Постановление пленума по делам о вымогательстве

Разъяснения пленума верховного суда Российской Федерации по делам о вымогательстве

Постановление пленума по делам о вымогательстве

Волков Константин Александрович, судья Хабаровского краевого суда, профессор Дальневосточного филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент.

В статье анализируется новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве. Проводится оценка основных правоположений Верховного Суда РФ, на основе чего делается вывод о возможной корректировке разъяснений по вопросам квалификации вымогательства и отграничения от смежных преступлений.

Ключевые слова: Постановление Пленума Верховного Суда РФ, вымогательство, предмет вымогательства, квалификация преступлений.

Explanations of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation for Blackmail Cases

K.A. Volkov

Volkov Konstantin A., Judge of the Khabarovsk Territory Court, Professor of the Far Eastern Branch of the Russian State University of Justice, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

The article analyzes new resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation on blackmail cases. It evaluates its main legal provisions of the Supreme Court of the Russian Federation, on which basis it concludes about possible adjustment of explanations on issues of blackmail qualification and its delimitation from related crimes.

Key words: Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation, blackmail, blackmail subject, qualification of crimes.

Принятие Пленумом Верховного Суда РФ 17 декабря 2015 г.

нового Постановления N 56 “О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)” знаменует собой очередной этап обобщения практики применения уголовного законодательства, имеющей конечной целью повышение эффективности правоприменения по делам о вымогательстве.

Постановление пришло на смену разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 “О судебной практике по делам о вымогательстве” , которое принималось еще в период действия УК РФ 1960 г.

и давало разъяснения применительно к нормам уголовного закона, которые в значительной степени отличаются от современных уголовно-правовых предписаний.

Так, в настоящее время уголовный закон не проводит отличий в уголовно-правовой оценке посягательств на собственность в зависимости от ее форм (государственного, кооперативного или общественного имущества и личного имущества); статья о вымогательстве (ст. 163 УК РФ) не содержит ряда квалифицированных видов посягательств, характерных для уголовного права советского периода (совершенное повторно либо особо опасным рецидивистом). Кроме того, принятие и последующая модернизация уголовного закона в отношении преступлений против собственности породили в следственной и судебной практике трудности правоприменения, требующие скорейшего разрешения.

Российская газета. 2015. 28 декабря.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 “О судебной практике по делам о вымогательстве” (в ред. N 10 от 25 октября 1996 г.) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 – 1993. М., 2000.

Нельзя также не обратить внимание на резкие разноплановые колебания в динамике количественных изменений рассматриваемой группы преступлений против собственности.

Так, по официальным данным МВД России, за последние пять лет происходили процессы как резкого снижения, так и значительного роста количества вымогательств: в 2011 г. снижение на 10% (5915 преступлений), в 2012 – 2013 гг.

увеличение соответственно на 1,3% (59809 преступлений) и 10,1% (до 6594); резкое снижение в 2014 г. на 31,4% (4541 преступление) и незначительное снижение на 6,3% в 2015 г. (4259 преступлений) .

Возможной причиной такой нелогичной на первый взгляд криминологической динамики роста и снижения вымогательства явилось отсутствие современных разъяснений высшего судебного органа страны по вопросам квалификации вымогательства и отграничения от смежных преступлений.
Состояние преступности в Российской Федерации. URL: https://mvd.ru/folder/101762 (дата обращения: 4 мая 2016 г.).

Поэтому появление нового интерпретационного акта высшей судебной инстанции знаменует не только очередной виток обобщения судебной практики применения законодательства по делам о вымогательстве, но и, надеемся, будет способствовать повышению эффективности противодействия корыстным преступлениям против собственности.

В целом оценивая положительно новое разъяснение Пленума Верховного Суда РФ по вопросам уголовной ответственности за вымогательство (ст. 163 УК РФ), остановимся на наиболее значимых его положениях.

Обращает на себя внимание тот факт, что новая редакция Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56 дает более подробную характеристику предмета вымогательства, в который входит, как известно, не только чужое имущество, но и права на имущество и совершение других действий имущественного характера. Согласно п.

2 рассматриваемого Постановления “к предмету вымогательства по смыслу ст.

163 УК РФ относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права.

Под правом на имущество, с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве, в ст. 163 УК РФ понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества”.

В большинстве случаев в судебной практике по делам о вымогательстве встречаются требования о передаче чужого имущества. Так, по приговору Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 11 февраля 2008 г. К.И.А. осужден по п. “а” ч. 2 ст.

163 УК РФ за вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества потерпевшего К.М.Н. под угрозой применения насилия. Преступление совершено 25 января 2006 г. группой лиц по предварительному сговору совместно с А.Д.Н. и А.Н.Н.

, при изложенных в приговоре обстоятельствах. Согласно материалам уголовного дела, осужденные К.И.А., А.Д.Н. и А.Н.Н. в подъезде дома по месту жительства К.М.Н.

требовали от последнего деньги в сумме 5000 рублей за то, что он торгует наркотиками, под угрозой применения насилия, передавая обрез из рук в руки .

Приговор Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 11 февраля 2008 г. в отношении К.И.А., А.Д.Н. и А.Н.Н. // Архив Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края.Реже в судебной практике имеют место случаи, при которых в качестве предмета вымогательства выступает право на имущество. Например, по приговору Иркутского областного суда от 29 октября 2013 г. К. осужден за вымогательство, т.е. требование передачи права на чужое имущество, совершенное 27 декабря 2012 г.

группой лиц по предварительному сговору с С., с применением насилия и причинения тяжкого вреда здоровью Б., при изложенных в приговоре обстоятельствах. Он же осужден также за убийство Б., совершенное группой лиц по предварительному сговору с С., сопряженное с вымогательством, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе распития спиртных напитков у К. возникла мысль попросить Б. переписать на его имя дом. После отказа Б. в выполнении преступных требований К. разозлился и стал совместно с С.

избивать потерпевшего. После того как Б. упал, К. нанес не менее пяти ударов ножом в область груди потерпевшего. В ходе нанесения телесных повреждений С. предложил перерезать потерпевшему горло. К. передал С.

нож, которым тот нанес удары в шею, причинив Б. смерть .

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22 января 2014 г. N 66-АПУ13-83 в отношении К. и С. // СПС “КонсультантПлюс”. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 10 мая 2016 г.).

К сожалению, Пленум Верховного Суда РФ уклонился от дачи разъяснений по вопросу квалификации требования передачи права на имущество, при котором оно выдвигается виновным в отношении имущества, находящегося в его совместной собственности (например, в случае раздела имущества супругов).

Здесь может возникнуть вопрос о необходимости квалификации содеянного по ст. 330 УК РФ как самоуправства. Вместе с тем полагаем, что не всегда требование передачи права на имущество при разделе имущества будет свидетельствовать о составе ст.

163 УК РФ, поскольку со стороны виновного лица принадлежность указанного имущества может оспариваться.

Представляется, что наличие состава вымогательства определяется только при условии очевидного характера неправомерности действий в отношении указанного имущества, при котором виновное лицо не имеет права на соответствующую долю имущества при возможном его разделе.

На наш взгляд, как вымогательство следует квалифицировать требование передачи права на имущество, выдвинутое виновным, в частности, при разделе имущества, находящегося в общей собственности (например, в тех случаях, когда у виновного лица отсутствовало право на указанное имущество при его разделе).

В п.

3 разъяснений Пленума Верховного Суда РФ раскрывается также понятие такого предмета преступления, как “действия имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве”, к которым “относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (в частности, производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств)”. В связи с этим обратим внимание на то, что в число “действий имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве” не вошло требование, связанное с освобождением виновного от разного рода имущественных обязательств (например, прощение долга).

Весьма интересным видится анализ толкования признаков “крупный” и “особо крупный размер” применительно к вымогательству с учетом новых разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В частности, на этот счет сегодня имеется специальное разъяснение в п.

15 Постановления, согласно которому “вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ”.

Безусловно, заслуживает одобрения идея четко указать, что понимается под вымогательством, совершенным в крупном или в особо крупном размере. Между тем юридический анализ ст. 163 УК РФ свидетельствует, что если к вымогательству в крупном размере (п. “г” ч. 2 ст.

163 УК РФ) подход в толковании указанного признака будет единым независимо от вида предмета преступления, то по признаку “в целях получения имущества в особо крупном размере” складывается иная картина. Однако диспозиция п. “б” ч. 3 ст.

163 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за совершение вымогательства в целях получения только имущества в крупном размере.

Исходя из этого вымогательство права на имущество или действий имущественного характера на сумму свыше одного миллиона рублей формально должно квалифицироваться по п. “г” ч. 2 ст. 163 УК РФ.

Представляется, что иной подход к установлению ответственности за вымогательство на сумму свыше миллиона рублей в зависимости от предмета преступления абсолютно нелогичен и не соответствует теоретическим и законодательным критериям дифференциации общественной опасности применительно к преступлениям против собственности. Системный анализ уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за посягательства на собственность, показывает, что для подобной дифференциации уголовного закона нет оснований. Например, ст. ст. 159 и 165 УК РФ, так же как и ст. 163 УК РФ, содержат несколько предметов преступления (чужое имущество, право на имущество), вместе с тем применительно к толкованию признаков при совершении указанных преступлений в крупном и особо крупном размере в уголовном законе нет никаких отличий.

Здесь уместно указать на положения п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56, в котором подчеркивается, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного ст.

163 УК РФ, определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы).

Исходя из этого, можно сделать вывод: указание в уголовном законе на то, что вымогательство на сумму свыше миллиона рублей возможно только в отношении чужого имущества (п. “б” ч. 3 ст. 163 УК РФ), является очевидным законодательным дефектом.

В связи с этим заслуживает поддержки идея установления единого подхода к определению степени общественной опасности с учетом законодательно дифференцированных сумм ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества.

Вместе с тем, по нашему глубокому убеждению, это необходимо делать путем внесения соответствующих изменений в уголовный закон. Поэтому в данном случае Верховный Суд РФ осуществил прямое нормотворчество, оказав влияние на преодоление законодательной ошибки посредством соответствующего прецедентного толкования .

Волков К.А., Тулиглович М.А. Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве и процессы самоорганизации правоприменения // Российская юстиция. 2016. N 4. С. 42 – 44.

Перечень вопросов квалификации преступлений, связанных с новым разъяснением Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве, не является исчерпывающим.

В то же время разъяснения Пленума Верховного Суда РФ помогают унифицировать судебную и следственную практику, предотвратить возможные ошибки в понимании и применении норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против собственности, завершая тем самым процессы самоорганизации правоприменения до вмешательства в эту систему законодателя.

Литература

  1. Волков К.А., Тулиглович М.А. Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве и процессы самоорганизации правоприменения // Российская юстиция. 2016. N 4. С. 42 – 44.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/90622-razyasneniya-plenuma-verkhovnogo-suda-rossijskoj-federacii-delam

Постановление Пленума Верховного Суда РБ № 8 О судебной практике по делам о вымогательстве от 27.09.1991 – Белзакон.net

Постановление пленума по делам о вымогательстве

Зарегистрировано в НРПА РБ 11 ноября 1999 г. N 6/126

Обсудив материалы судебной практики о применении законодательства об ответственности за вымогательство, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь отмечает, что суды в основном правильно разрешают дела данной категории.

Вместе с тем в деятельности судов по рассмотрению этих дел имеются недостатки, возникают вопросы, требующие разъяснения.

В частности, допускаются ошибки в определении квалифицирующих признаков этого состава преступления, отграничении его от грабежа и разбоя.

Не по всем делам соблюдается принцип индивидуализации назначения наказания.

Суды редко реагируют частными определениями на причины и условия, способствовавшие совершению преступлений.

В целях устранения недостатков и установления единства в практике применения законодательства об ответственности за вымогательство, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь

1. Обратить внимание судов на необходимость точного и неуклонного выполнения закона об ответственности за вымогательство.

2. При рассмотрении дел судам следует проверять, выявлены ли органами следствия все участники вымогательства, установлена ли роль каждого виновного и решен ли вопрос об их ответственности. Отсутствие или неполнота этих данных свидетельствует, как правило, о таких пробелах предварительного следствия, которые не могут быть восполнены в судебном заседании.

3. Разъяснить судам, что по смыслу ст.ст.

93 и 145 УК Республики Беларусь вымогательство – это предъявляемое из корысти требование передачи имущества либо права на него или совершения любых действий имущественного характера (передача имущественных выгод или отказ от них, отказ от прав на имущество и т.п.

), соединенное как с угрозой насилия над потерпевшим или над близкими ему лицами, разглашения о нем или его близких сведений, которые эти лица желают сохранить в тайне, повреждения либо уничтожения их имущества, так и с насилием, повреждением либо уничтожением имущества.

Для квалификации действий как вымогательство не имеет значения, имелось ли намерение в действительности осуществить угрозу. Достаточно, чтобы потерпевший воспринимал ее как реальную. Угроза может быть высказана устно или письменно, в том числе через третьих лиц.

Вымогательство признается оконченным с момента заявления требования о передаче имущества, подкрепленного угрозой совершения действий, перечисленных в ст.ст. 93 и 145 УК Республики Беларусь.

В случаях, когда насилие, повреждение или уничтожение имущества, разглашение сведений, которые лицо желает сохранить в тайне, совершаются не в целях продолжить вымогательство, а из мести за отказ выполнить требования вымогателя, такие действия квалифицируются самостоятельно.

4. При отграничении вымогательства от грабежа или разбоя следует исходить из того, что при грабеже и разбое насилие или угроза его применения используются в качестве средства немедленного завладения имуществом потерпевшего.

Насилие или угроза его применения, направленные на получение имущества в будущем, а равно предъявленное потерпевшему требование о немедленной передаче имущества под угрозой применения в будущем насилия к нему самому или его близким, при отсутствии признаков нападения следует квалифицировать как вымогательство.

5.

В тех случаях, когда угроза насилием или насилие были применены в целях завладения имуществом потерпевшего в момент нападения, но в связи с отсутствием такового требование о его передаче виновным лицом было перенесено на будущее, действия последнего должны квалифицироваться в зависимости от характера угроз или насилия как разбой или покушение на грабеж, а при наличии реальной совокупности и по соответствующей части ст.ст. 93, 145 УК Республики Беларусь.

По совокупности преступлений квалифицируются и действия лица завладевшего частью имущества путем грабежа или разбоя и одновременно потребовавшего передать ему другую часть имущества путем вымогательства.

6.

В случаях, когда в процессе вымогательства были совершены более тяжкие, чем вымогательство преступления (умышленное убийство, умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшие смерть потерпевшего либо носившее характер мучения или истязания), действия виновных лиц надлежит квалифицировать по совокупности ст. 93 (ст. 145) УК Республики Беларусь и статье, предусматривающей ответственность за преступление против личности.

Вымогательство, сопряженное с умышленным убийством, следует расценивать как совершенное из корысти и квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. “а” ст. 100 и ч. 3 ст. 93 (ч. 3 ст. 145) УК Республики Беларусь.

Убийство, совершенное с целью сокрытия факта вымогательства, должно квалифицироваться по п. “ж” ст. 100 и соответствующей части ст. 93(145) УК Республики Беларусь.

Совершенные в процессе вымогательства менее тяжкие, чем вымогательство преступления (например, угроза убийством, нанесение оскорблений, побоев, легких или менее тяжких телесных повреждений и т.п.), полностью охватываются диспозицией соответствующей части ст. 93 или ст. 145 УК Республики Беларусь и дополнительной квалификации по другим статьям УК Республики Беларусь не требуют.

7. Повторным в статьях 93 и 145 УК Республики Беларусь признается преступление, совершенное лицом, ранее совершившим какое-либо из преступлений, предусмотренных этими статьями либо статьями 74, 87 – 91-1, 141 – 144, 211-2, 213-1, 219-2 настоящего Кодекса.

8. К иным тяжким последствиям, указанным в ч. 3 ст. 93 и ч. 3 ст.

145 УК Республики Беларусь в качестве квалифицирующих признаков, могут относиться смерть или самоубийство потерпевшего или его близких, причинение в процессе вымогательства тяжких телесных повреждений, вынужденное прекращение деятельности предприятий, организаций, кооператива либо профессиональной деятельности потерпевшего, а равно иные последствия, которые суд с учетом конкретных обстоятельств дела может признать тяжкими. При этом следует иметь в виду разъяснения, данные в п. 5 настоящего постановления.

9. При отграничении вымогательства, совершенного по предварительному сговору группой лиц, от вымогательства, совершенного организованной группой, необходимо исходить из степени организованности виновных.

Под организованной группой применительно к ч. 3 ст. 93 и ч. 3 ст. 145 УК Республики Беларусь следует понимать устойчивое объединение двух или более лиц, специально организовавшихся для совместной преступной деятельности. Такая группа, как правило, имеет разработанный план совершения преступления, распределяет роли, вербует новых членов, оснащается техникой и т.д.

10. Разъяснить судам, что под угрозой убийством или нанесением тяжких телесных повреждений надлежит понимать не только высказывания об этом вымогателя, но и молчаливую демонстрацию оружия или иных предметов, если такая демонстрация не могла быть воспринята потерпевшим иначе как соответствующая угроза.

11. Насилие, не опасное для жизни и здоровья, указанное в ч. 2 ст. 93 и ч. 2 ст.

145 УК Республики Беларусь, это причинение потерпевшему побоев, легких телесных повреждений, не повлекших кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также любые другие насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему боли либо с ограничением его свободы.

12. Под указанным в ч. 3 ст. 93 и ч. 3 ст. 145 УК Республики Беларусь насилием, опасным для жизни и здоровья, следует понимать не только реальное причинение тяжкого телесного повреждения, менее тяжкого телесного повреждения, легкого телесного повреждения с кратковременным расстройством здоровья, но и поставление в опасность жизни и здоровья потерпевшего.

13. По смыслу ч. 3 ст. 93 и ч. 3 ст. 145 УК Республики Беларусь при квалификации преступления по признаку причинения крупного ущерба следует учитывать стоимость имущества как переданного вымогателю, так и поврежденного или уничтоженного им.

14. Исходя из того, что вымогательство является оконченным с момента предъявления требования о передаче имущества под угрозой причинения вреда потерпевшему или его близким, предусмотренные ч.ч. 2 и 3 ст.ст.

93 и 145 УК Республики Беларусь в качестве квалифицирующих признаков вымогательства повреждение или уничтожение имущества, причинение крупного ущерба или иных тяжких последствий могут быть инкриминированы лишь в случае реального наступления указанных в законе последствий.

15. Судам надлежит учитывать указанные в ст.ст. 93 и 145 УК Республики Беларусь квалифицирующие признаки состава преступления как при совершении вымогательства в отношении потерпевшего, так и его близких.

16. Обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения принципа индивидуализации при назначении наказания лицам, виновным в совершении вымогательства, с тем, чтобы не допускать случаев назначения как необоснованно мягких, так и несоразмерно суровых мер наказания.

При назначении наказания по ч. 1 ст. 93 либо ч. 1 ст.

145 УК Республики Беларусь суды во всех случаях обязаны обсуждать вопрос о применении или неприменении к виновным конфискации имущества и указывать в резолютивной части приговора о принятом решении.

Неприменение конфискации имущества при обсуждении по ч.ч. 2, 3 ст. 93 (145) УК Республики Беларусь может иметь место лишь при наличии условий, указанных в ст. 42 УК Республики Беларусь, и должно быть мотивировано в приговоре.

17. Судам следует принимать меры к совершенствованию профилактической работы по делам о вымогательстве, уделяя особое внимание выявлению причин и условий, создающих предпосылки для совершения указанных преступлений, в необходимых случаях реагировать на выявленные недостатки частными определениями, обеспечивая контроль за их исполнением.

18. Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь, областным и Минскому городскому судам усилить надзор за рассмотрением дел этой категории, обеспечить правильное направление судебной практики, своевременно принимать меры к устранению ошибок и недостатков в применении указанного законодательства.

Председатель Верховного Суда

Республики Беларусь В.С.КАРАВАЙ

Секретарь Пленума,

член Верховного Суда

Республики Беларусь А.А.ЛУФЕРОВ

Источник: https://belzakon.net/%D0%97%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/%D0%9F%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%9F%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%83%D0%BC%D0%B0_%D0%92%D0%B5%D1%80%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%A1%D1%83%D0%B4%D0%B0_%D0%A0%D0%91/1994/96654

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.12.2015 N 56

Постановление пленума по делам о вымогательстве

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 17 декабря 2015 г. N 56

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ВЫМОГАТЕЛЬСТВЕ (СТАТЬЯ 163 УГОЛОВНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ)

В целях обеспечения единства практики рассмотрения судами уголовных дел о вымогательстве, а также в связи с вопросами, возникающими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации и статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ “О Верховном Суде Российской Федерации”, постановляет дать следующие разъяснения:

1.

Обратить внимание судов на то, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного статьей 163 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). Необходимо учитывать, что при вымогательстве виновное лицо действует с умыслом на получение материальной выгоды для себя или иных лиц.

2. К предмету вымогательства по смыслу статьи 163 УК РФ относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права.

Под правом на имущество, с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве, в статье 163 УК РФ понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества.

3. К другим действиям имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве, относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (в частности, производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств).

4. Потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

5.

По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ к близким потерпевшего следует относить его близких родственников (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки), родственников (все иные лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве с потерпевшим), а также лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим, или лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

6. Судам необходимо иметь в виду, что вымогательство, предусмотренное частью 1 статьи 163 УК РФ, предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Угроза, которой сопровождается требование при вымогательстве, должна восприниматься потерпевшим как реальная, то есть у него должны быть основания опасаться осуществления этой угрозы.

Для оценки угрозы как реальной не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем.

7. Вымогательство является оконченным преступлением с момента, когда предъявленное требование, соединенное с указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, доведено до сведения потерпевшего. Невыполнение потерпевшим этого требования не влияет на юридическую оценку содеянного как оконченного преступления.

8.

Не образуют совокупности преступлений неоднократные требования под указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на имущество либо на получение материальной выгоды от совершения одного и того же действия имущественного характера. Как единое преступление следует квалифицировать и требование, направленное на периодическую передачу потерпевшим имущества (например, ежемесячную передачу определенной денежной суммы).

9. Если вымогательство сопряжено с побоями, совершением иных насильственных действий, причинивших физическую боль, а также с причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязанием, то такие действия виновного следует квалифицировать по пункту “в” части 2 статьи 163 УК РФ без дополнительной квалификации по статьям 112, 115, 116 или 117 УК РФ.

В случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью содеянное квалифицируется по пункту “в” части 3 статьи 163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статье 111 УК РФ.

Если при вымогательстве причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего повлекло по неосторожности его смерть, содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных пунктом “в” части 3 статьи 163 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

Вымогательство, сопряженное с убийством, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом “в” части 3 статьи 163 и пунктом “з” части 2 статьи 105 УК РФ.

10.

При решении вопроса об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, тогда как при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

В случаях, когда вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, при наличии реальной совокупности преступлений эти действия в зависимости от характера примененного насилия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой.

11. Уничтожение или повреждение в ходе вымогательства чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение потерпевшему значительного ущерба, образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 163 и 167 УК РФ.

12. По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ под сведениями, позорящими потерпевшего или его близких, следует понимать сведения, порочащие их честь, достоинство или подрывающие репутацию (например, данные о совершении правонарушения, аморального поступка). При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой распространения которых совершается вымогательство.

К иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких, относятся, в частности, любые сведения, составляющие охраняемую законом тайну.

Распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего и (или) его близких или подрывающих его (их) репутацию, незаконное распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 128.1, 137, 155 или 183 и статьи 163 УК РФ.

13.

Если требование передачи имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера является правомерным, но сопровождается указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, то такие действия не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправства) содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

14.

В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками вымогательства в соответствии с распределением ролей каждый из них совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону вымогательства (высказывает требование либо выражает угрозу, либо применяет насилие), все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если лицо осуществляет заранее обещанные передачу исполнителю преступления полученного в результате вымогательства имущества или оформление прав на него, то, при отсутствии признаков участия в составе организованной группы, его действия квалифицируются как пособничество по соответствующей части статьи 163 УК РФ и части 5 статьи 33 УК РФ.

15. Вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в пункте 4 примечания к статье 158 УК РФ.

16.

Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о вымогательстве выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и в соответствии с частью 4 статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

17. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившими силу:

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 года N 3 “О судебной практике по делам о вымогательстве” (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 года N 10, от 21 декабря 1993 года N 11, от 25 октября 1996 года N 10);

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 года N 10 “О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за вымогательство”.

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации

В.В.МОМОТОВ

Пленума Верховного Суда РФ

Источник: https://ishi-tut.ru/plenuma-verhovnogo-suda-rf/8316-postanovlenie-plenuma-verhovnogo-suda-rf-ot-17122015-n-56-o-sudebnoj-praktike-po-delam-o-vymogatelstve-statja-163-ugolovnogo-kodeksa-rossijskoj-federacii.html

О судебной практике по делам о вымогательстве (с изменениями, внесенными постановлениями пленума от 25 июля 1996 г. № 10 и от 5 мая 1997 г. № 3)

Постановление пленума по делам о вымогательстве

 
      Сноска. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 22 декабря 1995 г. N 11 утратило силу – нормативное постановление Верховного Суда РК от 23 июня 2006 года  N 6  (вводится в действие со дня официального опубликования).


     В целях разъяснения возникших спорных вопросов в практике применения действующего законодательства о вымогательстве, Пленум Верховного Суда ПОСТАНОВЛЯЕТ:        1. Разъяснить, что вымогательство во всех его видах представляет собой насильственную форму хищения.

Объектом данного преступления (так же, как и разбоя и насильственного грабежа) является не только собственность, но и личность потерпевшего. Оно считается оконченным преступлением с момента предъявления требования с применением угрозы.         Предметом вымогательства может быть не только имущество, но и право на имущество.

При этом вымогатель может преследовать цель либо однократного получения имущества либо получения периодических выплат, поэтому действия виновного, связанные с получением от потерпевших периодической платы за принудительно (под угрозой) навязываемые им услуги неэквивалентного содержания (якобы за “охрану” помещения, за “содействие” в реализации продукции и т.п.

) должны квалифицироваться как вымогательство.        2. При квалификации действий виновного лица как вымогательство следует устанавливать конкретный вид угрозы, предусмотренный в диспозиции закона, имея в виду, что потерпевшим от угрозы вымогателя может быть как собственник, так и лицо, в введении или под охраной которого находится имущество, так и их близкие.

При этом не имеет значения для наличия состава преступления, кем может быть реализована эта угроза: самим предъявителем имущественного требования, его соучастниками или третьими лицами.        3. Действия виновного, совершившего вымогательство с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо под угрозой применения такого насилия, охватываются ч. 1 ст. 76-7 УК.

При этом под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует понимать побои, причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья.        Требование передачи чужого имущества или права на имущество с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, является квалифицированным видом вымогательства. При этом под насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, необходимо понимать причинение потерпевшему телесного повреждения средней тяжести либо легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности, а также иное насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.        Действия виновного лица, совершившего вымогательство, сопряженное с умышленным причинением тяжких телесных повреждений или с умышленным убийством, должны квалифицироваться по совокупности этих преступлений.        4. Как вымогательство под угрозой оглашения позорящих сведений следует квалифицировать требование передачи чужого имущества, сопровождающееся угрозой разглашения любых сведений, которые могут нанести вред чести и достоинству потерпевшего или его близких. При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения,под угрозой разглашения которых совершается вымогательство. В тоже время необходимо иметь в виду, что потерпевший стремится сохранить эти сведения в тайне, а угроза их оглашения используется виновным,чтобы принудить его к передаче имущества или права на имущество.        В случае, если о потерпевшем или его близких оглашены сведения клеветнического либо оскорбительного характера, содеянное, при наличии к тому оснований, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 76-7, и соответственно статьями 118 или 119 УК.        5. Когда вымогательство совершается с угрозой уничтожения имущества,для квалификации действий виновного не имеет значения, о каком имуществе идет речь (вверенном потерпевшему для охраны или его собственном, движимом или недвижимом) и каким способом эта угроза будет реализована. В этих случаях следует иметь в виду, что угроза должна быть реальной и способной оказать устрашающее воздействие на потерпевшего.         Требование передачи чужого имущества или права на имущество, сопряженное с уничтожением или повреждением имущества потерпевшего является квалифицирующим видом вымогательства и дополнительной квалификации не требует. Если при совершении вымогательства имущество потерпевшего было уничтожено или повреждено при обстоятельствах, указанных в диспозиции ст. 82 УК, то действия виновного образуют совокупность указанных преступлений.        6. Под вымогательством, совершенным путем создания обстановки, вынуждающей потерпевшего передать имущество или право на имущество, следует понимать действия, связанные с вмешательством в личную жизнь гражданина или нормальную деятельность хозяйствующего субъекта, блокированием объектов хозяйственной или иной деятельности, препятствованием продвижению по службе, ущемлением прав на жилище, а также вмешательством в другие сферы личной жизни потерпевшего или его близких.        7. Действия виновного, совершившего вымогательство с применением любого оружия, должны квалифицироваться по п “а” ст. 76-7 УК, имея в виду, что в соответствии с Законом Республики Казахстан “О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия” от 27 октября 1993 года, под оружием понимаются устройства и предметы,конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели (огнестрельное, холодное, газовое, электрическое, пневматическое).         Если виновное лицо совершило вымогательство с применением огнестрельного или холодного оружия,которым оно владело незаконно, то его действия должны квалифицироваться по совокупности этих преступлений.        8. Вымогательство следует считать совершенным группой лиц, когда в преступлении участвовало два и более лиц. Лица, организовавшие совершение вымогательства или руководившие его совершением, а равно лица, склонившие кого-либо к совершению вымогательства или содействовавшие его совершению, несут ответственность за соучастие в этом преступлении.         В случаях, когда виновные лица,совершившие вымогательство, состоят в организованной группе либо в преступном сообществе, их действия надлежит квалифицировать как вымогательство, совершенное группой лиц.        (В редакции постановления Пленума от 25 июля 1996 г. N 10).        9. Вымогательство следует считать повторным во всех случаях, когда лицо ранее совершило одно из преступлений, указанных в пункте “а” примечания к ст. 76 УК, вне зависимости от того, было ли оно за них осуждено. Вымогательство не может квалифицироваться как повторное, если к моменту совершения этого преступления истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление, а также если судимость за него погашена либо снята в установленном порядке.         Не образует повторности неоднократное требование передачи имущества или права на имущество,обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом.        (П.10 исключен постановлением Пленума от 5 мая 1997 г. № 3). 11.        11. Под захватом заложника понимается ограничение свободы одного или нескольких лиц, совершенное любым способом (тайно, открыто, путем обмана или с применением насилия), когда необходимым условием их освобождения является выполнение требований вымогателя.        Угроза убийством или причинением телесных повреждений заложнику не требует дополнительной квалификации. В случае же умышленного причинения смерти заложнику содеянное квалифицируется по совокупности как вымогательство с захватом заложника и умышленное убийство из корыстных побуждений.        Поскольку захват заложников является способом совершения вымогательства дополнительная квалификация содеянного по ст. 115-1 УК не требуется, за исключением случаев, когда эти действия повлекли тяжкие последствия.        12. При отграничении вымогательства от самоуправства необходимо иметь в виду, что вымогательство во всех его видах представляет собой насильственную форму хищения, т.е. ему свойственна корыстная цель. При квалификации же действий как самоуправство следует исходить из того, что виновный самовольно, в нарушение установленного порядка, осуществляет свое действительное или предполагаемое право. Обязательным признаком объективной стороны уголовно наказуемого самоуправства является существенное нарушение прав граждан.        13. Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, следует учитывать, что если при грабеже или разбое насилие является средством завладения имуществом, то при вымогательстве физическое насилие является лишь формой выражения психического насилия и служит для подкрепления угрозы применить более серьезное насилие в случае невыполнения требований вымогателя.        Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.        Если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имевшегося у потерпевшего имущества,то эти действия, при наличии реальной совокупности преступлений, должны дополнительно квалифицироваться в зависимости от характера примененного насилия, как грабеж или разбой. 

      14. Разъяснить, что указанные в ст. 76-7 УК квалифицирующие 

признаки преступления следует учитывать при совершении

вымогательства как в отношении потерпевшего, так и его близких. 

     Под близкими потерпевшего следует понимать его близких родственников,

определенных законом, а также иных лиц, жизнь, здоровье и

благополучие которых, в силу сложившихся жизненных

обстоятельств,дороги потерпевшему. 

Если Вы обнаружили на странице ошибку, выделите мышью слово или фразу и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter

Источник: http://adilet.zan.kz/rus/docs/P95000011S_

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.