Преступление группой лиц

Об определении термина

Преступление группой лиц

Уголовное законодательство устанавливает повышенную ответственность за преступления, совершенные с особой жестокостью, с применением оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств и другие способы совершения преступления…

Однако, до сих пор на должном уровне законодательно не признана повышенная общественная опасность преступления, совершенного групповым способом.

Кроме этого, в теории уголовного права, а также в правоприменительной практике используется термин “групповой способ совершения преступления”, но до сих пор отсутствует определение данного понятия.

Быкова Е.Г.

Согласно данным статистики на территории Российской Федерации в период с 2001 по первое полугодие 2009 года зарегистрировано 265302655 преступлений, из них 3624036 совершены в группе.

При этом 2063311 преступлений совершены несовершеннолетними или при их соучастии[1].

К сожалению, в статистических данных не отражено количество преступлений, совершенных с привлечением малолетних или невменяемых, и в таком случае число преступлений, совершенных несколькими лицами, значительно возросло бы.

На наш взгляд, необходимо признать повышенную опасность преступлений, совершенных несколькими лицами вне института соучастия в преступлении, в связи с тем, что преступный результат достигается объединенными усилиями нескольких лиц, хотя к уголовной ответственности, в основном, привлекают только одно лицо, отвечающее признакам субъекта преступления, предусмотренным в статье 19 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Представляется, что в настоящее время существует ряд проблемных вопросов при квалификации преступлений, совершенных несколькими лицами. Такие проблемы присутствуют как при юридической оценке преступлений, совершенных в соучастии, так и при квалификации преступлений, совершенных несколькими лицами вне института соучастия в преступлении.

Нам бы хотелось подробно рассмотреть проблемы квалификации преступления, совершенного надлежащим субъектом вместе с лицами, не подлежащими уголовной ответственности в силу недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или невменяемости.

Указанная проблема отражена в уголовном законодательстве в части второй статьи 33 УК РФ, где указано, что исполнителем признается лицо «…совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом».

Таким образом, по смыслу уголовного закона получается, что надлежащий субъект использует лиц, не подлежащих уголовной ответственности. Это обстоятельство отражено в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, в п. «д». ч. 1 ст.

63 УК РФ: «привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии алкогольного опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность».

Итак, в части второй статьи 33 УК РФ закреплено, что надлежащий субъект использует лиц, не подлежащих уголовной ответственности, а в п. «д». ч. 1 ст. 63 УК РФ указано, что надлежащий субъект привлекает к совершению преступления названных лиц.

На наш взгляд, необходимо разобраться, в связи с чем законодатель употребляет различные термины.

Дело в том, что выделяется две разновидности посредственного причинения вреда:

  1. когда посредственный исполнитель участвует в посягательстве совместно с лицом, не подлежащим уголовной ответственности в связи с недостижением возраста уголовной ответственности или невменяемости (посредственное исполнение);
  2. когда посредственный исполнитель использует усилия невменяемого или лица, не достигшего возраста уголовной ответственности, для осуществления посягательства (посредственное причинение вреда в узком смысле слова)[2].

По нашему мнению, первая разновидность посредственного причинения – посредственное исполнение – должна найти свое отражение в понятии «групповой способ совершения преступления».

В то время как вторая разновидность уже отражена в определении исполнителя, закрепленном в части второй статьи 33 УК РФ: «… лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом», а также в п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Термин использование означает «воспользоваться (пользоваться) кем-чем–нибудь, употребить (-реблять) с пользой»[3].

Исходя из этого, на наш взгляд, в определении исполнителя преступления, приведенного в статье 33 УК РФ, законодатель имел ввиду посредственное причинение вреда в узком смысле слова.

В п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ закреплено, что «привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность» является обстоятельством, отягчающим наказание.

На наш взгляд, в п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ отражен способ совершения преступления надлежащим субъектом, то есть в данном пункте речь идет о посредственном исполнении. В таком случае получается, что вторая разновидность – посредственное причинение вреда в узком смысле слова – вообще не закреплена в качестве обстоятельства, отягчающего наказание.

Кроме этого, с нашей точки зрения, нет необходимости указывать в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, привлечение лица, которое находится в состоянии алкогольного опьянения, поскольку в статье 23 УК РФ указано, что «лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности».

Представляется, что п. «д» ч. 1 ст.

63 УК РФ противоречит статье 23 УК РФ, поскольку если лицо, находящееся в состоянии опьянения, отвечает требованиям статьи 19 УК РФ, и совершило преступление с другим надлежащим субъектом, то действия таких лиц необходимо квалифицировать в рамках института соучастия в преступлении и в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, необходимо указывать п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Источник: https://advokatsidorov.ru/gruppovoj-sposob-prestuplenija.html

Виды и формы соучастия в преступлении

Преступление группой лиц

В зависимости от функциональных ролей, выполняемых со­участниками преступления, можно выделять два вида соучастия:

В зависимости от степени сплоченности соучастников — четыре формы соучастия:

    • группа лиц без предва­рительного сговора;
    • группа лиц по предварительному сговору;
    • организованная группа;
    • преступное сообщество (преступная ор­ганизация).

Деление соучастия на виды и формы не является взаимоисключающим, и ряд случаев совместного совершения преступления может быть отнесен и к одному из видов соучастия, и к одной из его форм.

Виды соучастия

В основу выделения видов соучастия может быть положен критерий функциональных ролей, выполняемых соучастниками, т.е. отсутствие или наличие в дополнение к соис­полнителям иных разновидностей соучастников. На этой основе может быть выделено:

    1. простое соучастие или соисполнительство (в котором все без исключения совместно участвующие в совер­шении преступления лица являются соисполнителями);
    2. сложное соучастие (в котором наряду с исполнителем (соисполнителями) присутствуют организатор, подстрекатель и (или) пособник).

Выделение видов соучастия имеет значение при квалифика­ции преступления, совершенного в соучастии:

1) при простом со­участии:

    • действия всех соучастников квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответствен­ность за совершенное ими преступление;
    • в случае, если такой статьей предусмотрен квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сго­вору или организованной группой, – то с вменением данного ква­лифицирующего признака (ч. 2 ст. 34 УК РФ).

2) при сложном со­участии:

    • действия исполнителя (соисполнителей) квалифицируют­ся аналогично простому соучастию. Действия же организатора, подстрекателя, пособника квалифицируются соответственно по ч. 3, 4, 5 ст. 33 УК РФ и по статье Особенной части УК РФ, преду­сматривающей ответственность за совершенное ими преступление (с вменением при наличии соисполнителей и при указании на то в статье Особенной части УК РФ также квалифицирующего при­знака группового совершения преступления). Ссылка на ст. 33 УК РФ применительно к действиям организатора, подстрекателя, пособника не требуется, если одновременно с выполнением ими организаторских, подстрекательских и пособнических функций они являются соисполнителями преступления (ч. 3 ст. 34 УК РФ).

Формы соучастия

В основу выделения форм соучастия может быть положен критерий сплоченности соучастников, который позволяет выделить такие формы соучастия, как:

    1. группа лиц (без предварительного сговора),
    2. группа лиц по предварительному сговору,
    3. организованная группа,
    4. преступное сообщество (пре­ступная организация) (ч. 1-4 ст. 35 УК РФ).

Совершение пре­ступления группой лиц, группой по предварительному сговору, организованной группой является квалифицирующим призна­ком многих преступлений (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 2 ст. 131, ч. 2, 4 ст. 162 УК РФ).

Преступление, совер­шенное группой лиц (без предварительного сговора)

Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совер­шенным группой лиц, если в его совершении совместно участвова­ли два или более исполнителя без предварительного сговора.

От всех иных форм соучастия данная отличается отсутствием предва­рительного сговора, т. е. спонтанностью, внезапностью возникно­вения и реализации умысла на совершение преступления.

В силупрямого указания закона обязательным признаком группы лиц без предварительного сговора является наличие двух и более соиспол­нителей (при этом следует учитывать «группо­вое исполнение преступления»); пособничество в совершении преступления (подстрекательство к его совершению) единственно­му исполнителю не образует данной формы соучастия.

Вследствие внезапности преступных действий группа лиц без предварительного сговора в основном встречается как разновид­ность простого соучастия.

Тем не менее, здесь возможно и слож­ное соучастие, когда в процессе осуществления преступного по­сягательства у соисполнителей появляется пособник (в еще более редких случаях — подстрекатель) либо когда преступление, совер­шаемое в сложном соучастии, является следствием внезапного видоизменения первоначально существовавшего замысла.

Преступление, совер­шенное группой лиц (по предварительному сговору)

В ч. 2 ст. 35 УК РФ указывается, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совер­шении преступления.

Предварительный сговор на совершение преступления предполагает выраженную в любой форме (пись­менной, устной, конклюдентной) договоренность, состоявшуюся до начала непосредственного выполнения объективной стороны преступления (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29).

В судебной практике считается, что конститутивным призна­ком группы лиц по предварительному сговору является наличие двух и более соисполнителей (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

№ 29)(при этом следует учитывать ска­занное ранее о «групповом исполнении преступления»).Так, по одному из дел было исключено из приговора указание на совер­шение убийства группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст.

105 УК РФ), поскольку было установлено, что из двух соучастников один являлся исполнителем, а другой — пособ­ником (см.: БВС РФ. 2002. №2.С. 16-17).

Группа лиц по предварительному сговору может относиться как к простому, так и к сложному соучастию.

Отличительной чертой организованной группы (ч. 3 ст. 35 УК РФ), позволяющей отделить ее от группы лиц по предваритель­ному сговору, является устойчивость.

Об устойчивости могут свиде­тельствовать такие признаки, как стабильность группы, тесная взаи­мосвязь между ее членами, согласованность действий и их планиро­вание, наличие признанного руководства, постоянство форм и методов преступной деятельности, техническая оснащенность, длительность существования группы, количество совершенных ею преступлений и т.п. При этом закон не исключает создания орга­низованной группы и всего лишь из двух лиц, и для совершения од­ного, но требующего тщательной подготовки преступления.

Особая общественная опасность преступлений, совершаемых организованной группой, обусловила выработку судебной прак­тикой правила, согласно которому действия всех участников ор­ганизованной группы независимо от их роли в преступлении квали­фицируются как соисполнительство.

Кроме того, само по себе соз­дание наиболее опасной разновидности организованной группы -банды – криминализировано законодателем в ст.

209 УК РФ, а создание организованной группы в иных случаях влечет уголов­ную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35 УК РФ).

Преступное со­общество (преступная организация)

Наиболее опасной формой соучастия является преступное со­общество (преступная организация) (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Преступ­ное сообщество (преступную организацию) в силу сложившейся судебной практики характеризуют три отличительных признака:

    1. сплоченность, т.е. наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих их в единое целое, наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного ус­тава сообщества, особая преступно-культурная общность и т. п.;
    2. организованность, т.е. четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности,наличие внутренней жесткой дисциплины;
    3. цель создания — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Особая общественная опасность преступного сообщества (преступной организации) обусловила уголовную наказуемость самого по себе факта создания такого сообщества (организации) (ст. 210, 2821УКРФ).

Следует также отметить, что хотя ни в одной из статей Осо­бенной части УК РФ совершение преступления преступным сооб­ществом (преступной организацией) не является квалифицирую­щим признаком состава преступления, тем не менее, при наличии в статье Особенной части УК РФ такого квалифицирующего при­знака, как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, со­вершение указанным сообществом (организацией) преступления должно квалифицироваться с его вменением. При этом все дейст­вия всех участников преступного сообщества (преступной орга­низации) независимо от их роли в преступлении квалифицируют­ся как соисполнительство.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 “О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 “О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 “О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)”

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 “О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов”

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/vidi-i-formi-souchastiya-v-prestuplenii

Преступление, совершенное группой лиц: ошибки при квалификации

Преступление группой лиц

Перечень существенных нарушений

Поиск судебных ошибок при квалификации группового преступления

В этой статье расскажем о довольно часто встречающейся ошибке в квалификации групповых преступлений.

Нормативная база- 35 УК  группа лиц, по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество– п.”в” ч.1 63 УК  группа лиц как отягчающее обстоятельствоОШИБКИ квалификации группы лиц в приговореИсполнитель не может быть один: ошибка при квалификации группы лицI). Ошибка с пособничествомПособничество не образует группы лиц – правило, выработанное судебной практикойПРИМЕР (дело № 127-УД 19-8)Пример – исключен квалифицирующий признак “группа лиц” по статье 228.1 УКII). Ошибка с соисполнителемСоисполнитель определен неверно, ошибка при квалификации группы лицНАКАЗАНИЕ при соучастииЧто учитывается при назначении наказания за преступления в соучастииНарушение при назначении наказания соучастникамРазные наказания для соучастников, при сопоставимых обстоятельствахСолидарное взыскание морального вредаСолидарное взыскание морального вреда – это ошибка (п.24 Пленума № 17)

Четыре типа преступных групп

Url

Дополнительная информация:

– ч.1 35 УК  два исполнителя без предварительного сговора

группа лиц без предварительного сговора   (ч.1 35 УК)

Url

Дополнительная информация:

– ч.2 35 УК  имеется предварительная договоренность до совершения

– группа лиц по предварительному сговору    (ч.2 35 УК)

Url

Дополнительная информация:

– ч.3 35 УК  организованная группа, это группа имеющая устойчивый характер

организованная группа (ч.3 35 УК)

Url

Дополнительная информация:

– ч.4 35 УК  преступное сообщество, это структурированная группа

преступное сообщество (преступная организация) (ч.4 35 УК)

Групповые преступления – это преступления, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом (35 УК). Все эти формы – это всё группа лиц, просто с разной степенью организованности участников.

Url

Дополнительная информация:

Квалифицирующие признаки

Квалифицирующие признаки: понятие, тактика по их исключению из обвинения

Группа лиц – это квалифицирующий признак, отягчающий тяжесть преступления по многим составам.

Например, убийство – если есть группа лиц в любой форме, то ч.1 105 УК (простое убийство) превращается в ч.2 105 УК (квалифицированное убийство), которая не только является «расстрельной» статьей, но и относится к особой областной подсудности.

Поэтому «выбивание» группы лиц как квалифицирующего признака очень сильно влияет на все уголовное дело – это может повлечь не только смягчение наказания, но и переквалификацию преступления.

Известный прием защиты: при групповом преступлении один из участников всё берет на себя. При таком «раскладе» садится только он, остальные выходят из дела. Кроме того, садится он по более мягкому обвинению, не включающему группу лиц. Вопрос лишь в том, кто согласиться быть этим «героем», который будет сидеть за себя и «за того парня».

ОШИБКИ в приговорах по групповому преступлению

Исполнитель не может быть один

Ошибка квалификации, неоднократно встречающаяся в практике: суть ошибки кроется в определении группы лиц (35 УК). А именно –  в группе лиц обязательно должно быть два и более соисполнителя.

Иначе говоря –  в группе лиц не может быть один участник в роли исполнителя, а другие участники в других ролях (организатора, пособника, подстрекателя). Если исполнитель один – то всё, группы лиц нет.

Ошибка эта встречается как в простой форме, так и в форме логической ошибки:

IПособничество не образует группы лицВ судебной практике сложилось такое правило: соучастие в виде пособничества не образует квалифицирующего признака – группы лиц.Является судебной ошибкой: когда в приговоре прямо указывается, что есть группа лиц, но при этом один участник называется исполнителем, а другой пособником. Т.е. исполнитель всего один. Эту ошибку найти просто.Ищем в приговоре два условия:а) в приговоре – есть квалифицирующий признак “группа лиц”.б) в приговоре – есть исполнитель и пособник, прямо называемые в приговоре именно так. Суд признает, что по делу был только один исполнитель.Есть оба этих условия ? Значит, есть очень серьезный шанс смягчить приговор.ПРИМЕР (дело № 127-УД 19-8)Пример – исключен квалифицирующий признак “группа лиц” по статье 228.1 УК
IIСоисполнитель определен неверноБолее сложный случай: когда суд верно квалифицирует роль одного из соисполнителей, который таковым не является (его действия образуют другой состав преступления).Также ищем в приговоре два условия:а) в приговоре – есть квалифицирующий признак “группа лиц”. Это нашли.б) но вот дальше мы не видим, чтобы суд говорил о пособничестве. Нет, такой ошибки суд не делает – и называет участников (не менее двух) соисполнителями. Но это еще не значит что ошибки нет.Копнуть поглубже: надо изучить описание конкретных действий осужденного по совершению преступления. Суть логической ошибки: суд в тексте приговора расписывает детально роли участников так, что понятно – исполнитель только один, а в действия второго не соисполнительство.ИЛЛЮСТРАЦИЯПостановление Президиума Брянского областного суда от 22.08.2018 N 44У-58/2018). В данном деле по статье п.”а” ч.3 111 УК (тяжкий вред здоровью причиненный группой лиц) суд расписывает роли участников так, что видно – наносил удары, повлекшие вред, только один участник. Именно его удары и повлекли такие тяжкие последствия. Второй участник только один раз ударил и больше не бил, а первый после этого «разошелся во всю». Т.е. тот второй, он не исполнитель по статье 111 УК, хотя и назван так в приговоре. В его действиях есть состав преступления, но другого, менее опасного, он не действовал согласованно с первым участником с целью причинения тяжких телесных повреждений. Квалификация изменена с п.”а” ч.3 111 УК на ч.1 111 УК.
IIIНарушение принципа равенства при назначении наказания– также, необходимо упомянуть еще один тип ситуаций, когда при одинаковых обстоятельствах совершения преступления, при одинаковом наборе смягчающих обстоятельств – соучастникам одного преступления назначается разное наказание. Подробнее об этом можно прочитать здесь: Разные наказания для соучастников по одному делу, при сопоставимых обстоятельствах (нарушение принципа равенства).

ПРИМЕР (дело № 127-УД 19-8)

Что мы видим в приведенном ниже примере:Приговор по ст. 228.1 УК (сбыт и пересылка наркотиков) и 229.1 УК (контрабанда наркотиков).В данном примере на стадии кассации в Верховном суде удалось убрать два признака: «группа лиц по предварительному сговору» и «совершение преступления с помощью сети Интернет» даже с учетом того, что подсудимый был полностью согласен с обвинением и дело было рассмотрено в особом порядке.Это повлекло переквалификацию и смягчение наказания.Кратко – почему удалось выбить признаки:а) «Группа лиц» была исключена из обвинения, потому что она (группа лиц) возможна только в том случае, если в ней состоят два и более соисполнителя. А если один соисполнитель и один пособник – то это уже не группа лиц. Все нижестоящие суды про это «забыли». (Подробнее о поиске судебных ошибок по групповым преступлениям можно изучить здесь: Группа лиц: поиск судебных ошибок при квалификации группового преступления).б) «Использование Интернета» ушло потому, что была ошибка квалификации. Вменяемая ч.3 228.1 УК не предполагает такого признака в принципе. С очевидностью это из текста статьи не видно, нужно анализировать довод в тексте жалобы, но суть в чём: «пересылку наркотиков» посредством Интернет вменить невозможно. Сбыт – возможно, а пересылку нет.

№ 127-УД 19-8

Кассационное определение Верховного суда

(выдержка)

Действия Д. с учетом внесенных президиумом Верховного Суда Республики Крым квалифицированы по ч.5 33, п.”а” ч.2 229.

1 УК как пособничество в незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и по ч.5 33, п”а” ч.2 228.

1 УК как пособничество в незаконной пересылке наркотических средств, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с использованием средств информационно телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»).

В силу ст. 35 УК, преступление:

Url

Дополнительная информация:

– ч.1 35 УК  группа лиц без предварительного сговора – два исполнителя

– признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя;

Url

Дополнительная информация:

– ч.2 35 УК  группа лиц по предварительному сговору – есть договоренность

а группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. По приговору Д. осужден за контрабанду и незаконную пересылку наркотических средств, совершенные группой лиц по предварительному сговору, с одним неустановленным лицом.

Президиум Верховного Суда Республики Крым, переквалифицируя действия Д.

как пособничество в контрабанде и незаконной пересылке наркотических средств, совершенных группой лиц по предварительному сговору, не дал оценки и не принял во внимание, что данная форма соучастия в виде пособничества не образует квалифицирующего признака – группы лиц. В этой связи, действия Д. не могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, в части незаконной пересылки наркотических средств его действия квалифицированы, как совершенные с использованием средств информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»). Вместе с тем, в соответствии с диспозицией ч.2 228.1 УК данный признак соотносим только с незаконным сбытом наркотических средств, в связи с чем, указанный признак не может быть ему вменен.

С учетом изложенного, поскольку вносимые изменения не требуют исследования каких-либо доказательств, прямо вытекают из описания преступных деяний, с обвинением в совершении которых согласился Д., его действия подлежат переквалификации, а наказание смягчению».

Вернуться к списку нарушений

Обратиться за консультацией

Вернуться

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/2749-gruppa.html

Понятие группового преступления и его виды

Преступление группой лиц

В действующем уголовном законодательстве групповая форма совершения преступления предусмотрена в ряде квалифицированных составов, в которых факт совершения преступления группой лиц предопределяет характер опасности содеянного. Серьезные трудности при квалификации групповых преступлений возникают в силу того, что в различных статьях уголовного кодекса групповой признак формулируется по – разному.

Групповые формы совершения преступлений и институт соучастия в целом всегда находились в эпицентре научных исследований. Интерес к ним значительно возрос в связи с утверждением в нашем обществе организованной преступности и принятием в 1996 г. УК РФ.

Групповое преступление – это преступление, совершённое группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией). Уголовный закон даёт определение этих понятий в ч. ч. 1- 4 ст. 35 УК РФ.

Групповое преступление полностью отвечает определению соучастия как умышленного совместного участия двух и более лиц в совершении умышленного преступления.

По своей юридической природе групповое преступление – это одно из проявлений соучастия в преступлении (ст. 17 УК РФ).

Признаки, характерные дл соучастия в целом, – участие в преступлении двух и более лиц, совместная и умышленная их деятельность – дополняются здесь некоторыми особенностями, которые придают групповому преступлению качественное своеобразие, позволяющее разграничивать его со сложным соучастием, когда наряду с исполнителем в преступлении участвуют организаторы, подстрекатели, пособники.

Групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно с другими, совместно, в полном объеме или частично осуществляет выполнение единого для всех участников преступления.

В истории российского уголовного права предпринимались различные попытки вывести понятие группового преступления за рамки института соучастия в преступлении. Так, И. П. Малахов писал, что участники любого группового преступления не являются соучастниками.

Некоторые полагают, что нормы о соучастии не применимы только к случаям, когда группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество указаны в качестве квалифицирующих признаков состава преступления. М. Д.

Шаргородский полагал, что групповой характер преступлений относится только к случаям полного выполнения соисполнителями объективной стороны состава преступления, которые он не относил к соучастию. Н. А.

Беляев полагал, что организованные преступные формирования не регулируются нормами о соучастии в преступлении.

Ч. 1 ст. 35 УК РФ признаёт преступление совершённым группой лиц, если в его совершении участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Согласно ч. 2 ст.

35 УК РФ преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, если в нём участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Некоторые авторы полагают, что в группе лиц по предварительному сговору может быть и один исполнитель, а остальные участники такой группы могут быть организаторами, подстрекателями или пособниками.

Группа лиц по предварительному сговору тоже является группой лиц, а потому должна отвечать требованиям к ней, установленным ч. 1 ст. 35 УК РФ. Поэтому правы те, кто считает, что в состав группы лиц по предварительному сговору должны входить не менее двух исполнителей.

Участники группы лиц по предварительному сговору должны заранее договориться о совместном совершении преступления.

Для признания преступления совершённым группой лиц по предварительному сговору, сговор соисполнителей на совершение преступления должен состояться до начала выполнения объективной стороны состава преступления.

Сговор может касаться характера и вида предполагаемого преступления, места, времени, способа и средств его совершения и т.п. По форме выражения сговор может быть устным, письменным или совершённым конклюдентными действиями.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ организованной группой следует считать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Значит ли это, что преступление можно только тогда считать совершённым организованной группой, когда в выполнении его состава непосредственно участвовали два или более лица? Р.Р. Галиакбаров полагает, что да. Но это не так.

Дело в том, что организованное преступное формирование представляет собой особую форму соучастия в преступлении, отличающуюся единством участников этого формирования, направленным на преодоление возможных трудностей совершения преступлений.

Поэтому участники организованной группы, предоставляя себя в распоряжение единому, организованному формированию, становятся как бы винтиками преступной машины. Их преступную деятельность нельзя рассматривать в отрыве от преступной деятельности организованной группы.

Свойства организованной группы не сводятся к простой сумме вкладов её участников. Именно поэтому в науке уголовного права и в судебной практике предлагается рассматривать всех участников организованного преступного формирования как исполнителей преступления, независимо от характера их личного участия в совершённых этим формированием преступлениях.

Однако, действия организаторов, подстрекателей и пособников, не являющихся участниками организованного преступного формирования, но участвовавших в совершении этим формированием конкретных преступлений, образуют собой обыкновенное соучастие с распределением ролей и потому подлежат квалификации по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Первым установленным законом признаком организованной группы является то, что она создаётся с целью совершения одного или нескольких преступлений.

Таким образом, в соответствии с действующим в России уголовным законодательством не исключена возможность создания организованной группы для совершения и одного преступления, которое требует достаточно серьёзной и тщательной подготовки (нападение на банк, захват заложника и т.д.).

Это означает, что, независимо от того, для совершения одного или нескольких преступлений создаётся организованная группа, в цели её создателей входит длительная преступная деятельность.

Лица, входящие в создаваемую организованную группу, должны заранее объединиться. Объединённость членов группы означает, что её участники не просто договорились о совместном совершении преступления, а достигли определённой субъективной и объективной общности в целях, в которых была создана организованная группа.

Самым неоднозначно трактуемым признаком организованной группы является её устойчивость.

Об устойчивости группы могут свидетельствовать предварительное планирование преступных действий, подготовка средств реализации преступного умысла, подбор и вербовка соучастников, распределение ролей между ними, обеспечение мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы, стабильность состава, тесная взаимосвязь между членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность существования группы, количество совершённых преступлений, более высокая степень организованности, наличие организатора или руководителя, техническая оснащённость, подготовка орудий, специальная подготовка участников.

Судебная практика среди критериев устойчивости организованных преступных формирований называет постоянство состава, взаимообусловленность действий участников, единство преступных целей, причинную связь между действиями соучастников, цель совместного совершения многих преступлений в течение продолжительного времени, строгую дисциплину среди членов группы, устойчивые связи и постоянство функций членов группы.

В современной специальной литературе среди признаков, характеризующих устойчивость организованной группы, называются наличие организатора и руководителя, наличие элементов материальной базы замена личных отношений на деловые, основанные на совместном совершении преступлений, установка на длительную преступную деятельность, наличие плана совершения преступления, проведение соответствующих подготовительных мероприятий, распределение ролей между соучастниками, прочность связей между ними, постоянство состава, соподчинённый характер взаимоотношений между участниками, стабильность дислокации организованной группы, единообразие способов и форм совершения преступлений, профессионализм, систематичность совершения преступлений (3 и более).

Преступное сообщество, согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ, – это сплочённая организованная группа, созданная для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях.

Отличия преступного сообщества от организованной группы – в более узкой цели создания (совершение нескольких тяжких или особо тяжких преступлений) и в сплочённости.

Законом не предусмотрена возможность создания преступного сообщество с целью совершения одного преступления.

Сплочённость преступного сообщества (преступной организации), как отмечается в судебной практике и в специальной литературе, представляет собой не высшую степень организованности (тогда невозможно было бы отличить преступное сообщество от организованной группы), а наличие определённой иерархической структуры. Таким образом, преступным сообществом (преступной организацией) является объединение организованных групп, их структурных подразделений или руководителей организованных групп или их объединений либо их участников.

В групповом преступлении налицо такое сочетание показателей, при котором наряду с общими объективными и субъективными моментами, характерными для любого проявления соучастия, имеется, во-первых, факт участия всех субъектов в совершении преступления, когда само посягательство осуществляется их объединенными, совместными усилиями, причем действия, охватываемые признаками объективной стороны любого состава преступления, могут выполняться каждым участником в полном объеме либо даже частично. Во – вторых, каждый участник группового преступления должен сознавать, что наряду с ним в преступлении участвуют другие исполнители (соисполнители), что их действия связаны с его собственными и что само преступление совершается совместными усилиями всех участников.

В отличие от группового преступления сложное соучастие (соучастие в тесном смысле слова) распространяется на такие случаи, когда некоторые соучастники (или хотя бы один из них) выполняют роль исполнителей, другие исполнителями не являются, выступая в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

В сложном соучастии организаторы, подстрекатели и пособники объективно лишь создают условия для более успешного выполнения преступления исполнителем (исполнителями). Это обстоятельство предопределяет предметное содержание умысла этих соучастников. Каждый из них сознает, что в определенной роли оказывает содействие исполнителю, и желает совершить такие действия.

Установление и юридическое закрепление точного соответствия признаков, характеризующих содеянное, признакам определенного состава преступления, предусмотренного нормой Особенной части Уголовного кодекса, является квалификацией преступления*.

Как групповое преступление можно квалифицировать действия виновных лишь в том случае, если в них содержатся все признаки группового посягательства, предусмотренные законом. Закон в качестве квалифицирующих обстоятельств предусматривает совершение преступления труппой лиц по предварительному сговору и группой лиц при отсутствии предварительного сговору.

Первое из выделенных здесь групповых явлений включает также так называемую организованную группу. Каждое из этих проявлений группового преступления характеризуется совокупностью обязательных, постоянных признаков, которые должны быть установлены в любом конкретном деянии, квалифицируемом как совершенное группой лиц.

Отсутствие любого из них является показателем того, что содеянное не может быть отнесено к групповой форме соучастия в преступлении в конкретной ее разновидности.

Виды преступных групп определяются не только в ст. 35 УК РФ, но и в ст. 2 проекта Закона «О борьбе с организованной преступностью». В ней, на основе проведённых научных исследований по вопросу о групповых преступлениях, наряду с организованной группой, бандой и преступным сообществом закрепляется понятие преступной организации.

Проект вышеназванного Закона определяет уголовную ответственность за создание преступной организации и руководство ею или бандой, за участие в их преступной деятельности, а также за организацию преступного сообщества и руководство им, а равно за участие в разработке, реализации мер по координации, поддержанию и развитию преступной деятельности либо за создание для этого благоприятных условий.



Источник: https://infopedia.su/5x9228.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть