Преступление совершенное устойчивой группой лиц заранее объединившихся

Признаки организованной группы

Преступление совершенное устойчивой группой лиц заранее объединившихся

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 3Следующая ⇒

В соответствии со статьей 35 УК РФ под организованной группой следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Организованная группа характеризуется высоким уровнем организованности, планирования и тщательной подготовки преступлений, распределением ролей между соучастниками.

Признаками организованной группы являются устойчивость и предварительное объединение членов группы для совершения одного или нескольких преступлений

В специальной литературе существует мнение, что одним из основных отличительных признаков организованной группы является предварительная соорганизованность для совершения одного или нескольких преступлений. Так, В. Осин говорит о разных уровнях соорганизованности преступных групп[1]. Р.Р.

Галиакбаров характеризует организованную группу как “формирование, сорганизовавшееся для более успешного совершения преступления”[2]. Предварительный сговор выступает лишь как один из элементов предварительной соорганизованности.

Сговор заключается в достижении определенной договоренности на согласованное направление усилий в процессе общественно опасного посягательства. К сожалению, в судебно-следственной практике, как правило, констатируется лишь сам факт предварительного сговора и не выясняются все обстоятельства, имеющие отношение к предварительной соорганизованности.

Сговор налицо в тех случаях, когда совместная деятельность участников организованной группы, объединение их сил и возможностей в процессе непосредственного совершения преступления обусловлены соглашением между ними, согласно которому у участников группы возникают взаимные обязательства по выполнению определенных функций, на “согласованную часть единого группового посягательства”. Кроме этого, налицо также возможность требовать от других участников группы исполнение их обязательств как в процессе непосредственного преступления, так и по вопросу использования преступных результатов.

При совершении преступления организованной группой сговор должен носить характер предварительного, т.е. соглашение должно быть достигнуто до начала совершения преступления. В этом случае каждый участник выполняет с самого начала более или менее конкретное обязательство, взятое им в результате сговора.

Существование сговора является одним из проявлений приготовления к совершению преступления в соучастии и свидетельствует о том, что умысел на совершение преступления у участников группы является заранее обдуманным и что осуществляется предварительная подготовка к организованному общественно опасному посягательству.

В одном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ – N 6 от 10 февраля 2000 года “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” – предлагается еще один набор признаков организованной группы.

Авторы Постановления указывают: “В соответствии с законом (статья 35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя”

Это Постановление вводит новый признак организованной группы – наличие в группе организатора и руководителя. В этом случае Верховный Суд РФ высказал весьма верную позицию.

Действительно, наличие в преступной группе лидера (организатора) является важным признаком организованной группы, так как только в преступных группах высокого психологического развития – организованных преступных группах и преступных организациях – феномен лидерства представлен в его классическом виде.

В этих группах лидер проходит путь от лица, обладающего склонностью к лидерству и проявляющего эти склонности от случая к случаю, к подлинному руководителю, организатору преступной группы.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ – N 29 от 27 декабря 2002 года “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” содержит новые указания о признаках организованной группы.

“Организованная группа, – указывается в Постановлении, – характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла”[3].

Пленум Верховного Суда РФ предпринял попытку разъяснить, что понимать под устойчивостью организованной группы.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ указывается, что об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства, например специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей.

Таким образом, к основным признакам организованной группы следует отнести:

– устойчивость;

– наличие организатора, руководителя;

– осуществление планирования и подготовки преступления;

– распределение ролей при совершении преступления между членами группы.

2. Отличие организованной группы от группы по предварительному сговору.

Как уже отмечалось выше статья 35 УК РФ устанавливает четыре вида преступных групп: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация).

Рассмотрим, чем же организованная преступная группа лиц отличается от группы лиц, совершающих преступления по предварительному сговору?

Первое различие связано с тем, что в группе лиц по предварительному сговору общее соглашение о совершении преступления достигается заранее, до его реального совершения.

Сговор на совершение группового преступления отличается от простого согласия, решения на совместное совершение преступления именно тем, что носит предварительный характер, т.е.

существует временной промежуток между принятием решения о совершении группового преступления и его реальным выполнением.

Второе различие заключается в психологическом характере самих групп.

Группа лиц – это во многом случайная, ситуативная группа, члены которой приняли решение о совершении совместного преступления во многом в силу того, что оказались вместе в данном месте, в результате внезапно возникшей ситуации.

Некоторые члены такой группы принимают участие в совершении преступления из чувства солидарности, в то время как объединение их в группу носило совсем другие, часто не преступные цели.

В преступных группах рассматриваемого вида отсутствуют четкие психологическая и функциональная структуры, не выделился лидер, решения принимаются коллективно, в основном на фоне конкретной ситуации и нередко под влиянием эмоций.

Целью объединения первоначально может быть не совершение преступления, а удовлетворение потребностей в общении. Роли при совершении преступления в группе лиц, как правило, не распределяются – соучастники совершают преступление совместными действиями, сообща.

Многие действия соучастников осуществляются без продуманного плана, в соответствии с ситуацией, под влиянием эмоций и сиюминутных порывов.

Степень сплоченности таких групп небольшая, взаимная зависимость, поддержка и защита в случаях задержания проявляется слабо. На допросах участники преступных групп такого вида обычно дают правдивые показания.

Иной психологический характер носит преступная группа лиц, совершающих преступления по предварительному сговору. Она более организованна, состав ее в определенной степени стабилизирован, ярко выражена антиобщественная установка, группа переходит к совершению серии часто однородных преступлений, однако пока нет еще четких планов совместной деятельности.

Здесь также нет лидера, но сформировалось, как правило, руководящее ядро из наиболее активных и авторитетных членов.

Обычно его составляют самые деморализованные ее члены, с явно выраженной антиобщественной установкой. Деловые отношения по поводу совершения групповых преступлений приобретают все большее значение.

Но в то же время межличностные отношения, личные симпатии продолжают играть главную роль.

В целом группа лиц по предварительному сговору является как бы промежуточной между группой лиц и организованной группой, поэтому по конкретным уголовным делам в группах этого вида могут быть обнаружены отдельные признаки, как группы лиц, так и организованной группы.

Один из основных признаков организованной группы – ее устойчивость, на что прямо указано в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

Группа лиц по предварительному сговору тоже достаточно устойчива, поскольку между сговором ее членов до совершения группового преступления существует определенный промежуток времени, в течение которого группа не распадается. И все же это разного уровня, разного качества устойчивость.

Устойчивость группы лиц по предварительному сговору отличается от устойчивости как признака организованной группы тем, что в первом случае формирование преступной группы еще не завершено, состав ее не стабилизировался, члены группы свободно выходят из нее, так же легко появляются новые члены. Изучение уголовных дел показывает, что очень редки случаи, когда группа совершает преступление в полном составе. Однако всегда участвуют в преступлениях лица, составляющие активное и руководящее ядро преступной группы.

Устойчивость организованной группы как ее основной признак носит несколько иной характер: имеет место стабильность, постоянство ее состава, вхождение в группу новых членов затруднено, а к выходу кого-либо из группы остальные члены относятся резко отрицательно.

Но самое главное отличие заключается в том, что совместная преступная деятельность рассчитана на длительное время. Как правильно заметила Н.

Кузнецова, “в судебной практике вывод об устойчивости группы часто обосновывается длительностью или многоэпизодностью преступной деятельности”[4].

С этих позиций не выдерживает критики указание ч. 3 ст. 35 УК РФ о том, что организованная группа – это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся, в частности, для совершения одного преступления. На наш взгляд, нет оснований говорить об организованной группе, если она создана только для совершения одного преступления, а совершив его, прекращает свое существование.

Кроме устойчивости организованная группа характеризуется такими признаками: формирование психологической структуры группы, выдвижение лидера – ее организатора и руководителя; распределение ролей при совершении преступлений; тщательная подготовка к совершению преступления; возможность использования сложных способов преступления; поддержание в группе строгой дисциплины; замена личных отношений на деловые, основанные на совместном совершении преступлений; выработка единой ценностно – нормативной ориентации; распределение преступных доходов в соответствии с положением лица в структуре группы; создание специального денежного фонда.

Установление большинства указанных признаков позволяет весьма надежно квалифицировать преступную группу как организованную и отграничить ее от группы лиц, совершающих преступления по предварительному сговору.

⇐ Предыдущая123Следующая ⇒

Date: 2015-09-22; view: 13577; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/7-17716.html

Уголовный кодекс УК РФ

Преступление совершенное устойчивой группой лиц заранее объединившихся

скачать Уголовный кодекс УК РФ бесплатно

Глава 7. Соучастие в преступлении

Статья 32. Понятие соучастия в преступлении

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Статья 33. Виды соучастников преступления

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

4.

Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

5.

Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Статья 34. Ответственность соучастников преступления

1. Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

2. Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса.

3. Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

4.

Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

5.

В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней) см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 12.

Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

4.

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

5.

Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом.

Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Статья 36. Эксцесс исполнителя преступления

Эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

Источник: https://vladrieltor.ru/ukrf7

Организованная преступность как инструмент влияния на общество. И небольшой портрет участников

Преступление совершенное устойчивой группой лиц заранее объединившихся

ОПГ – устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Это слово на слуху у абсолютного большинства граждан бывшего СССР.

Как правило, услышав “ОПГ”, у людей возникают образы роскошных вилл и авто, громил с оружием, подпольных игорных заведений, рэкете, “братской взаимопомощи”.

Гораздо реже – сообщений об убитых людях, прерванной цепи наркотрафика, коррупции в различных эшелонах власти, пропаже людей и далее.

Преступность – своего рода данность, сопутствующий фактор бедности, социального расслоения, урбанизации, строгости закона в стране. Чаще всего преступник, руководствуясь какими-либо мотивами, стремится реализовать свои желания вне правового поля. Если желание удовлетворено (т.е.

преступление совершено) – преступник остаётся преступником, но не факт, что он вернётся к совершению преступления.

Преступников может быть несколько, объединённых общей целью, но от организованной группы их будет отличать отсутствие выработанных норм поведения, ценностей, иерархии и распределение социальных ролей (https://www.lawmix.ru/comm/7892).

Где есть более-менее чёткая структура – там возникает устойчивость системы, и ОПГ – не исключение. По заявлению бывшего главы российского отделения Интерпола и генерал-майора МВД в отставке В.С.Овчинского, в современной России организованная преступность глубоко проникла во властную структуру (https://www.opengaz.

ru/general-mayor-mvd-vladimir-ovc..).
О том же упоминается в проектной работе по организованной преступности в Екатеринбурге.

В частности, оперативники МВД Уральских гор предполагают, что такие банды имеют как минимум одного высокопоставленного чиновника в государственном аппарате, находящегося “на кормлении”, а финансовые средства позволяют ОПГ даже оказывать поддержку на выборах определённым кандидатам (https://www.wilsoncenter.org/sites/default/files/ACF1..).

В той же работе, кстати, упоминаются связи между религиозным движением кришнаитов и ОПГ “Синие” (https://ru.wikipedia.org/wiki/Синие_(организованная_п.., которых объединяет то, что кришнаиты владеют фирмами, которыми фактически управляет ОПГ.

И такая картина предполагаемого влияния ОПГ на политику характерна не только для РФ.

Откуда деньги?Торговля оружием, наркотиками, секс-траффик, контроль промышленных сфер, кредитных организаций, финансовых корпораций – с одной стороны.

И помощь предпринимателям с финансами и решением вопросов сбыта, реализации товара и конкуренции – с другой.

Предприниматели – это своего рода дойная корова современной оргпреступности, и что самое неприятное – они чаще всего вынуждены обращаться к своим “пастухам”. На это есть свои причины:

1) Монополизация власти приводит к тому, что государственные, городские и муниципальные структуры стремятся извлечь выгоду из бизнеса. До 20% доходов от предпринимательской деятельности уходит на поддержание взаимоотношений между предпринимателем и властью.

2) Недостатки налоговой системы (или её жёсткость) вынуждают некоторых предпринимателей связываться с криминальным миром. “Чёрная касса” – изрядное искушение
3) Государство местами не выполняет свою функцию защиты имущества своих граждан.

Арбитражные суды либо коррумпированы, либо не в состоянии провести надлежащее расследование (

https://pasmi.ru/archive/140799/) В результате, когда возникает необходимость в защите – обращаются к криминальным авторитетам гораздо чаще, чем к закону и правоохранительным структурам. Кстати, стоит обратить внимание – любая структура в стране, которая может быть связана с криминалом (банки, предприятия, торговые фирмы) – имеет свою “армию”. Как раз для защиты от сторонних посягательств при невозможности положиться на защиту от государства.

Платой за работу бизнеса с криминалом становится использование предприятий как фундамента для проведения операций по отмыванию доходов от преступной деятельности с выведением, в итоге, финансов в офшорные зоны.

Интеграция во власть может и вовсе перевести группировку на полулегальное положение. “Свой человек” будет обеспечивать ОПГ контрактами на общественные работы и закупки, что будет приносить значительный доход, наряду с перераспределением средств “на местах” с акцентом на районы, подконтрольные группировке, и снижением давления со стороны правоохранителей.

В ответ преступники обеспечивают своим “друзьям” политически выгодные события, используя стандартный набор: шантаж, давление, угрозы, террор и насилие.

В результате, например, на выборах некоторые кандидаты могут не избираться, предвыборным кампаниям будет сложнее работать, могут быть запуганы избиратели, и, наконец, кандидаты могут просто исчезнуть
Наиболее характерна, конечно, подобная картина для Италии, Колумбии, Мексики.

Характерность – в смысле криминал в данных странах достаточно чётко отделяет себя от власти в плане организации (http://scholar.harvard.edu/files/alesina/files/organi.. и https://ec.europa.eu/home-affairs/sites/homeaffairs/f..)

Если ОПГ не может найти во власти своего “представителя” – она может установить внутри организации определённую религию и идеологию и перейти к экстремистской или террористической деятельности.

В дальнейшем общие по духу ОПГ могут слиться с образованием преступных сообществ, синдикатов, а далее – образовать целые преступные анклавы, постфактум – террористические организации, у которых достаточно сил и средств для ведения настоящих локальных войн.

Примером служат чеченские ваххабиты, которые когда-то относились к клановым группировкам, отошедшим от “крышевания” преступных организаций, работавших с Госбанком СССР через АВИЗО.

Или – запрещённая в России террористическая организация “ИГИЛ”, которая начиналась с бандформирований на границе Сирии и Ливии, не сумевших проникнуть во властные структуры на фоне войны в Сирии
(https://forum-msk.org/material/power/12815498.html)

Развитие ОПГ происходит по классической пирамидальной схеме, где “чёрный” доход от преступной деятельности “питает” верхушку, лидера и ближайших подчинённых.

Увеличение капитала организации, увеличение его силовых формирований в итоге может привести к объединению под собой преступных организаций слабее, менее влиятельных.

Лидер параллельно использует средства для обеспечения собственной организации политическими связями. (http://crimas.ru/?p=1388)

Усреднённый портрет членов ОПГ, по В.Н. Бурлак (http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1116176..) предполагает 4 характерных портрета: главаря, профессионала-исполнителя, коррупционера и промежуточный тип.

1) Главарь характеризуется как наиболее опасный тип, чьи социально-нравственные качества сильно деформированы. Он будет отличаться правовым нигилизмом, наличием в сознании стойких стереотипов криминального поведения. Непреклонный фанатик и идеолог преступной субкультуры, с явно выраженными качествами лидера.

Средний возраст определяют в диапазоне 35-40 лет, с имеющейся судимостью и средним образованием2) Профессионал-исполнитель, в основном, совпадает с первым типом, за некоторым исключением: отсутствуют явно выраженные качества лидера, он относится к двум возрастным группам – 18-25 лет и 35-45 лет, криминальная мотивация исключительно корыстная.

Выступает в криминальной роли активного участника совершаемых группировкой преступлений, либо в качестве главаря ОПГ на этапе её формирования.3) Коррупционер. Он занимает государственную должность в органах власти, управления или правоохранительных органах, и одновременно является членом преступного сообщества.

Характеризуется значительной деформацией в структуре социальной направленности, позитивный компонент слабо выражен, нравственно-психологические качества неустойчивы и противоречивы. Отличается искаженным правосознанием, отсутствием четких границ между моральным и аморальным. Возраст 40 лет и старше, не судим, женат.4) Промежуточный тип.

К этому типу автор относит преступников переходного состояния, для которых существуют периоды перехода из состояния общеуголовников в организованные преступники и, иногда, наоборот. В большинстве случаев карьере организованного преступника предшествует значительный период совершения общеуголовных преступлений.

Нравственно-психологические качества устойчиво отрицательные. Возраст 21-25 лет, имеют, как правило, первичную судимость. В преступной группировке чаще занимает второстепенные позиции.

(

https://www.ncjrs.gov/pdffiles1/nij/grants/199047.pdf)

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/592d56b38e557de2f707c24a/organizovannaia-prestupnost-kak-instrument-vliianiia-na-obscestvo-i-nebolshoi-portret-uchastnikov-5cf646ef051e5a00aef880bf

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть