Признаки форм хищения

Понятие и признаки хищения чужого имущества. Предмет хищения. Критерии выделения форм и видов хищения

Признаки форм хищения

Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества”.

Основной объект хищений по объему совпадает с родовым объектом посягательств против собственности и охватывает собой отношения собственности в сфере производства или потребления и в распределительной сфере.

Дальнейшая конкретизация объекта хищения позволяет выявить наличие у него отдельных форм и видов дополнительных объектов, в качестве которых, например, выступают: волевая сфера психики потерпевших, их телесная неприкосновенность или свобода – при грабеже (ст. 161), здоровье личности – при разбое (ст.

162), свобода волеизъявления граждан – при мошенничестве (ст. 159), функционирование хозяйственной сферы – при хищениях путем присвоения или растраты (ст. 160). В случаях хищения с проникновением в жилище (п. “в” ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст.

158, 162) в качестве дополнительного объекта следует рассматривать конституционное право граждан на неприкосновенность их жилища. Если же совершается хищение предметов или документов, имеющих особую ценность (ст.

164), то, несомненно, подрывается сохранность культурного, исторического, художественного или научного наследия народов России или других государств. Именно наличие указанных дополнительных объектов обусловливает законодательное решение о выделении названных форм и видов хищения.

По прямому предписанию приведенных статей УК предметом хищения является чужое имущество, а при мошенничестве (ст. 159), кроме того, и право на имущество.

Предметом хищения может быть имущество как движимое, так и недвижимое, т.е. все, что прочно связано с землей (здания, сооружения, предприятия, иные имущественные комплексы) и не может быть перемещено без несоразмерного ущерба его назначению (ст. 130 ГК). Однако хищение недвижимого имущества в узком смысле (т.е.

кроме воздушного и водного судна) возможно лишь в случае совершения его путем мошенничества (ст. 159) либо присвоения или растраты (ст.

160) (например, субъект путем обмана, в том числе с подлогом документов, обращает в свою собственность чужую квартиру или, существенно занижая стоимость государственного или муниципального предприятия, “приватизирует” его на свое имя или на имя своих близких).

Объективная сторона хищения по прямому указанию закона (примеч. 1 к ст. 158) предполагает материальный состав преступления и складывается из деяния, его общественно опасных последствий и причинной связи между деянием и последствиями. Исключение из общего правила представляет собой лишь разбой (ст. 162).

Последствия хищения заключаются в причинении вреда обоим элементам собственности:

а) отношениям в сфере производства или потребления;

б) отношениям в сфере распределения.

Первому из них наносится прямой имущественный вред, который можно назвать недостачей.

Последствия подобного характера обладают степенью (размером), которая исчисляется на основе трех критериев:

а) качественного (назначение и наименование похищенных имущественных ценностей);

б) количественного (число единиц имущества, принятых при ценообразовании, – в штуках, килограммах, метрах и т.п.);

в) экономического (цена за единицу имущества).

С учетом положений трудового права (ст. 246 ТК РФ) ущерб от хищения определяется по ценам, действующим в данной местности на день его причинения. Сочетание этих критериев позволяет установить общую стоимость похищенного в российских рублях.

Размер хищения денежных средств определяется по номиналу, а если речь идет об иностранной валюте или ценных бумагах, обратимых в такую валюту, – по ее курсу к рублю, объявленному Центральным банком России.

В спорных ситуациях величина преступных последствий хищения может определяться с помощью экспертизы.

Размер последствий хищения, охватываемый умыслом виновных лиц, служит базой выделения в законе и разграничения в практике трех видов хищения:

а) условно именуемого простым;

б) причинившего значительный ущерб гражданину (п. “в” ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, 160);

в) совершенного в крупных размерах (ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 158 – 160, 162);

г) в особо крупном размере (ч. 3 ст. 161, ч. 4 ст. 158 – 160, 162).

Преступное деяние, образующее хищение, возможно только в форме сложного по составу активного действия, которое, судя по его описанию в примеч. 1 к ст. 158, представляет собой “противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц”.

Несмотря на использование в этом описании противоположных по смыслу союзов, вряд ли следует искусственно разрывать на части единый процесс активной деятельности субъектов, ибо извлечение вещей из владения (собственности) одних лиц есть одновременно процесс перевода этих вещей в пользу (собственность) других лиц.

Противоправность таких действий заключается не в противоречии их запретам уголовного закона, хотя такое несоответствие, безусловно, есть, ибо иначе поведение субъекта не было бы преступлением, а в том, что у субъекта нет оснований, вытекающих из норм иных отраслей права (гражданского, трудового и др.), на обращение изымаемого имущества в собственность неуправомоченных лиц.

Признак безвозмездности действий субъекта предполагает, что он, производя обращение чужого имущества в свою пользу или в пользу третьих лиц, не возмещает собственнику (владельцу) надлежащего эквивалента в денежной форме или собственным трудом либо путем оставления взамен изъятых имущественных ценностей иных предметов, соответствующих им по стоимости. Если такой эквивалент возмещается не полностью, то хищение следует считать совершенным в размере некомпенсированной части стоимости похищаемого имущества.

В зависимости от структуры объекта посягательства (а точнее, от специфики его дополнительного объекта) совершаемые при хищении действия, направленные на обращение чужих имущественных ценностей в собственность отдельных лиц, могут учиняться различными способами, которые укладываются в рамки шести указанных законом форм хищения:

1) кражи (ст. 158);

2) грабежа (ст. 161);

3) разбоя (ст. 162);

4) мошенничества (ст. 159);

5) присвоения (ст. 160);

6) растраты (ст. 160).

Иногда относят к формам хищения также вымогательство . Между тем в ст. 221, 226 и 229 специально проводится разграничение хищения и вымогательства радиоактивных материалов, предметов вооружения или наркотических средств.

Независимо от формы хищения причинная связь между действиями виновных и наступившими последствиями носит прямой (непосредственный) характер и развивается по типу “причина – следствие”.

Субъективная сторона хищения характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

По своей структуре умысел активно действующего субъекта хищения вписывается в законодательное определение прямого умысла (ч. 2 ст.

25), в соответствии с которым лицо: сознает общественную опасность своих действий, предвидит неизбежность общественно опасных последствий (интеллектуальный момент умысла) и желает наступления этих последствий (волевой момент умысла), но эти три элемента умысла наполняются специфическим содержанием соответственно объективным свойствам хищения.

Субъект хищения прежде всего сознает, что он осуществляет воздействие на имущественные ценности, ему не принадлежащие, а само это воздействие заключается в незаконном и безвозмездном обращении данного имущества в собственность самого виновного или иных неуправомоченных лиц.

Тем самым сознанием субъекта охватывается опасность его деяния для отношений собственности в производственной или потребительской и одновременно в распределительной сфере.

Точно так же умыслом виновного охватываются свойственные отдельным формам хищения дополнительные объекты и способы преступного посягательства.

Второй признак интеллектуального момента умысла субъекта заключается в том, что это лицо предвидит неизбежность наступления общественно опасных последствий своего поведения в виде недостачи имущества на стороне собственника (владельца) и адекватной прибыли имущества на собственной стороне или стороне лиц, в пользу которых он действует. Вместе с тем данные последствия предвидятся не вообще, а в определенных размерах. Такое содержание умысла опирается на те же критерии, которыми впоследствии пользуются следователь и суд, определяя размер хищения (назначение имущественных ценностей, их количественные параметры и цена за единицу имущества).

Наконец, волевой момент умысла расхитителя характеризуется желанием наступления предвидимых последствий ради обогащения самого субъекта или иных лиц.

В тех случаях, когда умысел виновного направлен на завладение чужим имуществом в значительных размерах (для гражданина) или в крупных, особо крупных размерах, но не был осуществлен по причинам, не зависящим от воли субъекта, содеянное им следует квалифицировать как покушение на хищение (ч. 3 ст. 30) в указанных размерах независимо от стоимости фактически похищенного имущества.

Корыстная цель при хищении определяется стремлением субъекта не к любому противоправному извлечению имущественных выгод, а к получению этих выгод за счет обращения в собственность имущества, безвозмездно изымаемого из фондов или из владения законных собственников и иных владельцев.

Субъектами хищения обычно признаются вменяемые лица, достигшие ко времени его совершения 14-летнего возраста (ч. 2 ст. 20). Исключение сделано в законе лишь для случаев хищения путем мошенничества (ст. 159), присвоения или растраты (ст. 160). Ответственность за их совершение по буквальному тексту ч. 1 ст. 20 должны нести лица, которым исполнилось 16 лет.

Грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества,

Статья 161. Грабеж

Источник: https://zdamsam.ru/a62412.html

Общие квалифицирующие признаки хищения

Признаки форм хищения

Шеслер Александр Викторович, профессор кафедры уголовного права Томского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

В статье рассматриваются общие квалифицирующие признаки хищения как преступления против собственности: хищение группой лиц по предварительному сговору, хищение с незаконным проникновением в жилище, хищение в особо крупном размере, хищение организованной группой и др.

Ключевые слова: хищение, квалифицирующие признаки хищения, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, хранилище, значительный ущерб, жилище, крупный размер, особо крупный размер.

General classifying elements of theft

A.V. Shesler

The general qualifying signs of embezzlement, such as crimes against property: embezzlement of a group of persons by prior conspiracy, embezzlement with illegal penetration into a dwelling, embezzlement of especially large amounts, embezzlement organized by a group and etc., are under consideration in the present article.

Key words: embezzlement, qualifying signs of embezzlement, a group of persons by prior conspiracy, organized group, depository, extensive damage, dwelling, large amount, especially large amount.

Кроме основных общих признаков хищений составы этих преступлений характеризуются также некоторыми общими квалифицирующими признаками.

Наличие этих признаков существенным образом увеличивает общественную опасность хищений и является средством дифференциации уголовного наказания, позволяющим законодателю установить более суровую санкцию по сравнению с той, которая предусмотрена за совершение хищений без квалифицирующих признаков .

В отличие от квалифицирующих признаков, предусмотренных в статьях Особенной части УК РФ, обстоятельства, отягчающие наказание, предусмотренные ст. 63 УК, являются средством судебной оценки общественной опасности конкретного преступления и лица, его совершившего. Эти обстоятельства позволяют суду индивидуализировать наказание в пределах санкции конкретной статьи Особенной части УК или части этой статьи.

К числу таких признаков, характеризующих все формы хищения, относится прежде всего совершение хищения группой лиц по предварительному сговору. Такое соучастие предполагает, во-первых, возникновение субъективной связи между соучастниками преступления до совершения действий, входящих в объективную сторону состава хищения.

Если субъективная связь между соучастниками возникает в процессе выполнения деяния, составляющего основу объективной стороны состава хищения, то предварительного сговора нет . Ошибки в установлении момента возникновения субъективной связи между лицами, имеющими определенное отношение к совершенному преступлению, влекут за собой ошибки в квалификации.

Так, Верховный Суд РФ отменил приговор Астраханского областного суда в отношении Солнышкина в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Солнышкин был осужден за соучастие в разбойном нападении по предварительному сговору группой лишь на том основании, что он, подплывая к заливу в шлюпке, в которую потом подсели участники разбойного нападения Алексеев и Кюдыров, оказался свидетелем преступления (разбоя, а затем убийства потерпевшего).

Суд первой инстанции оценил нахождение преступников в лодке как знание Солнышкина о предварительных намерениях Алексеева и Кюдырова. Вместе с тем обстоятельства дела свидетельствуют об отсутствии предварительной договоренности между Солнышкиным и указанными лицами.

В то время, когда Солнышкин повернул к заливу, разбойное нападение было уже совершено, а подплыл к берегу он потому, что Алексеев угрожал ему расправой. Боясь, что с ним поступят, как с потерпевшим, он выполнил это требование, а затем о совершенном преступлении сообщил в прокуратуру. Отменяя приговор, Верховный Суд РФ исходил из того, что Солнышкин не имел предварительной договоренности с преступниками, не был осведомлен об их намерениях, не был связан с ними единством умысла .

Аналогичную позицию высказывают также другие авторы (см., напр.: Векленко В.В., Николаев К.Д. Отягчающие обстоятельства хищений. Омск: Омская академия МВД России, 2009. С. 150 – 151).
См.: Судебная практика к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2001. С. 161 – 162.

В другом случае Верховный Суд РФ изменил квалификацию действий Миловидова с разбоя, совершенного по предварительному сговору группой лиц, на грабеж, совершенный по предварительному сговору группой лиц, а из приговора в части осуждения Ахлюстина за убийство, сопряженное с разбоем, исключил такой признак, как предварительный сговор. Свое решение суд мотивировал тем, что осужденные договорились о завладении деньгами потерпевшего путем грабежа. Телесные повреждения потерпевшему причинил только Ахлюстин без договоренности с Миловидовым .

См.: Судебная практика по уголовным делам Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека. М.: Городец, 2006. С. 572 – 573.

Отметим, что судебной практике известны случаи, когда присоединение одного лица к уже начавшейся преступной деятельности другого лица, входящей в объективную сторону конкретного преступления, вполне обоснованно квалифицировалось как хищение, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

Это возможно, когда преступник, встретив значительные затруднения, временно приостанавливает преступную деятельность, которая уже вписывается в юридические границы конкретного состава преступления, и начинает подыскивать себе соучастника для доведения преступления до конца.

Возникновение субъективной связи между соучастниками до продолжения временно приостановленной преступной деятельности образует предварительный сговор на совершение преступления .

См.: Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М.: Юрид. лит., 1971. С. 231 – 232.

Характер предварительного сговора на совершение преступления принципиального юридического значения не имеет. Этот сговор может возникать задолго до совершения преступления, непосредственно перед его совершением, способ соглашения может быть письменным, словесным, в виде конклюдентных действий и т.д.

Степень согласованности действий соучастников при наличии между ними предварительного сговора может быть различной, однако во всех случаях субъективная связь между ними не является минимальной, т.е. не ограничивается знанием каждого участника о присоединяющейся деятельности других лиц.

Даже в элементарной форме предварительный сговор предполагает некоторую детализацию совместной преступной деятельности.

Во-вторых, совершение хищения группой лиц по предварительному сговору предполагает соисполнительство, при котором каждый из соучастников полностью или частично выполняет объективную сторону состава преступления, прежде всего деяния, состоящего в изъятии или обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Вместе с тем отметим, что в судебной практике применительно к таким формам хищения, как кража, грабеж, разбой, наметилась тенденция относить к участникам группового преступления не только соисполнителей, но и других соучастников хищения.

В частности, Верховный Суд РФ признал соучастников ограбления соисполнителями и указал, что для ответственности за преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, не требуется, чтобы каждый участник принимал непосредственное участие в этом преступлении.

Суд аргументировал свою позицию тем, что между соучастниками преступления состоялся предварительный сговор на совершение преступления, они действовали согласованно, поровну разделили похищенное. Однако непосредственно в завладении деньгами участвовал один из преступников .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 1. С. 4.

В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” к соисполнителям отнесены лица, которые непосредственно не осуществляли изъятие имущества, однако непосредственно оказывали содействие исполнителю в совершении преступления: не проникали в жилище, но участвовали во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозили похищенное, подстраховывали других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления . Представляется, что речь должна идти все-таки не обо всех лицах, содействовавших исполнителю хищения, а о тех из них, которые оказались на месте преступления во время его совершения. Такую позицию можно предложить как компромиссную в условиях сложившейся судебной практики. В целом, если считать соисполнителями хищения тех, кто во время и на месте совершения преступления оказывает содействие лицам, выполняющим объективную сторону определенного состава преступления, то невозможно будет установить отличие между соисполнителями и лицами, действиям которых уголовный закон придает различную общественную опасность, различное юридическое значение и которых называет исполнителями, организаторами, подстрекателями и пособниками (ч. 1 ст. 33 УК). По этой причине следует поддержать те решения судов, согласно которым соисполнителями преступления надо считать лиц, полностью или частично выполнивших объективную сторону конкретного состава хищения . Так, Верховный Суд РФ не признал соучастников разбоя соисполнителями, квалифицировав их действия не как совершенные группой лиц, а со ссылкой на ст. 33 УК. Суд аргументировал свою позицию тем, что нападение на потерпевшего с целью завладения имуществом совершил один из соучастников. При этом суд указал, что действия лица, не принимавшего непосредственного участия в нападении на потерпевшего, но содействовавшего совершению преступления, следует квалифицировать как пособничество разбойному нападению, а не соисполнительство . В другом решении Верховный Суд РФ не признал пособника кражи участником группы лиц по предварительному сговору на том основании, что он не принимал участия в совершении кражи аккумулятора, а лишь содействовал этому, посоветовав, с какой машины его можно снять .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 3. Затронутая нами проблема давно обсуждается в юридической литературе (см., напр.: Галиакбаров Р.Р. Квалификация групповых преступлений. М.: Юрид. лит., 1980. С. 60 – 63). См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 4. С. 10 – 11.

См.: Судебная практика по уголовным делам Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека. М.: Городец, 2006. С. 613.

В связи с тем что субъектом присвоения или растраты является лицо, которому чужое имущество вверено, все участники группы, совершающей хищение в этой форме, должны обладать признаками специального субъекта преступления.

Лица, не обладающие указанными признаками специального субъекта, но непосредственно участвовавшие в хищении имущества по предварительному сговору, несут ответственность по ст. ст.

33 и 160 УК как организаторы, подстрекатели или пособники .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”.

Признание такого соучастия в качестве квалифицирующего признака связано с тем, что предварительный сговор между соучастниками хищения усиливает интенсивность их взаимодействия между собой, а соисполнительство позволяет им легче преодолеть усилия потерпевшего по защите своих имущественных прав.

При совершении грабежа и разбоя, кроме того, соединение усилий соисполнителей приводит к умалению способностей потерпевшего защитить свою телесную или психическую неприкосновенность в результате особого восприятия им посягательства как более опасного и в результате более эффективного преодоления его сопротивления непосредственным согласованным воздействием нескольких лиц.

Совершение хищения организованной группой во всех случаях признается обстоятельством, отягчающим наказание, так как организованная группа в силу четкой дифференциации функций и согласования усилий между ее участниками способна увеличить общественную опасность группового хищения через повышение его результативности. Стойкость преступных устремлений участников такой группы увеличивает возможность совершения ими новых хищений.

Конкретизируя понятие организованной группы, которое дано в ч. 3 ст. 35 УК, Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 Постановления от 27 декабря 2002 г.

N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” в качестве ее признаков указывает на устойчивость, наличие в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

В этом же Постановлении отмечается, что об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей). Действия всех участников организованной группы независимо от их роли в содеянном предписывается квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК . В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате” в качестве еще одного признака организованной группы называется стабильность состава участников. Если в состав организованной группы, совершившей хищение, предусмотренное ст. 160 УК, входят лица, которым имущество не вверялось, то в соответствии с этим Постановлением они несут ответственность согласно ч. 4 ст. 34 УК как организаторы, подстрекатели либо пособники преступления . Очевидно, имеется в виду, что квалифицирующий признак организованной группы без ссылки на ст. 33 УК должен вменяться только лицам, обладающим признаками специального субъекта .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 4.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/78919-obshhie-kvalificiruyushhie-priznaki-khishheniya

Начать свою работу я хотел бы с раскрытия понятия хищение.

Данное определение находится в примечании статья 158 УК РФ, то есть хищением является совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Традиционно науке уголовного права, хищение имеет свои отличительные признаки состава преступления. Так, предметом хищение будет являться чужое имущество, либо право на чужое имущество. Объект – отношение собственности.

Объективную сторону можно подразделить или объединить на «изъятие и (или) обращение» Субъективной стороной будет являться прямым умыслом, с корыстной целью. Таким образом, данное преступление считается оконченным с момента, когда само имущество перешло в собственность виновного, и в последствии имеющий реальную возможность распоряжения этим имуществом.

Подразделение хищений на формы и виды, следует отразить характер и степень общественной опасности хищения, учитывая из степени выраженности и своеобразия определенных признаков преступления. Тем самым достигается разделение ответственности за хищения.

В истоках разграничения хищений по характеру и степени общественной опасности, принятой в специальной литературе и выделенной в законодательстве, находят два критерия: размер причиненного ущерба и способ совершения преступления. Виды хищения различаются исходя из размера причиненного ущерба.

Подразделение на формы хищения осуществляется исходя из способа совершения преступления.

Вообще, хищения по своей специфике, можно разделить на насильственные и ненасильственные. К насильственным хищениям можно отнести: 1)грабеж с применением насилия не опасного для жизни человека, или его здоровья, или же угрозой такого насилия (п.

«г» ч. 2 статьи 161 УК РФ), 2) разбой (статья 162 УК РФ). К ненасильственным можно отнести: 1) кражу (статья 158 УК РФ), 2)мошенничество (статья 159 – 159.

6), 3) присвоение (статья 160 УК РФ), 4) растрату (статья 160 УК РФ), 5) грабеж (статья 161 УК РФ).

Для деления форм хищение законодатель использует способ совершения преступления. Так, изъятие чужого имущества может быть как открытым, так и тайным, с примирением насилия (угрозой его применения), или же совершенное обманным путем, или злоупотреблением доверия.

В уголовном праве нет единого мнения о выделении форм хищения, но выделение форм хищения признаются всеми учеными юристами. Их различают в шести формах:

1) Кража (статья 158 УК РФ). Кража считается одним из самых распространенных преступлений в уголовной практике России. Отличительным признаком от других форм хищения является тайностью изъятия чужого имущества. Как существенно отмечает Б.Д.

Завидов «тайность хищения есть специфический признак кражи, отличающий ее от других форм хищения. Решающим при оценке тайности хищения является осознание самим виновным того, что он изымает чужое имущество тайно, то есть скрыто от потерпевшего и иных лиц».

Кража предусмотрено статьей 158, состоящих из 4 частей.

В одной из этих частей, пункт «а», части 3 («кража, совершенная с незаконным проникновением в чужое имущество»), встречается конкуренция уголовно-правовых норм, которое в свою очередь можно подразделить на две уголовно-правовые нормы, а именно на статью 139 УК РФ («незаконное проникновение в чужое имущество»), и ч.1 статью 158 УК РФ.

Исходя из теоретических позиций науки уголовного права России, можно выделить объективные и субъективные критерии, раскрывающая тайность хищения.

С субъективной стороны виновный, в совершении кражи предполагает, что совершаемые им действия являются тайными, то есть никто не видит этих действий.

Если рассматривать с объективной точки зрения, то можем заметить, что ситуация происходит следующим образом:

– виновный думает, что действует тайно, и что его действий никто не видит;

– виновный думает, что действует тайно, но ситуация происходит в присутствии посторенних лиц;

– виновный думает, что действует тайно, но на самом же деле есть свидетели, но не предполагающие противоправности этих действий;

– виновный думает, что действует тайно, в присутствии посторонних лиц, понимающих противоправность действий, но сам преступник не понимает этого;

– изъятие имущества происходит в присутствии близких лиц, не осознающих противоправности.

2) Мошенничество (статья 159 УК РФ). Мошенничеством будет считаться хищение чужого имущества, или же права на чужое имущество, совершенное обманным путем, или злоупотреблением доверия. Исходя из определения, мошенничество можно разделить на две формы: 1.

Мошенничество, совершенное обманным путем 2. Мошенничество, совершенное злоупотреблением доверия.

Механизм мошенничества заключается в том, что виновный совершает преступление посредством потерпевшего, который под обманом передает в собственность или законное владение, наделяя того правомочием в отношении этого имущества.

3) Присвоение (статья 160 УК РФ). Присвоение – обращение виновного чужого имущества в свою пользу, путем удержания его в собственном владении.

4) Растрата (статья 160 УК РФ). Растрата – обращение виновным в свою пользу путем его потребления или расходования, либо в пользу другого лица путем отчуждения его в их владении. Субъектом в этой статье является специальное, вверенное лицо.

5) Грабеж (статья 161 УК РФ). Отличительным признаком от других форм хищения являться, то, что грабеж совершается открытым способом хищения. Грабеж можно разделить на: 1. ненасильственный грабеж; 2.

насильственный грабеж, с применением насилия не опасного для жизни или здоровья человека. По поводу разделения этих форм грабежа существуют различные мнения.

Для разграничений насильственного грабежа и разбоя, особенно если разбой был совершен с угрозой применения насилия, нет конкретных и определенных различий.

В целом можно сказать, что данные составы являются родственными, и их разграничения вызывают трудности у правоприменителей. Г. Н. Борзенков предлагает внести изменения, выделив насильственный грабеж в самостоятельную форму хищения. С. М. Кочои, Н. А Лопашенко так же поддержали данную позицию.

6) Разбой (статья 162). Разбой считается одним из самых опасных форм хищения, сопряженный с насилием, опасным для жизни или здоровья человека, или угрозой применения такого насилия. Сущность разбоя заключается в стремлении завладеть чужим имуществом путем применения насилия.

Тем самым одновременно происходит посягательство на отношение собственности и на личность. Насилие, угроза его применения выступает в роли средства хищения с целью облегчить изъятие или удержания имущества. Хотелось бы добавить, что состав разбоя усеченный.

Преступление будет считаться оконченным с момента применения насилия (угрозой его применения).

Значение способа хищения, а в последствии, и выделения форм хищений заключается в том, что способ хищения дает возможность разделить хищения по характеру действий, по содержанию приемов и средств завладения имуществом.

Выделение форм хищения оказывает содействие дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности за различные по степени общественной опасности виды преступного поведения в хищении. Можно согласиться с мнением с Г.Н.

Борзенковым, отмечающим: “Отсутствие четкого закрепления в законе форм хищения затрудняет решение многих вопросов квалификации хищения”.

Наряду с формами хищения требуется выделять и виды хищения. Вид хищения имеет влияние на квалификацию содеянного. Касаемо видов хищение, подразделяются они в зависимости от размера похищенного имущества.

Размер похищенного имущества лежит в основе разграничения уголовной ответственности за хищения, повлекшие различные общественно-опасные последствия. Выделение видов хищения связанно с последствием хищения, то есть с имущественным ущербом. По размеру хищение разграничиваются на административные проступки и преступления.

Анализы видов хищения развернуто освящён в научных работах А. Г. Безверхова, Н. А. Лопашенко и др. Таким образом, виды хищения можно разделить на следующие группы:

1) Мелкое хищение (статья 7.27 КоАП) – в формах кражи, присвоения, растраты, мошенничество, без группы лиц, путем свободного доступа. Тут же можно дополнить в форме ненасильственного грабежа.

2) Преступное хищение, когда нет признаков мелкого хищения. Размер такого хищения составляет как минимум 2500 тысячи рублей, и свыше.

3) Преступное хищение, причинившее значительный ущерб потерпевшему. Размером такого хищения будет являться сумма свыше 5 тысячи рублей, или же в зависимости от материального, финансового положения лица (примечание 2 к статье 158 УК РФ).

4) Преступное хищение, совершенное в крупном размере. Крупным размером считается сумма свыше 250 тысячи рублей (примечание 4 к статье 158 УК РФ).

5) Преступное хищение, совершенное в особо крупном размере. Особо крупным размером считается сумма свыше 1 миллиона рублей (примечание 4 к статье 158 УК РФ).

6) Преступное хищение предметов, имеющих особую ценность (историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения). Данное хищение регулируется статьей 164 УК РФ.

Источник: https://videouroki.net/razrabotki/formy-i-vidy-khishchieniia.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть