Приговор ст 163 ук рф

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 163, 330 УК РФ

Приговор ст 163 ук рф

РЕЧЬ ЗАЩИТНИКА

в прениях по уголовному делу

по обвинению П.Г.Л.

Ваша честь, предметом рассмотрения по данному делу является наличие или отсутствие в действиях подсудимого П. Г.Л. состава преступления.

Что же совершил подсудимый? Если коротко описать его действия, то он забрал обратно украденный у него сотовый телефон и пытался возместить себе понесенные им, в результате хищения у него телефона, а так же помочь возместить убытки, понесенные потерпевшим А.

Прокуратура предлагает квалифицировать действия моего подзащитного, как самоуправство и вымогательство.

С предложенной квалификацией не согласен, как не согласен и с тем, что действия моего подзащитного вообще подлежат квалификации по какой-либо из статей УК РФ.

Начну с самоуправства.

Гособвинитель полагает, что потерпевшему А. был причинен существенный вред, а именно в размере стоимости телефона, т.е. 2600 рублей, которые он заплатил, покупая телефон у потерпевшей Ф.

Чем подтверждается факт того, что А. заплатил эти деньги? Показаниями самого потерпевшего. Частично и показаниями свидетеля П.

, который подтвердил, что действительно телефон был приобретен при обстоятельствах, описанных А. Больше ни чем.

Показания потерпевшего А., в части приобретения телефона за названную им сумму, опровергаются показаниями потерпевшей Ф. Она говорит, что такой телефон в ее магазине вообще не продавался.

При этом, по словам гособвинителя, показания потерпевших согласуются между собой.

Если они согласуются, то, что же тогда можно назвать противоречием? Чьи показания правильнее, кто говорил правдивее? Я полагаю, что в данном случае потерпевшая Ф.

Можно сказать, что в данном случае мое мнение основано на предположении. Это правда. Но обвинительный приговор, в отличие от моего мнения, не может быть основан на предположениях. А вопрос о сумме, которую платил или не платил потерпевший А., крайне важен.

Не установив точной суммы, нельзя делать вывод о том, что действия моего подзащитного причинили существенный вред протерпевшему А.. Нельзя же всерьез рассматривать мнение прокуратуры о том, что действия моего подзащитного подорвали авторитет всех работников всех правоохранительных органов РФ.

А существенного вреда вообще, в целом, без конкретизации, не бывает.

Что касается материальных требований потерпевшего А., то они должны быть предъявлены не подсудимому, а продавцу, продавшему столь проблемный телефон, да еще и без документов.

Относительно же того, что человек, которого вызывают в милицию, уже изначально боится и его действия в милиции, пусть даже, с виду, добровольные, совершаются под давлением испуга оттого, что он попал в милицию, то такая позиция находит полный отклик и понимание в моем адвокатском сердце.

Абсолютно согласен. К сожалению, вся судебная практика идет по противоположному пути.

Сколько раз я пытался объяснить, что люди давали показания в милиции, будучи напуганными одним фактом нахождения в милиции, и подписывали свои показания, не читая, от страха, столько же раз суды не признавали эти доводы, поясняя, что в милиции ничего страшного нет, и для того, что бы человек испугался, на него милиционеры должны были оказывать какое-то воздействие. Увы, и в данном случае, полагаю, что приход потерпевшего в милицию, сам по себе, еще не говорит о том, что телефон он отдал против своей воли. А специально его не пугали, как указывает сам потерпевший.

И вообще, о каком оспаривании правомерности действий П.Г.Л может идти речь, если он забирает телефон, который (и это никем не оспаривается) принадлежит ему, поскольку подарен ему его женой, у которой есть документы на этот телефон. Причем забирает он его у А., у которого нет на телефон никаких документов, у него нет даже чека.

Какой закон или нормативный акт запрещает гражданину забрать похищенное у него имущество у лица, которое не может предъявить никаких документов на право владения этим имуществом? Теперь, если у меня на улице отберут сотовый телефон, то я не могу тут же отобрать его обратно? Мне сначала нужно пойти написать заявление, велев грабителю обождать меня и никуда не уходить? Кто-то может сказать, что это другая ситуация, но в чем она другая, в том, что с момента пропажи телефона прошло время? Какое время должно пройти, что бы ситуация стала другой? Как раз право собственности граждан, в том числе и П.Г.Л. должны охраняться законом, как это записано в Конституции РФ.

Таким образом, в действиях П.Г.Л. в отношении потерпевшего А. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ, не говоря уже о ст.286 УК РФ.

Теперь о вымогательстве.

Конечно угроза написания заявления, или, как говорит сама потерпевшая, угроза того, что сам П.Г.Л., лично, возбудит уголовное дело, это угроза распространения сведений, позорящих потерпевшую. Согласен. Но только с одной оговоркой. Только в том случае, если возбуждение уголовного дела, в отношении П.Г.Л.

, тоже признать распространением сведений, позорящих его. В противном случае получается дискриминация. Если П.Г.Л. пишет заявление, или сам, каким-то образом возбуждает уголовное дело, то он позорит потерпевшую. А если возбуждают в отношении его, то никакого позора нет. Это, по меньшей мере, несправедливо.

Теперь посмотрим, что такое распространение сведений, позорящих потерпевшую? Ст.129 УК РФ – это клевета. То есть П.Г.Л. должен был заведомо знать, что распространяемые им сведения заведомо не соответствуют действительности. Никто не доказал, что сведения были заведомо ложными. Ст. 163 УК РФ в качестве угрозы предполагает и распространение и правдивых сведений.

Но проблема то в том, что обращение в органы, уполномоченные проверять заявления граждан, это не распространение сведений. Это правомерные действия. Вот если окажется, что заявление заведомо ложное, то, пожалуйста, привлекайте за заведомо ложный донос.

Еще раз подчеркну: нельзя считать распространением каких-либо позорящих сведений, обращение в уполномоченные на проверку заявлений, органы.

Кроме того, полагаю, что потерпевшая, даже не имея юридического образования, просто из жизненного опыта, соответствующего ее возрасту, полученного из книг и телепередач, знала, что, даже если бы П.Г.Л. каким то особенным способом и возбудил в ее отношении уголовное дело, то рассматривал бы это дело не он сам, а суд.

Полагаю, что, несмотря на сложившееся в обществе мнение, потерпевшая должна была знать, что невиновного человека наш российский суд никогда не осудит. Таким образом, я не вижу, чего именно она могла бояться, если речь шла о возбуждении в ее отношении уголовного дела. Никаких же угроз отобрать весь товар, П.Г.Л.

не вменяется.

Для того чтобы обоснованно осудить подсудимого за вымогательство, следует установить, в том числе и то, в чем выражалась объективная сторона преступления, т.е. какие действия совершил П.Г.Л., какие угрозы он высказывал.

Из исследованного меморандума телефонных переговоров я не усмотрел ничего, что можно было бы расценить, как угрозу. Более того, вопросы – «когда вы мне принесете деньги?» я бы даже не назвал требованиями, а ведь вымогательство, это требование передачи чужого имущество или денег.

Попрошайничество же на сегодняшний день уголовно не наказуемо.

В материалах дела имеется и расписка потерпевшей, в которой она пишет, что добровольно возвращает вещи.

Еще раз хочу сказать, если человека не принуждают физически, если ему не угрожают насилием, лишением свободы и тому подобными карами, то зачем ему писать подобные расписки, не будучи ни в чем виноватым? Почему бы сразу не отказаться? Я полагаю, что убедительных объяснений появлению этой расписки потерпевшая так и не дала.

 Факт продажи похищенного телефона в магазине Ф. подтверждается показаниями потерпевшего А. и свидетеля П..

Возможно возникнет вопрос – отчего это адвокат ссылается на противоречивые, или, как сказала гособвинитель, согласующиеся между собой, показания потерпевших, то подвергая сомнению одни из них, и ссылаясь на другие, то наоборот? Ответ прост.

Потому, что следствие не удосужилось устранить имеющиеся в них противоречия, а неустранимые сомнения, в том числе и в правдивости показаний, толкуются в пользу обвиняемого, в данном случае, моего подзащитного. А вот как обосновать такими показаниями обвинительный приговор – это вопрос.

Возможно, суд решит переквалифицировать действия П.Г.Л. в отношении Ф. с вымогательства на самоуправство. И в этом случае я не смогу согласиться с такой квалификацией. Поясню почему. Самоуправство, это совершение действий. А какие действия совершал П.Г.Л.

? Спрашивал: «ну, когда же?» Это не действия. Использовал ли он при этом свое должностное положение, что придавало бы этим, невинным, на первый взгляд, вопросам, более страшный, угрожающий смысл? Нет и еще раз нет.

Прежде всего, потому, что он в этом не обвиняется, а остальные причины, в связи с этим, уже не важны.

Если подсудимый мог бы возбудить дело в отношении Ф., но за деньги не стал этого делать, то отчего же его не привлекли за получение взятки? Если подсудимый не мог возбудить уголовного дела, но говорил, что может, но за деньги не будет, то его следовало привлечь за мошенничество, чего сделано не было.

Таким образом, в действиях П.Г.Л. в отношении потерпевшей Ф., отсутствует не только состав преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, но и ст. 330 УК РФ.

Подводя итог сказанному, прошу Вас, Ваша честь вынести справедливый и обоснованный оправдательный приговор в отношении моего подзащитного. А оправдать его я прошу в связи с отсутствием в его деяниях состава преступления.

Источник: https://pravo163.ru/rech-zashhitnika-ob-opravdanii-podsudimogo-po-st-163-330-uk-rf/

Статья 163. Вымогательство

Приговор ст 163 ук рф

Статья 163. Вымогательство

1.

Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, –

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

2. Вымогательство, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. – Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия;

г) в крупном размере, –

наказывается лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Вымогательство, совершенное:

а) организованной группой;

б) в целях получения имущества в особо крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, –

г) утратил силу. – Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 93П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлены нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что в постановлениях о продлении срока содержания под стражей не были приведены основания для продления срока содержания заявителей под стражей, а также нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителей под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения их свободы.

По приговору Пресненского районного суда г. Москвы от 24 мая 2004 г. Шейдяков Г.В. был осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 285, п. п. “а”, “б”, “в” ч. 3 ст. 286, п. п. “а”, “г” ч. 2 ст.

163 УК РФ, к 5 годам лишения свободы с лишением права службы в органах внутренних дел сроком на 3 года, с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения в отношении него изменена с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 88П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

По этому же приговору Денисов оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. “б” ч. 2, п. п. “а”, “б” ч. 3 ст. 163, п. п. “б”, “в”, “г” ч. 2, п. п. “а”, “б”, “в” ч. 3 ст. 162, п. п. “б”, “г”, “д” ч. 2, п. “а” ч. 3 ст. 161, “б” ч. 2, п. п. “а”, “б” ч. 3 ст. 159 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступлений.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.05.2017 N 1-АПУ17-5Приговор: По ч. 2 ст. 210 УК РФ за участие в преступном сообществе; по ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в банде; по п. п. “а”, “б” ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство; по ч. 2 ст. 167 УК РФ за умышленное уничтожение имущества (2 эпизода); по п. “а” ч. 3 ст.

163 УК РФ за вымогательство (2 эпизода).

Определение ВС РФ: Приговор отменен, уголовное дело направлено на новое разбирательство в особом порядке в тот же суд иным составом суда, поскольку суд принял решение об уменьшении объема обвинения в особом порядке, несмотря на то, что для этого требовалось исследование собранных по делу доказательств.

по п. п. “а”, “б” ч. 3 ст. 163 УК РФ к лишению свободы на 5 лет 6 месяцев,

по ч. 2 ст. 167 УК РФ (по эпизоду уничтожения имущества П.) к исправительным работам на 1 год с удержанием 10% заработной платы в доход государства,

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1013-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Громова Дениса Викторовича на нарушение его конституционных прав статьей 163 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьей 23 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему Конституцией Российской Федерации (статья 71, пункты “в”, “о”) дискреционные полномочия в сфере регулирования права собственности и связанных с ним отношений по владению, пользованию и распоряжению имуществом, установил – исходя из конституционно признаваемых целей, включая защиту прав и законных интересов других лиц, и вытекающих из Конституции Российской Федерации требований справедливости, разумности и соразмерности (пропорциональности) – способы охраны собственности, в том числе от преступных посягательств, и закрепил в Уголовном кодексе Российской Федерации составы преступлений, объектом уголовно-правовой охраны от которых выступает собственность. На достижение названных целей направлена и статья 163 УК Российской Федерации, предусматривающая уголовную ответственность за вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких (часть первая), и за вымогательство, совершенное в целях получения имущества в особо крупном размере (пункт “б” части третьей) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2016 года N 1316-О).

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 63П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что власти продлевали срок содержания заявителя под стражей до вынесения приговора по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования длительного лишения свободы, а также нарушение подпункта “c” пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при принятии судебного решения, что также повлекло за собой незаконное содержание заявителя под стражей.

По приговору Тюменского областного суда от 6 мая 2008 года Некрасов осужден по ч. 2 ст. 209, п. “а” ч. 3 ст. 158, п. п. “а”, “б” ч. 3 ст. 162, ч. 3 ст. 127, ч. 4 ст. 166, п. п. “а”, “в” ч. 4 ст. 162, п. п. “ж”, “з”, “к” ч. 2 ст. 105, п. “а” ч. 4 ст. 162, п. п. “а”, “б” ч. 4 ст. 162, п. п. “а”, “б” ч. 3 ст.

163 УК РФ, за каждое из 2 преступлений, предусмотренных п. п. “а”, “б” ч. 4 ст. 226 УК РФ, за каждое из 2 преступлений, предусмотренных пп. “а” ч. 3 ст. 126 УК РФ, на основании ч. 3 ст.

69 УК РФ к 25 годам лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а последующих 15 лет – в исправительной колонии строгого режима.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26.04.2017 N 20П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что власти продлевали срок содержания осужденных под стражей по основаниям, которые не могут считаться “достаточными” для обоснования длительного лишения их свободы.

По приговору Томского областного суда с участием присяжных заседателей от 31 марта 2006 года Ушаков осужден по п. “а” ч. 3 ст. 126, п. п. “ж”, “з” ч. 2 ст. 105, п. п. “а”, “б” ч. 3 ст. 163, ч. 1 ст. 222 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 22 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 7 ст.

79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение Ушакова по приговору Томского областного суда от 14 февраля 1997 года. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 14 февраля 1997 года и окончательно назначено 23 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. По ст.

119 УК РФ Ушаков оправдан за непричастностью к совершению данного преступления.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 19.04.2017 N 78-АПУ17-11СППриговор: Осужденные 1 и 2 – по п. п. “б”, “е”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; ч. 3 ст. 30 и п. п. “а”, “б”, “е”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за покушение на убийство.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

2) 6 марта 2012 г. тем же районным судом по п. п. “а”, “б” ч. 3 ст. 163 УК РФ, с частичным сложением наказаний по двум приговорам, к 15 годам лишения свободы со штрафом в размере 1 000 000 рублей,

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 09.03.2017 N 72-АПУ17-4Приговор: Осужденный-1 – по п. “б” ч. 4 ст. 158 УК РФ за кражу, по п. п. “а”, “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, осужденный-2 – по п.

“б” ч. 4 ст. 158 УК РФ за кражу.Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено из осуждения по ч. 4 ст. 158 УК РФ указание на квалифицирующий признак “с причинением значительного ущерба гражданину”.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UK-RF/osobennaja-chast/razdel-viii/glava-21/statja-163/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть