкуренцию или оказывают на нее какое-либо негативное влияние», – утверждает Титов.

После таких поправок в тюрьму можно будет посадить любого предпринимателя, который о чем-то договорился с партнером, предупреждает омбудсмен по антимонопольному законодательству Сергей Колесников. «Любое соглашение может быть расценено как картель.

При этом доказывать негативные последствия ограничения конкуренции ФАС не хочет», – отмечает он. Колесников напоминает историю 2018 г.

, когда УФАС по Свердловской области обвинило компании «Молочный кит» и «Данон трейд» в создании картеля и возбудило дело о нарушении антимонопольного законодательства.

Как объясняли в УФАС, в 2015–2017 гг. региональное министерство здравоохранения объявило три тендера на поставку молока и кефира в лечебно-профилактические учреждения. По мнению антимонопольщиков, «Молочный кит» и «Данон трейд» сговорились и организовали неконкурентные торги, в которых заключали сделки без снижения начальной максимальной цены контракта.

Согласно предписанию Свердловского УФАС, «Молочный кит» был вынужден вернуть 297 млн руб. «незаконной прибыли», «Данон трейд» – 121 млн руб. Однако позже это решение было отменено апелляционной коллегией ФАС, которая не нашла прямых доказательств картельного сговора между компаниями.

«Если бы новый законопроект тогда действовал, руководители компаний сейчас отбывали бы срок в тюрьме», – отмечает Колесников.

Мало того, подчеркивает он, в тюрьму может попасть каждый, кто предлагает госструктурам уникальный продукт, у которого нет конкурентов, или те, кто организует закупочный или торговый кооператив. «Например, предприниматель производит молочную продукцию.

Ее захотел купить закупочный кооператив – объединение мелких розничных магазинов.

Если предприниматель и кооператив заключат соглашение о поставке продукции, это будет расцениваться как картельный сговор, и неважно, что никому никакой ущерб не нанесен», – говорит Колесников.

Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей предложил отделить картели на товарных рынках от сговоров на торгах и вывести картели на товарных рынках из-под уголовной ответственности; существенно повысить пороговые значения дохода и ущерба, фигурирующие в ст.

178 УК РФ; сформулировать и закрепить в законодательстве однозначное и корректное понятие картеля; сохранить в качестве обязательного условия необходимость доказывания факта ограничения конкуренции для преступлений и еще ряд поправок к новому законопроекту.

В Госдуме «Ведомостям» сообщили, что пока письмо бизнес-омбудсмена не получали, поэтому сказать, будет ли учтено его мнение при рассмотрении документа, не могут.

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2020/11/10/846472-delovoe-soglashenie

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть