Правовая характеристика

Правовая характеристика субъектов правоотношения

Правовая характеристика

Лица, признаваемые в качестве субъектов правоотношений, должны обладать рядом специфических признаков, охватываемых понятием правосубъектность.

Правосубъектностьв теории права определяется как признаваемая законом (государством) способность вообще быть субъектом права, участником конкретных правоотношений, т.е. носителем и реализатором целевых субъективных прав и юридических обязанностей.

Правосубъектность не является естественным свойством человека, а выступает порождением объективного (писаного) права, создаваемого государством.

Как верно отмечено в правовой литературе, «не природа, не общество, а только государство в действительности определяет, кто и при каких условиях может быть субъектом права, а следовательно, и участником правоотношений, какими качествами он должен обладать.

Только законом может устанавливаться и признаваться то особое юридическое качество, или свойство, которое позволяет лицу или организации стать субъектом права».[411] Это значит, что правосубъектность имеет позитивно-правовое, а не естественно-правовое происхождение и содержание.

правосубъектности характеризуется тремя уровнями: общим, предметно-отраслевым и индивидуальным. Общий уровень правосубъектности состоит из трех элементов: – правоспособности, дееспособности и деликтоспособности.

Под правоспособностью понимается предусмотренная нормами права (признаваемая государством) способность лица (субъекта) иметь субъективные права и нести юридические обязанности. Либо несколько иначе: правоспособность – это установленная законом способность лица или организации быть носителем субъективных прав и юридических обязанностей.

. Общая правоспособность – это способность любого лица или организации быть субъектом права. Отраслевая – способность лица или организации быть субъектом той или иной отрасли права.

Специальная– способность лица или организации быть участником правоотношений, возникающих в связи с занятием определенных должностей (например, президента, судьи), осуществлением определенных видов деятельности или с принадлежностью лица к определенным профессиональным категориям субъектов права (следователь, врач, учитель, инженер, писатель, прокурор, строитель, адвокат, менеджер). Специальная правоспособность связана с наличием у лица дополнительно определенных квалификационных качеств – профессионального образования, безупречной репутации (вплоть до отсутствия судимости), хорошего здоровья, профессионального стажа, ученой степени и ученого звания и т.д. Здесь можно добавить, что специальная правоспособность характерна и для определенных видов юридических лиц и видов их деятельности. А вообще для возникновения определенных видов специальной правоспособности требуется наличие и/или выполнение определенных, особых условий, наличие которых подтверждается специальными документами (лицензией, дипломом и др.)

Субъекты судебно-процессуальных отношениий имеют особую процессуальную правоспособность.

Так, правом обращения в суд с иском о защите нарушенных или оспариваемых прав и свобод или по другому поводу обладают не просто правоспособные граждане и юридические лица, а те лица, чьи права и свободы действительно нарушены либо оспариваются, а также те лица, которые каким-либо иным образом заинтересованы в судебном разрешении материально-правового вопроса. Это следует, например, из ст.4 АПК РФ, ст.3 ГПК РФ и ч.2 п.2 ст.166 ГК РФ о любых, но при этом заинтересованных лицах. Сюда же можно отнести и вопрос о правоспособности прокурора, необходимой для его участия в российском судебно-арбитражном (ст.52 АПК РФ) и гражданском (ст.45 ГПК РФ) процессах, а также иных органов, например, регистрационных, антимонопольных. В теории права этот особенный аспект правоспособности лиц обычно не освещается, что означает ее недостаточную теоретическую адекватность правовой действительности.

Специальной правоспособностью наделены органы государственной власти и местного самоуправления, должностные лица.

Эту правовую наделенность принято называть компетенцией, которая включает в себя не только субъективные права в широком смысле (правомочия, полномочия), но и связанные с ними цели, задачи, функции этих субъектов.

Только на основе и с учетом этих целей, задач, функций, а также напрямую связанных с ними правомочий, полномочий и в их пределах данные субъекты могут выступать участниками определенных правоотношений, например, административно-правовых, уголовно-процессуальных, налоговых, бюджетных, таможенных, судебных, трудовых и даже гражданско-правовых. Прямая связь специальной правоспособности данных лиц с их компетенцией позволяет именовать ее компетенционностью.

В современном обществе правоспособность возникает у физических лиц с момента их рождения, а у юридических лиц и органов – с момента их создания в юридическом смысле: в России – это момент внесения записи о юридическом лице в единый государственный реестр юридических лиц (а особо специальная их правоспособность – дополнительно с момента получения лицензии). Прекращается же правоспособность с общего момента прекращения существования субъектов права как таковых: физических лиц – со дня их смерти (кроме их специальной правоспособности, у которой имеются дополнительно другие – не естественные – основания ее прекращения), а юридических лиц в России – со дня внесения записи об их исключении из единого государственного реестра юридических лиц (однако при этом их особо специальная правоспособность прекращается, помимо общего момента, с момента окончания срока или властного – в порядке административной ответственности -, либо добровольного досрочного прекращения действия выданной им лицензии).

Дееспособность субъектов правоотношений – реальная способность (возможность) субъекта права своими активными правомерными действиями реализовать в соответствующих правоотношениях свою правоспособность, приобретать и осуществлять свои субъективные права, создавать для себя и исполнять свои субъективные юридические обязанности.[412]

Данное определение дееспособности в ее прямой связи с правоспособностью указывает на их единство в общем понятии «правосубъектность».

И в этом единстве правоспособность выступает необходимой предпосылкой (условием) существования дееспособности.

В то же время дееспособность, как и правоспособность, должна быть признаваемой государством, а не просто реальной, естественной, или фактически-практической.

Действующим правом дееспособность в отношении физических лиц связывается с наличием у них определенного возраста (например, 14, 16, 18, 25 или 35 лет в зависимости от ее правоотраслевой принадлежности или принадлежности к определенной национальной правовой системе), определенного психофизического состояния (вменяемости), а в некоторых государствах раньше и в настоящее время – с наличием у лица имущественного ценза или территориально-проживательного временного ценза, устойчивой политико-правовой связи с определенным государством (ценза оседлости, гражданства) или даже ценза половой принадлежности.

В отношении же юридических лиц и органов власти и управления всех их уровней их дееспособность в материально-правовых отношениях юридически неразрывно (в том числе во времени) связывается с их правоспособностью, компетенционностью и созданием.

Лишь в судебно-процессуальных отношениях их дееспособность формально определяется особо, наряду с процессуальной правоспособностью, например, в ст.37 ГПК РФ содержится положение о гражданской процессуальной дееспособности организаций, а в ст.

43 АПК РФ – о процессуальной правоспособности и процессуальной дееспособности организаций в арбитражном суде.

Дееспособность субъектов правоотношений по объему своего содержания в гражданском праве подразделяется (в России) на полную ( с 18 лет, либо с 16 лет в случаях эмансипации или с момента вступления несовершеннолетних лиц в брак) и ограниченнуюдееспособность (с 14 до 18 лет, либо по решению суда в отношении лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами, в связи с чем они ставят свою семью в тяжелое материальное положение). С этим связано введение и существование такого правового института, как законные представители (в лице родителей, усыновителей, опекунов и попечителей). Именно последние являются фактическими субъектами дееспособности определенных участников правоотношений. Это значит, что мы имеем дело здесь с опосредованнойдееспособностью.

Дееспособность юридических лиц, органов власти и управления в присущих им материальных правоотношениях не существует самостоятельно, а слита с их правоспособностью и компетенционностью, являясь компетенционной праводееспособностью этих субъектов права.

В связи с этим видовое деление условно дееспособности данных лиц совпадает с видовым делением их правоспособности, вследствие чего можно признать наличие общей и специальной праводееспособности этих лиц.

Кроме того, возможно выделение судебно-процессуальной и материально-правовой дееспособности юридических лиц как организаций.

Возможно и иное видовое деление праводееспособности юридических лиц и органов власти и управления – по её субъектной принадлежности, например: законодательная, исполнительная и судебная компетенционная праводееспособность, из которых последняя прямо связана с подведомственностью и подсудностью дел, задачами судопроизводства. Но такого видового деления в теории права пока не имеется. В связи с этим постановка вопроса о наличии и видовом делении праводееспособности данных субъектов правоотношений по названному критерию является проблемной для теории права и государства.

Третьим элементом правосубъектности выступает деликтоспособностьпризнаваемая государством (законом) способность субъекта права осознанно нести юридическую ответственность за виновное нарушение норм права, установленных государством запретов, т.е. осознанно отвечать за совершенное им правонарушение (деликт).

Деликтоспособность субъектов правоотношений связана с законодательным наличием юридической ответственности, осуществляемой на такой стадии правового регулирования, как правозащита.

В связи с этим можно заметить, что фактически деликтоспособность присуща субъектам только тех предметно-отраслевых правоотношений, которые законодательно обеспечены соответствующими видовыми мерами юридической ответственности – отраслевыми санкциями в нормах права[413] и в которых также законодательно субъекты правоотношений, соответственно, признаны субъектами юридической ответственности. Например, в Российской Федерации юридические лица законодательно не признаны субъектами уголовной ответственности, соответственно, они не могут быть участниками уголовно-правовых отношений в статусе обвиняемых и подсудимых. Это значит, что они неделиктоспособны в уголовно-правовых отношениях, в отличие от административно-правовых отношений, в которых они деликтоспособны в ряде случаев по российскому праву.

Наличие у деликтоспособности субъектов правоотношений самостоятельного значения является теоретически проблемным, поскольку некоторые правоведы считают её разновидностью дееспособности или вообще не называют в числе присущих субъектам правоотношений качеств (свойств), как, например, это делает М.Н. Марченко.[414] Полагаем, что такой подход к деликтоспособности является выражением понимания юридической ответственности только как исполняемой обязанности виновного лица претерпевать наказание (лишения, неблагоприятные последствия) за совершенное им правонарушение.

Тем не менее, практика правового регулирования на всех его стадиях, особенно на стадии государственного принуждения, свидетельствует о наличии логических оснований для признания деликтоспособности имеющей относительно самостоятельное содержательное значение, отличающее её от дееспособности и правоспособности, а также и компетенционности субъектов правоотношений, имеющих столь же относительно самостоятельное содержательное значение в правоотношениях.

Общая правосубъектность участников правоотношений конкретизируется на уровне правосубъектности субъектов отдельных отраслей права. Этот уровень правосубъектности представляет собой отраслевой правовой статус субъектов общественных отношений, регулируемых соответствующей отраслью права.

Однако для возникновения конкретных правоотношений необходима индивидуализация отраслевого правового статуса субъектов, которая осуществляется на уровне поименно определенных участников конкретных правоотношений в виде персонального определения их субъективных прав и субъективных юридических обязанностей.

Источник: https://studopedia.ru/4_91974_pravovaya-harakteristika-sub-ektov-pravootnosheniya.html

Нравственно-психологические признаки личности преступника. Уголовно-правовая характеристика личности преступника

Правовая характеристика
(Изображение из открытых источников сети интернет. Автор неизвестен)

Статья размещена в научных и учебных целях. Автор, используя литературу (размещенную в свободном доступе сети интернет) по юридической психологии и криминологии, провел исследование нравственно-психологических признаков, а так же уголовно-правовой характеристики личности преступника. Ссылка на источники в конце статьи.

Нравственно-психологические признаки установки, интеллект, потребности, способности, навыки, привычки, интересы, мотивы, избираемые способы удовлетворения потребностей, эмоциональные свойства, ценностные ориентации, взгляды, употребление наркотических веществ и спиртных напитков, отношение к нормам права и морали, волевые свойства.

Именно эти признаки позволяют глубже познать внутреннее содержание личности. В первую очередь речь идет о мировоззренческих и нравственных чертах и свойствах: взглядах, убеждениях, ценностных ориентациях, жизненных стремлениях и ожиданиях.

Мировоззренческая позиция не только определяет общую направленность личности, ее целеустремленность, но сказывается на всей совокупности особенностей поведения и действий, привычек и наклонностей.

Человек становится личностью лишь тогда, когда у него выработана определенная система взглядов по основным вопросам общественного бытия, жизни и деятельности.

Нравственные признаки личности преступника характеризуются отношением к социальным ценностям (жизни и смерти, родине, религии, работе, семье, детям, к окружающим, социальным нормам и проч.). Фиксация этих отношений у преступника позволяет выявить его установки, взгляды, ценностные ориентации, мировоззрение.

Особо важное криминологическое значение имеет отношение преступника к правовым ценностям, на основании изучения которого определяются дефекты правосознания, отношение к совершенным преступлениям (бравирует, гордится, раскаивается и др.), криминальной карьере и себе, в результате чего выясняется самооценка.

Нравственные мучения являются закономерным итогом психологии преступника, если в нем не уничтожены человеческие начала.

При изучении личности преступника здесь особое значение имеют следующие положения.

Во-первых, установившиеся отношения к различным социальным и моральным ценностям и различным сторонам действительности (к трудовым обязанностям, собственности, семье, детям, окружающим и т.д.).

Во-вторых, уровень, характер и социальная значимость потребностей и притязаний (социально полезные и оправданные или социально вредные, неоправданные) и избираемых способов их удовлетворения (легальные, неправомерные, общественно опасные).

Психологические признаки.

Характеристику личности преступника дополняют его интеллектуальные, эмоциональные и волевые свойства, темперамент, характер, психическое здоровье, способности.

К интеллектуальным свойствам относятся: уровень умственного развития, объем знаний, широта или узость взглядов, содержание и разнообразие интересов и стремлений, жизненный опыт и т.д.

Эмоциональные свойства состоят из таких признаков, как сила, уравновешенность или подвижность нервных процессов, динамичность чувств, степень эмоциональной возбудимости, характер реагирования на различные проявления внешней среды и т.д.

Волевые свойства включают: способность принимать и осуществлять принятые решения, умение регулировать свою деятельность и направленность поступков, обладание выдержкой, стойкостью, твердостью, настойчивостью и другими чертами.

В структуре темперамента различаются:

  • экстраверсия — зависимость психической деятельности от наличной объективной ситуации;
  • тревожность — предрасположение к реакции избегания в ожидании угрожающей ситуации;
  • реактивность — интенсивность реакции в ответ на стимул;
  • импульсивность — скорость, с которой эмоция становится побудительной силой действия;
  • эмоциональная устойчивость — способность к контролю эмоций;
  • эмоциональная возбудимость — интенсивность эмоциональных переживаний;
  • активность как поведение, направленное на определенные цели;
  • ригидность — неспособность корректировать программу деятельности в соответствии с требованиями ситуации.

Рассматривая интеллектуальные, эмоциональные и волевые признаки преступников, важно устанавливать качества этих признаков.

Так, ум может быть хитрым, изворотливым, коварным, направленным на обман окружающих, использование их недостатков и слабостей, манипулирование поведением других людей, организацию интриг, наговоров, клеветы.

Эмоции у преступников нередко выражаются в агрессивности, гневливости, раздражительности, насмешливости, глумливости или, напротив, в бесчувственности, циничности, отсутствии стыдливости, бессовестности.

В связи с этим существенной характеристикой личности преступника является то, раскаивается ли он в содеянном преступлении. Воля преступника может быть злой до такой степени, что любое препятствие на пути удовлетворения своих желаний воспринимается как бунт против него, который следует подавить любыми средствами. Последним пределом развития злой воли является превращение человека в существо, одержимое стремлением убивать.

Характеристики личности преступника во многом определяются криминальной средой. Криминальная среда особенно избирательна по отношению к тем личностным качествам, которые помогают выжить в агрессивной обстановке.

В среде преступников выдвижению в лидеры способствуют такие качества как:

  • чувство собственного достоинства;
  • наличие криминального опыта;
  • верность данному слову;
  • умение подчинить себе других, организаторские способности;
  • умение принять оптимальное решение в конфликтной ситуации;
  • физическая сила, выносливость.

Чувство собственного достоинства означает умение постоять за себя, спокойствие в критических ситуациях, смелость, решительность, мстительность. Мстительность высоко ценится в криминальной среде, в которой царят нравы воздаяния злом за зло. Способность к прошению, смиренность воспринимаются как слабость, сигнал к возможным унижениям и оскорблениям.

Заслуживает быть особо отмеченным такое качество, как верность данному слову. Криминальная среда не воспринимает «бакланов» — тех, кто преувеличивает собственную значимость, присваивает себе чужие заслуги, а главное — лжет, не выполняет данных обещаний. Напротив, умение отвечать за свои слова, сдерживать данные обещания создает в преступном мире репутацию серьезного человека.

Наличие криминального опыта включает в себя не только достаточно высокий рейтинг статьи, по которой привлечен к уголовной ответственности фигурант, владение им навыками совершения преступлений, но и поддержку со стороны тех лидеров криминальной среды, точка зрения которых не подвергается сомнению.

Совершенно логичным выглядят в рассматриваемом перечне умение подчинить себе других, организаторские способности.

В связи с этим следует отметить, что любая более или менее устойчивая группа рождает лидера, а чем более примитивно сообщество, тем в большей степени оно тяготеет к тому, чтобы ориентироваться на подчиненность вождю.

Правда, чем больше времени существует группа, тем ценнее становятся качества, которые вначале не были столь значимыми: приоритет отдается уже умению действовать с учетом перспективы.

Умение принять оптимальное решение в конфликтной ситуации – важное качество претендента на роль лидера.

В силу своей изначальной и перманентной конфликтности криминальная среда постоянно «калибрует» тех, кто имеет претензии на лидерство и принимает на себя обязанности лидера.

Право быть лидером постоянно приходится доказывать окружающим, как правило, посредством оптимальности принимаемых решений в конфликтной обстановке.

Наконец, в числе ответов упоминается такое качество, как физическая сила. Оно хоть и занимает последнее место в приведенном перечне, тем не менее, может в определенный момент сыграть важную роль в становлении карьеры лидера. В то же время в условиях «естественного отбора» криминальной среды более значимым качеством, как правило, оказывается выносливость.

Уголовно-правовая характеристика. Именно она отражает степень социальной деформации личности, ее особые свойства, позволяет выделить наиболее существенные признаки лиц, совершивших преступления.

К числу таких признаков относятся:

  • направленность преступного посягательства и мотивация преступных действий, преступного поведения;
  • длительность, интенсивность преступной деятельности и наличие судимостей за нее;
  • индивидуальный или групповой характер посягательства;
  • ролевое участие в конкретном групповом преступлении (соучастие в преступлении);
  • степень подготовленности (организованности) к преступлению;
  • отношение к последствиям преступления, форма вины, степень тяжести совершенного преступления;
  • общий и специальный рецидив;
  • совершение нескольких однородных или разнородных преступлений.

При создании статьи использовались материалы, размещенные на сайтах: https://www.koob.ru/, https://royallib.com/, http://psyjournals.ru/

Подписывайтесь на канал с научной и учебной информацией.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d6b4467aad43600ad82d4ef/nravstvennopsihologicheskie-priznaki-lichnosti-prestupnika-ugolovnopravovaia-harakteristika-lichnosti-prestupnika-5d6d4c1d03bdd400ac88aaed

Понятие, правовая характеристика, правовое регулирование

Правовая характеристика

Договор контрактации

Понятие, правовая характеристика, правовое регулирование

Согласно ст. 535 ГК РФ по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю – лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи.

Квалифицирующими признаками указанного договора является:

1.

Субъектный состав (производитель сельскохозяйственной продукции – продавец и покупатель (заготовитель)- лицо, которое закупает указанную продукцию для переработки и продажи); Как правило, продавцом является сельскохозяйственный товаропроизводитель, под которым понимаются организация, индивидуальный предприниматель, осуществляющие производство сельскохозяйственной продукции, ее первичную и последующую (промышленную) переработку (в том числе на арендованных основных средствах) и реализацию этой продукции при условии, что в доходе сельскохозяйственных товаропроизводителей от реализации товаров (работ, услуг) доля дохода от реализации этой продукции составляет не менее чем 70% за календарный год; При этом производство сельскохозяйственной продукции должно выступать для такого лица одним из основных видов деятельности.

Приобретение сельскохозяйственной продукции для иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, не может квалифицироваться как контрактация (Витрянский, Брагинский)

2. Предмет договора – сельскохозяйственная продукция, под которой понимается продукция растениеводства сельского и лесного хозяйства и продукция животноводства (в том числе полученная в результате выращивания и доращивания рыб и других водных биологических ресурсов).

3. Цель – дальнейшая переработка и продажа. Если покупатель приобретает сельскохозяйственную продукцию для ее потребления либо для иных целей, не связанных с ее последующей переработкой или продажей, отношения сторон не могут регулироваться договором контрактации.

Специфика сельскохозяйственного производства состоит в сильной зависимости от погодных условий и других случайных факторов, влияющих на результат, что делает производителя сельскохозяйственной продукции экономически более слабой стороной договора (подробнее см.: Гражданское право: Учеб. 4-е изд., перераб. и доп.

/ Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 2. С. 83 – 84 (автор параграфа – И.В. Елисеев)).

В этой связи возникает необходимость в специальном регулировании, которое позволило бы путем повышения уровня правовой защиты сельскохозяйственного производителя-продавца устранить экономическое неравенство в его отношениях с покупателем.

Применительно к договору контрактации под реализуемой сельскохозяйственной продукцией следует понимать как продукцию, которую еще предстоит вырастить (произвести) в будущем, так и продукцию, уже имеющуюся у товаропроизводителя в момент заключения договора контрактации.

Главное, чтобы реализовывалась именно та сельскохозяйственная продукция, которая произведена либо выращена непосредственно производителем сельскохозяйственной продукции в его собственном хозяйстве (Витрянский, Брагинский, Суханов).

Однако в юридической литературе достаточно часто прослеживается точка зрения, что это предметом договора контрактации должны быть исключительно «будущие товары».

В отношениях по контрактации возможность реализации закупаемой производителем сельскохозяйственной продукции, т.е. продукции, которая не была выращена (произведена) в его собственном хозяйстве, исключается.

По своей общеправовой характеристике договор контрактации является договором консенсуальным, возмездным, взаимообязывающим.

Правовое регулирование договорных отношений по контрактации сельскохозяйственной продукции строится по общему принципу регламентации отдельных видов договора купли – продажи с одной существенной особенностью.

Суть общего принципа состоит в том, что к отдельным видам договора купли – продажи общие положения о купле – продаже (§ 1 гл. 30 ГК) применяются, если иное не предусмотрено специальными правилами ГК об этих видах договоров (п.

5 ст. 454 ГК).

Специфическая особенность правового регулирования договора контрактации как вида купли – продажи заключается в том, что к отношениям по договору контрактации, не урегулированным специальными правилами по этому договору (содержатся в § 5 гл. 30 ГК), при отсутствии в тексте договора соответствующих условий сначала подлежат применению правила о договоре поставки (п. 2 ст. 535 ГК) и лишь при отсутствии там соответствующих правил – общие положения о купле – продаже.

Распространение норм, регламентирующих отношения по поставкам товаров, на взаимоотношения сторон по контрактации сельскохозяйственной продукции свидетельствует о значительном сходстве указанных правоотношений и представляет собой прием законодательной техники. Вместе с тем данное обстоятельство не может служить основанием для признания договора контрактации разновидностью договора поставки, а не отдельным видом договора купли – продажи, как это имеет место в юридической литературе .

——————————–

См., напр.: Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С. 121.

договора

Производитель сельскохозяйственной продукции обязан передать заготовителю выращенную (произведенную) сельскохозяйственную продукцию в количестве и ассортименте, предусмотренных договором контрактации (ст. 537 ГК).

Таким образом, условия о предмете, количестве и ассортименте сельскохозяйственной продукции, подлежащей передаче заготовителю, являются существенными условиями договора контрактации; при их отсутствии в тексте договора он должен признаваться незаключенным.

Дата добавления: 2016-11-24; просмотров: 1017 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/11-88311.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть