Пленум верховного суда по угрозе убийством

Содержание

Угроза убийством (статья 119 УК РФ)

Пленум верховного суда по угрозе убийством

Для более легкого прочтения сокращенные ФИО потерпевших заменены на мать и сын.

В марте 2015 г. за юридической помощью обратились мать и сын А., рассказали скомканную историю, выслушав которую и изучив имеющиеся документы, у меня осталось больше вопросов, чем ответов и некоторое ощущение беспросветности ввиду уже упущенного времени и бездействия со стороны обратившихся людей.

В июле 2014 года около 17 часов мать по дороге с работы встретили неизвестные, под угрозой усадили в машину, мотивировав тем, что ее 23-летний сын находится у них и она обязана проехать с ними для урегулирования конфликта между неизвестными и сыном, в ином случае его убьют и вообще будет плохо. Привезли в промзону, под ножом завели в подвал оборудованный столом, оргтехникой и небольшими пыточными приспособлениями.

Восемь агрессивно настроенных, вооруженных холодным оружием мужчин, долго разговаривать и стесняться не стали, немного избили мать и сына, под угрозой убийства и ножом заставили их подписать предварительный договор купли-продажи квартиры, собственниками которой на тот момент являлись мать и сын. Документы оформляла женщина, которую представили, как нотариуса.

По условиям предварительного договора мать и сын обязались купить свою же квартиру у  Алексеенко Ю.А., который по условиям предварительного почему-то являлся продавцом. Также предварительные договора, а их было два, на долю матери и на долю сына содержали следующие условия:

«… 1.4. Покупатель гарантирует выкуп квартиры до 30.12.2014 г.

2.1.1. Уплата Покупателем Продавцу авансовых платежей в размере: 21 000 рублей осуществляются ежемесячно 30-го числа каждого месяца начиная с 30-го августа 2014 г.

до истечения срока действия настоящего Предварительного договора купли-продажи.

В случае несвоевременного внесения оплаты авансовых платежей за Объект, начисляются пени в размере 5% ежемесячно на просроченную сумму авансового платежа.

2.1.2. Окончательный расчет между Покупателем и Продавцом производится путем уплаты Покупателем Продавцу 300 000 рублей…».

После подписания предварительного договора мать и сына отпустили, выдав им по экземпляру подписанному там же в подвале продавцом  Алексеенко Ю.А., но не подписанному ими. Также им не рекомендовали обращаться в правоохранительные органы и лечебные учреждения, еще раз пригрозив на прощанье убийством.

В покое не оставили, держали на контроле на протяжении двух месяцев, провожали и встречали с работы ежедневно, напоминая о необходимости хранить молчание и готовить деньги для расчета. В сентябре 2014 г. люди из подвала явились за авансовыми платежами в размере 21 000 рублей с матери и 21 000 рублей с сына.

Разговор получился настолько жестким и бескомпромиссным, что мать и сын А. от полного отчаяния все-таки рассказали о своем горе родственникам, под их давлением написали заявление в полицию, а также узнали из выписки ЕГРП, что с августа 2014 года собственником их квартиры является  Алексеенко Ю.А.

, которого они видели один раз все в том же злополучном подвале.

Кому и за что мать и сын оказались солидарно должны 600 000 рублей и за что их в лучших традициях 90-х поставили на счетчик, объяснить они не смогли, а может быть не захотели.

Дело осложнялось плохим знанием русского языка, низким уровнем образования и запуганностью.

При этом люди утверждали, что кроме предварительного договора купли-продажи ничего более не подписывали, в Росреестре не были, ничего не знают и ничего не помнят.

Итак, на руках мы имели правоустанавливающие документы на мать и сына, два предварительных договора, выписку из ЕГРП, в которой собственником являлся  Алексеенко Ю.А., постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, плачущую мать, виновато молчащего сына и все.

Крайне отрицательный прогноз.

Браться за дело не хотелось. Люди тоже понимали насколько все плохо, но настаивали на своей защите. После долгих переговоров, с обоюдными перерывами на подумать, было заключено соглашение.

В суд было направлено исковое заявление о признании сделки недействительной, применении последствий недействительной ничтожной сделки, заявлены ходатайства – об обеспечении иска и истребовании копии регистрационного дела из Росреестра. В районную прокуратуру подана жалоба на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Забегая вперед скажу, пока шло судебное разбирательство, в прокуратуру неоднократно направлялись повторные жалобы, ни на одну из которых мы так и не получили ответы. Видимо нечего было ответить.

Судебное разбирательство: В первом судебном заседании нам вручили встречный иск о признании утратившими право пользования, снятии с рег. учета и выселении матери и сына, поданный представителем ответчика  Алексеенко Ю.А. через канцелярию.

Подумав между заседаниями, решила привлечь прокурора к участию в деле на стороне своих Доверителей в порядке ст. 45 ГПК РФ для получения заключения прокурора о правомерности и обоснованности заявленных требований о выселении. Лучше бы я этого не делала. Прокуратура откровенно мешала на протяжении всего судебного разбирательства и в первой инстанции, и в апелляции.

Во втором заседании, проходившем уже при участии прокурора в пляжных желтых брюках, представителем Ответчика были представлены суду оригиналы правоустанавливающих документов, ознакомившись с договорами купли-продажи, мои Доверители в один голос сказали суду – «Мы эти договора не подписывали».

По нашему ходатайству была назначена судебная почерковедческая экспертиза, принесшая через время неоднозначные результаты. Эксперт установил, что подпись и рукописный текст в договоре купли-продажи от имени матери на 100% выполнена им самим, от имени сына вероятность составила – 30 %, что не позволило категорично установить ею выполнена подпись и рукописный текст или нет.

Вместе с тем, эксперт указал на то что подписи и рукописные тексты выполнены в каком-то необычном функциональном психофизиологическом состоянии, которое могло быть вызвано волнением, повышенным возбуждением или стрессом.

В судебном заседании, эксперт подтвердил выводы, сделанные им в экспертном заключении, однако о природе стресса и связанности его с принуждением и угрозой при подписании договоров говорить не захотел, ссылался на то что «вероятность есть, а методик нет».

Прения были жаркими, заключение прокурора оказалось не в пользу моих Доверителей, ввиду отсутствия своевременных обращений в правоохранительные органы и лечебные учреждения.

27.08.2015 г. Решением Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону, исковые требования моих Доверителей были удовлетворены в полном объеме, в удовлетворении встречных требований – отказано.

Меня первый раз в жизни прямо в судебном заседании обнимали и целовали плачущие Доверители. Чувствовала себя от этого немного скованно, но все равно было приятно.

РЕШЕНИЕ:

Исковые требования матери и сына к  Алексеенко Ю.А., третье лицо Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности ничтожной сделки удовлетворить.

Признать недействительным предварительный договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ года, заключенный между матерью и  Алексеенко Ю.А.

Признать недействительным предварительный договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ года, заключенный между сыном и Алексеенко Ю.А.

Признать недействительным договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ 7/15 долей в праве общей долевой собственности на квартиру № 6, расположенную по адресу: заключенный между сыном и  Алексеенко Ю.А.

Признать недействительным договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ 8/15 долей в праве общей долевой собственности на квартиру № 6, расположенную по адресу: заключенный между матерью и  Алексеенко Ю.А.

Применить последствия недействительности сделки договора купли-продажи в виде возврата сторон в первоначальное положение.

Признать недействительной запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним № от ДД.ММ.ГГГГ о государственной регистрации договора купли продажи квартиры от ДД.ММ.ГГГГ года, заключенного между сыном и  Алексеенко Ю.А.

Признать недействительной запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним № от ДД.ММ.ГГГГ о государственной регистрации договора купли продажи квартиры от ДД.ММ.ГГГГ года, заключенного между матерью и  Алексеенко Ю.А.

Признать за матерью право собственности на 8/15 долей в праве общей долевой собственности на квартиру № 6, расположенную по адресу: общей площадью 42,2 кв.м.

Признать за сыном право собственности на 7/15 долей в праве общей долевой собственности на квартиру № 6, расположенную по адресу: общей площадью 42,2 кв.м.

Исключить  Алексеенко Ю.А. из числа собственников на квартиру № 6, расположенную по адресу: общей площадью 42,2 кв.м.

В удовлетворении встречного искового заявления  Алексеенко Ю.А. к матери, сыну, третье лицо УФМС России по РО о признании утратившими право пользования, снятии с регистрационного учета, выселении, отказать в полном объеме.

В том что будет апелляционная жалоба никто не сомневался, о том что прокурором подано апелляционное представление за пределами установленных сроков, мы узнали в суде апелляционной инстанции. Для восстановления сроков дело направили в первую инстанцию.

Нами было подано мотивированное возражение, однако, в заседании выяснилось – Прокуратура свое представление отозвала и дело вновь будет направлено в Ростовский областной суд. Впрочем, это было не первое и не единственное воспаление прокуратуры в данном деле в непонятно чьем интересе.

Судебная коллегия рассматривала наше дело три заседания, разбирательство обладало всеми признаками рассмотрения по правилам суда первой инстанции, Решение продавливалось со всех сторон, и даже агрессивные вооруженные мужчины из подвала не постеснялись явиться в судебное заседание и объявили себя свидетелями, однако заседание перенесли в связи с истребованием всего регистрационного дела из Россреестра и со свидетельскими показаниями у них не задалось. Так что, что там хотели донести до суда эти свидетели Йеговы, мы не знаем.

Хочу заметить, что в данном деле с самого начала судебного разбирательства было очень много вопросов к Россреестру, так как Доверители утверждали, что не присутствовали при регистрации договоров купли-продажи, не давали доверенностей, не подписывали заявления и вообще физически отсутствовали. Вопросы эти изложены в прикрепленном ходатайстве, аргументированных ответов на большинство из них мы так и не получили. Впрочем, спустя год, Россреестр все-таки прислал кусок регистрационного дела. 14.03.2016 г. я наконец-то увидела то что так тщательно пытался скрыть от суда Росреестр.

В расписке о принятии документов, отсутствовало упоминание о правоустанавливающих документах моих Доверителей, поданных на регистрацию. Вместе с тем, в соответствии со ст.ст.

16-17 ФЗ № 122-ФЗ документы, подтверждающие право собственности лица, отчуждающего объект недвижимости, отнесены к обязательным документам, на основании которых происходит государственная регистрация прав на недвижимое имущество.

На это в том числе было обращено внимание судебной коллегии, в совокупности с представленными на обозрение правоустанавливающими документами моих Доверителей.

И если до этого момента у уважаемой судебной коллегии возникали вопросы к моим Доверителям:

«А Вы что не читали, что Вы подписываете? Как так Вы не знали, что продали квартиру? Читать надо, что Вы подписываете! Почему Вы не читали?»

И адвокату Матлис приходилось разъяснять:

«Потому что это был подвал и условий для чтения там не было, и мамы с папой не было, и мужа могучего не было, и возможности позвонить тоже. Было восемь агрессивно настроенных вооруженных мужчин, и это был подвал, а не библиотека. Понимаете?»

И они все-таки поняли. После ознакомления с регистрационным делом совсем все поняли.

14.03.2016 г. Решение вступило в законную силу. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда рассмотрев апелляционную жалобу представителей  Алексеенко Ю.А. оставила решение без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

адвокат Матлис С.А.

Источник: https://pikabu.ru/story/ugroza_ubiystvom_statya_119_uk_rf_3458087

Статья 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»

Пленум верховного суда по угрозе убийством

Российские правоохранители неохотно расследуют такие преступления, как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Нередки случаи, когда человек неправильно воспринимает интонацию собеседника, принимает шутку или розыгрыш за попытку запугивания. Однако реальная угроза — это уголовно наказуемое деяние, которое карается сурово, вплоть до лишения свободы.

Как квалифицируется преступление, как доказать его, и какой срок лишения свободы предусмотрен законом?

Состав преступления

В ст. 119 УК РФ угроза убийством определяется как психическое насилие над личностью. Цель злоумышленника — запугать потерпевшего, вызвать у него страх за свою безопасность.

У угрозы также есть ряд характерных черт. Она в первую очередь должна быть конкретной и реальной.

Объектом преступления является психическое состояние человека, субъектом выступает физическое лицо, обладающее рядом признаков.

Это должен быть вменяемый гражданин, обладающий правоспособностью от рождения, а также достигший 16-летия.

Если высказываются намерения причинить легкий или средний вред здоровью, ограбить, повредить имущество, ответственность наступает по другим статьям.

Диспозицией ст. 119 УК РФ запрещена только угроза убийством или нанесением тяжкого вреда здоровью.

Важным элементом состава преступления является объективная сторона. Она заключается в том, что потерпевший каким-либо образом получает информацию о намерении причинить ему тяжкие увечья либо смерть.

Если преступный умысел был установлен, при назначении меры наказания не будет иметь значения, была ли угроза выражена по телефону, в письме, жестами, демонстрационным поведением или другим способом.

Объективная и субъективная угрозы

Угроза признается объективной, если преступник собирался воплотить ее в жизнь. Второй вариант — если намерения осуществились в момент их выражения.

Субъективная угроза характеризуется только прямым умыслом. Она всегда направляется в адрес потерпевшего, даже если в разговоре участвовали другие люди либо посторонние.

При этом преступник, возможно, и не планировать осуществлять свою угрозу. Если он шутил, но его слова восприняли всерьез, вина с него не снимается.

Квалификация преступления

Квалифицирующие признаки угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью изложены в ч. 2 ст. 119 УК РФ.

Отягчающим обстоятельством признается совершение преступления из ненависти к представителям других рас, вероисповеданий, идеологий, социальных групп и классов.

В России на государственном уровне запрещено подобное расслоение общества.

Формы угрозы убийством и объективные признаки

Угроза убийством может относиться как к будущему времени, так и к моменту ее выражения. Она высказывается либо непосредственно тому, к кому обращается виновный, либо передается через третьих лиц.

Преступление считается оконченным в тот момент, когда угроза выражается вовне.

По форме она может быть:

  1. Словесная. Признается угрозой, если содержит четко сформулированные и озвученные намерения убить человека либо нанести тяжкий вред его здоровью. Передается по телефонной связи, через видео-сообщение, устно при личной встрече. Если у потерпевшего есть основания считать, что озвученные намерения могут быть осуществлены, дело является уголовно наказуемым.
  2. Угроза ножом. Выражается в демонстрации оружия или даже похожего предмета, при виде которого у потерпевшего возникают опасения за собственную безопасность.
  3. Угроза по телефону. Форма словесного запугивания. Иногда потерпевший узнает голос виновного, иногда — нет. Однако во всех случаях запись телефонного разговора становится важным доказательством в суде.
  4. Угроза по SMS. Автора такого сообщения легко вычислить даже тогда, кода оно присылается анонимно с неизвестного номера. В отличие от словесной, написанная угроза сохраняется на электронном носителе, поэтому ее всегда можно предъявить подозреваемому. Она также является ценным доказательством его вины.
  5. Угроза по интернету — еще одна разновидность написанной. Человека, приславшего такое послание, без труда вычислят правоохранительные органы. Она должна быть зафиксирована и передана в суд в качестве доказательства.

Определение реальности угрозы

Необходимый квалификационный признак — реальность угрозы, а это наличие оснований опасаться ее исполнения.

В таком случае у потерпевшего возникает дискомфорт, боязнь за свою жизнь и здоровье. Именно этого и добивается преступник.

На практике трактовка понятия «реальность угрозы» нередко вызывает сложности. Однако это непременное условие для применения ст. 119 УК РФ. Если угроза произносится сгоряча, когда обе стороны не принимают ее всерьез, она признается пустой.

На реальность угрозы влияют следующие факторы:

  • конкретная форма выражения;
  • характер и содержание угрозы;
  • сопутствующая ситуация (место, время, обстоятельства);
  • интенсивность выражения угрозы;
  • предшествующие взаимоотношения сторон (преследования потерпевшего, его семьи и т. д.);
  • характеристика личности преступника (неуравновешенная психика, прежние судимости, связанные с насилием, алкоголизм, вспышки гнева, жестокости, обиды).

Часто злоумышленники прибегают к угрозам для совершения более тяжких преступлений — разбоев, вымогательств, угонов автомобилей.

Согласно правилам квалификации, при конкуренции целого и части предпочтение отдается целому. Соответственно, дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ не требуется.

Другой подход применяется при рассмотрении дел о том, как насильник запугивает свою жертву, чтобы она не выдавала его личности правоохранительным органам.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда угроза убийством в этом случае подлежит дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ при условии, что у пострадавшей были основания опасаться за свою безопасность.

Норма ст. 119 УК РФ — общая по отношению и к ряду других, которые тоже устанавливают ответственность за угрозы.

В ст. 296 УК РФ говорится о недопустимости оказания давления на лиц в связи с осуществлением или правосудия или производства предварительного расследования.

Согласно правилам квалификации, предпочтение должно отдаваться норме ст. 296 УК РФ.

Нанесенные побои и угроза убийством — это уже не запугивание. Устрашение в таких случаях указывает на демонстрацию решения об убийстве или нанесении тяжкого вреда здоровью.

Соответственно, угроза квалифицируется как приготовление или покушение на совершение тяжкое преступление.

Уголовная ответственность

В ч. 1 ст. 119 УК РФ указана уголовная ответственность за угрозу убийством, а именно:

  • арест;
  • лишение свободы на срок от 2-х лет;
  • исправительные работы;
  • обязательные работы;
  • штраф.

Менее строгое наказание за угрозу убийством назначается несовершеннолетним. Их отправляют в исправительные колонии общего режима на вдвое меньший срок, чем взрослых.

Принудительные работы они выполняют наравне с совершеннолетними гражданами, но трудятся они тоже меньше по времени. Штраф может быть наложен на подростка только при условии его эмансипации.

За то же преступление при наличии отягчающих обстоятельств предусмотрены следующие виды наказаний:

  • до 5-ти лет принудительных работ с запретом занимать некоторые должности либо вести определенную деятельность на срок до 3-х лет (либо без такового);
  • до 5-ти лет лишения свободы с запретом занимать некоторые должности либо вести определенную деятельность на срок до 3-х лет (либо без такового).

В 2016 г. в Госдуме обсуждалась возможность отменить уголовное наказание за однократную угрозу убийством. Однако законопроект был отправлен на переработку.

Как доказать?

При поступлении реальной угрозы, следует написать заявление в полицию или прокуратуру. В нем необходимо описать произошедшее. Также стоит указать данные о преступнике или хотя бы пару строк о том, кто это может быть.

Далее потребуется собрать доказательства, которые подтверждают, что угроза действительно поступала:

  • свидетельские показания;
  • запись телефонного разговора;
  • SMS или сообщения в интернете;
  • написанное от руки письмо с угрозами.

Реальность угрозы устанавливается с учетом обстоятельств конкретного дела. В этом процессе применяется индивидуальное криминологическое прогнозирование.

Необходимо доказать, что злоумышленник пытался оказать давление на жертву, а та почувствовала страх и дискомфорт.

Для подтверждения того, что самочувствие потерпевшего ухудшилось на фоне запугивания, используются показания свидетелей (о том, что он потерял сон, вздрагивал при телефонных звонках, жаловался на беспокойство).

Если оба факта доказываются, угроза признается реальной — даже при условии, что виновный не собирался исполнять ее.

Отличия от покушения на убийство

Несмотря на всю схожесть деяний, угроза убийством и покушение на убийство имеют принципиальные отличия:

  1. Объект преступления. При угрозе это психическое состояние потерпевшего, при покушении — его жизнь и здоровье.
  2. Манера совершения. Угроза осуществляется оповещением потерпевшего определенным способом. Перед покушением ведутся приготовления, но на стадии совершения возникают обстоятельства, не позволяющие задуманное до конца.
  3. Субъект преступления. В случае угрозы это гражданин от 16 лет, в случае покушения — от 14 лет.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью — преступление, которое практически не приносит видимого ущерба. Однако его своевременное раскрытие помогает предотвратить более серьезные деяния.

Угроза является разновидностью психического насилия и ставит целью вызвать страх у потерпевшего.

Доказательствами по делу служат показания свидетелей, записи звонков, видео, копии сообщений от виновного, а наиболее суровым наказанием является лишение свободы на срок от 2-х лет.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/ugroza-ubijstvom-ili-prichineniem-tyazhkogo-vreda-zdorovyu/

Разъяснение пленума верховного суда по ст 119 ук рф – Помощь права

Пленум верховного суда по угрозе убийством



Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в настоящее время можно назвать одним из наиболее распространенных преступлений в структуре насильственной преступности. Так, в 2015 году зарегистрировано 80 801 случаев, в 2016 году — 70 258, в 2017 году — 66 744.

Поскольку в статистических данных касаемо состояния преступности в Российской Федерации число зарегистрированных угроз убийством определено в совокупности с числом угроз причинением тяжкого вреда здоровью, то отразить статистику относительно деяний, заключающихся в угрозе убийством, не представляется возможным.

В исследованиях, посвященных угрозе убийством, авторами по-разному определяется удельный вес данного преступного посягательства. Так, например, А. Н. Варыгин и О. И. Ильянова считают, что доля угрозы убийством в структуре насильственной преступности составляет около 25 % [1]. Другими исследователям, например, Е. В. Гертелем, указывается на 32 % [5].

Следует отметить, что угроза в уголовном праве понимается и как способ нарушения психической неприкосновенности личности, и как возможная опасность наступления преступных последствий.

В первом аспекте угроза может приобретать значения деяния (ст. 119, 296, ч. 1 ст. 318, ст. 321 УК РФ), последствия преступления (ч. 2 ст. 225, ч. 1 ст.

247 УК РФ), способа осуществления принуждения, являющегося обстоятельством, исключающим преступность деяния (ч. 2 ст. 40 УК РФ); способа осуществления принуждения, являющегося обстоятельством, смягчающим наказание (п. «е» ч. 1 ст.

61 УК РФ); способа осуществления принуждения, являющегося обстоятельством, отягчающим наказание (п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ) [7].

Угроза убийством является разновидностью угрозы-деяния, которое характеризуется воздействием на психику отдельной личности, группы лиц, общество в целом и заключается в обнаружении субъективной решимости причинения вреда и реальной возможности его наступления. Обязательными признаками данной угрозы являются реальная возможность наступление вреда и психическое насилие [6].

В рамках производства по уголовному делу, кроме всего прочего, подлежит доказыванию характер и размер вреда. Не вызывает сомнений, что вред, причиненный преступлением, предусмотренным ст. 119 УК РФ, является моральным.

Однако, этого недостаточно для понимания юридической природы объекта преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ. Для правильного понимания и, следовательно, применения ст.

119 УК РФ необходимо определить объект преступления угрозы убийством.

Г. Н.

Борзенков в качестве непосредственного объекта рассматривает умышленное создание психотравмирующей ситуации, которое само по себе является посягательством на здоровье человека, независимо от намерения виновного приводить или нет в исполнение данную угрозу. Поэтому именно здоровье является объектом данного преступления [8]. Представляет интерес подход Л. В. Иногамовой-Хегай, которая под непосредственным объектом преступления понимает психический комфорт (равновесие) личности [2].

Существующие взгляды относительно предмета угрозы убийством можно объединить в два подхода — широкого и узкого. Согласно широкому подходу объектом угрозы убийством является здоровье (И. Э. Звечаровкий, Г. Н. Борзенков и др.).

Представителями узкого подхода, в числе которых Л. В. Иногамова-Хегай, С. Х. Мазуков, Р. Д. Шарапов, М. В. Кроз, Н. А. Ратинова, О. Р.

Онищенко, считают, что объектом преступления является психический комфорт, нормальная психическая деятельность, психическое здоровье, безопасность психического благополучия [9].

По нашему мнению, для правильного понимания объекта преступления, предусмотренного, ст. 119 УК РФ необходимо определять его более узко. Определением в качестве объекта преступления здоровья скорее определяется видовой объект.

Угроза убийством совершается только путем действия. Совершение угрозы убийством путем бездействия невозможно.

Как указал Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики, угроза убийством может быть выражена в любой форме. Отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности по ч. 1 ст. 119 УК РФ [3].

Следовательно, угроза убийством может совершатья в устной, письменной или конклюдентной формах. О возможности совершения угрозы убийством посредством использования каких-либо знаков, жестов можно судить на основании положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.

2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности».

Так, Верховный суд указал, что под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью следует понимать также и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия [10].

Таким образом, как угрозу убийством следует квалифицировать даже ситуации, при которых молчаливо демонстрируется оружие.

Особого внимания заслуживает осуществление угрозы убийством с применением оружия или предметов, используемых в качестве такового. Следует иметь ввиду, что степень общественной опасности такой угрозы намного выше аналогичной угрозы без применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В связи с этим, целесообразно было бы включить в ст.

119 УК РФ [11] квалифицирующий признак «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». Необходимо отметить, что в уголовном законодательстве некоторых зарубежных стран такой квалифицирующий признак предусмотрен.

Например, применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия при угрозе убийством как квалифицирующий признак определен в УК Аргентины.

К уголовной ответственности за угрозу убийством можно привлечь только в том случае, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. Однако, что именно понимается под этими основаниями, уголовный закон не раскрывает.

Как указал Конституционный суд Российской Федерации в Определении от 23.03.2010 № 368-О-О, ст. 119 УК РФ позволяет признавать составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления [12].

Таким образом, важное практическое значение имеет решение проблемы определения реальности угрозы. В теории уголовного права под реальностью угрозы традиционно понимают наличие оснований опасаться осуществления угрозы.

По мнению И. В. Лукьяновой, реальной следует считать угрозу, обладающую способностью вызвать у потерпевшего опасение ее осуществимости. При этом реальность угрозы складывается из субъективного и объективного факторов. Субъективный фактор характеризуется возможностью восприятия содержания и понимания значения угрозы сознанием и волей человека.

Объективный фактор определяется угрожающим потенциалом, который заложен виновным в свой поступок и рассчитывается исходя из особенностей личности потерпевшего и сопутствующих совершению преступления обстоятельств.

Мы полностью согласны с позицией указанного автора, и считаем, что для определения реальности угрозы следует руководствоваться как объективным, так и субъективным факторами [4].

Угрозу убийством иногда сложно отграничить от приготовления к убийству. Примером может служить угроза с имитацией приготовления к убийству путем выкапывания могилы для потерпевшего на его глазах.

При этом могила роется в течение длительного времени, и связанный потерпевший находится рядом, ожидая своей участи.

Или потерпевший видит, как для него готовится петля из веревки, которая привязывается к ветке дерева и т. д.

Сложность отграничения такого вида угроз от приготовления к убийству или покушения на убийство заключается в том, что это возможно только по признакам субъективной стороны.

Данные признаки обнаруживаются лишь при наличии фактического результата и объясняются обстоятельствами, которые способствовали доведению преступления до конца, но преступник сознательно не реализовал угрозу.

При этих условиях данные действия могут быть квалифицированы по ст. 119 УК РФ.

Учитывая, что подобные угрозы убийством содержат элементы садизма (особой жестокости), целесообразно, на наш взгляд, включить этот признак в качестве отягчающего в ч. 2 ст. 119 УК, что могло бы способствовать реализации принципа справедливости.

На практике довольно часто встречаются ситуации, когда затруднительно определить что было совершено — угроза убийством или угроза причинением тяжкого вреда здоровью. В данном случае правильно подмечает И. В.

Лукьянова: «не столь важен конкретный вид угрозы, посредством которой осуществляется посягательство на психическую неприкосновенность человека (убийством, причинением вреда), существенно другое — обладала ли высказанная виновным угроза «зарядом» опасности, способным причинить вред здоровью, нарушить психическую деятельность индивида, ограничить личную свободу и т. д. Если угроза обладала такой способностью, то без всяких сомнений ее следует признавать преступной» [4].

Подводя итог следует отметить, что уголовная ответственность за угрозу убийством играет положительную роль в предупреждении тяжких и особо тяжких насильственных преступлений, направленных против личности.

Литература:

  1. Варыгин А. Н., Ильянова О. И. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в структуре насильственной преступности // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2013. № 4 (14). С. 38.
  2. Уголовное право. Особенная часть: учебник / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. М., 2008. С. 86.
  3. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017) // Солидарность. 2017. № 26.
  4. Лукьянова И. В. Угроза как преступление в уголовном праве России: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 2004. С. 13.
  5. Гертель Е. В. Уголовная ответственность за угрозу убийством: автореф. дис…. канд. юрид. наук. Омск, 2006. С.12.
  6. Коростылёв О. И. Уголовно-правовая характеристика угрозы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004. С. 12.
  7. Рузевич О.Р. Особенности законодательной регламентации угрозы в уголовном праве России и зарубежных стран // Юридическая техника. 2015. № 9. С. 644.
  8. Уголовное право России. Особенная часть: учебник / под ред. Г. Н. Борзенкова, В. С. Комиссарова. М., 2005. С. 124.
  9. Раздобудько В.О. Проблемы определения объекта угрозы убийством по уголовному праву России // Крымские юридические чтения: материалы научно- практической студенческой конференции / Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего образования «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации» Крымский юридический институт (филиал). Симферополь, 2016. С. 447.

Источник: https://pomprava.ru/razjasnenie-plenuma-verhovnogo-suda-po-st-119-uk-rf.html

Статья 119 УК РФ – Угроза убийством. Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Пленум верховного суда по угрозе убийством
Юридическая энциклопедия “МИП” » адвокат по уголовным делам » Статья 119 УК РФ – Угроза убийством. Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Опытный специалист, судебная практика ― более 16 лет.

За время своей деятельности работал как с гражданами, так и с юридическими лицами. Разносторонняя практика позволяет взглянуть на любую проблему, в том числе в сфере уголовного права, с разных сторон.

Судебная практика

Настоящее призвание нашел в решении проблем уголовного права. Занимается адвокатской защитой уже несколько лет, выиграно более 3000 дел. К каждой ситуации подходит, как к уникальной, изучает все особенности, до мельчайших подробностей. Это и позволяет похвастаться столь высокой результативностью (около 98% процессов ― в пользу клиента).

В ст. 119 УК РФ угроза убийством определяется как психическое насилие над личностью. Цель злоумышленника — запугать потерпевшего, вызвать у него страх за свою безопасность. У угрозы также есть ряд характерных черт. Она в первую очередь должна быть конкретной и реальной.

Объектом преступления является психическое состояние человека, субъектом выступает физическое лицо, обладающее рядом признаков. Это должен быть вменяемый гражданин, обладающий правоспособностью от рождения, а также достигший 16-летия.

Если высказываются намерения причинить легкий или средний вред здоровью, ограбить, повредить имущество, ответственность наступает по другим статьям. Диспозицией ст. 119 УК РФ запрещена только угроза убийством или нанесением тяжкого вреда здоровью.

Важным элементом состава преступления является объективная сторона. Она заключается в том, что потерпевший каким-либо образом получает информацию о намерении причинить ему тяжкие увечья либо смерть.

Если преступный умысел был установлен, при назначении меры наказания не будет иметь значения, была ли угроза выражена по телефону, в письме, жестами, демонстрационным поведением или другим способом.

Квалифицирующие признаки угрозы убийством или причинением тяжкого вреда

Квалифицирующие признаки угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью изложены в ч. 2 ст. 119 УК РФ. Отягчающим обстоятельством признается совершение преступления из ненависти к представителям других рас, вероисповеданий, идеологий, социальных групп и классов.

В России на государственном уровне запрещено подобное расслоение общества. Формы угрозы убийством и объективные признаки Угроза убийством может относиться как к будущему времени, так и к моменту ее выражения. Она высказывается либо непосредственно тому, к кому обращается виновный, либо передается через третьих лиц.

Преступление считается оконченным в тот момент, когда угроза выражается вовне.

Признанные эксперты по статье 119 УК РФ

Разъяснения законодательства. Защита на следствии и в суде. Профессиональная оценка правовой перспективы.

Словесная

Признается угрозой, если содержит четко сформулированные и озвученные намерения убить человека либо нанести тяжкий вред его здоровью. Передается по телефонной связи, через видео-сообщение, устно при личной встрече. Если у потерпевшего есть основания считать, что озвученные намерения могут быть осуществлены, дело является уголовно наказуемым.

Угроза ножом

Выражается в демонстрации оружия или даже похожего предмета, при виде которого у потерпевшего возникают опасения за собственную безопасность.

Угроза по телефону

Форма словесного запугивания. Иногда потерпевший узнает голос виновного, иногда — нет. Однако во всех случаях запись телефонного разговора становится важным доказательством в суде.

Угроза по SMS

Автора такого сообщения легко вычислить даже тогда, кода оно присылается анонимно с неизвестного номера. В отличие от словесной, написанная угроза сохраняется на электронном носителе, поэтому ее всегда можно предъявить подозреваемому. Она также является ценным доказательством его вины.

Угроза по интернету

Угроза по интернету — еще одна разновидность написанной. Человека, приславшего такое послание, без труда вычислят правоохранительные органы. Она должна быть зафиксирована и передана в суд в качестве доказательства.

Как определить реальность угрозы

Необходимый квалификационный признак — реальность угрозы, а это наличие оснований опасаться ее исполнения. В таком случае у потерпевшего возникает дискомфорт, боязнь за свою жизнь и здоровье. Именно этого и добивается преступник.

На практике трактовка понятия «реальность угрозы» нередко вызывает сложности. Однако это непременное условие для применения ст. 119 УК РФ. Если угроза произносится сгоряча, когда обе стороны не принимают ее всерьез, она признается пустой.

На реальность угрозы влияют следующие факторы: конкретная форма выражения; характер и содержание угрозы; сопутствующая ситуация (место, время, обстоятельства); интенсивность выражения угрозы; предшествующие взаимоотношения сторон (преследования потерпевшего, его семьи и т. д.

); характеристика личности преступника (неуравновешенная психика, прежние судимости, связанные с насилием, алкоголизм, вспышки гнева, жестокости, обиды).

Угроза убийством с целью совершения другого преступления

Часто злоумышленники прибегают к угрозам для совершения более тяжких преступлений — разбоев, вымогательств, угонов автомобилей. Согласно правилам квалификации, при конкуренции целого и части предпочтение отдается целому. Соответственно, дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ не требуется.

Другой подход применяется при рассмотрении дел о том, как насильник запугивает свою жертву, чтобы она не выдавала его личности правоохранительным органам. Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда угроза убийством в этом случае подлежит дополнительной квалификации по ст.

119 УК РФ при условии, что у пострадавшей были основания опасаться за свою безопасность. Норма ст. 119 УК РФ — общая по отношению и к ряду других, которые тоже устанавливают ответственность за угрозы. В ст.

296 УК РФ говорится о недопустимости оказания давления на лиц в связи с осуществлением или правосудия или производства предварительного расследования. Согласно правилам квалификации, предпочтение должно отдаваться норме ст. 296 УК РФ. Нанесенные побои и угроза убийством — это уже не запугивание.

Устрашение в таких случаях указывает на демонстрацию решения об убийстве или нанесении тяжкого вреда здоровью. Соответственно, угроза квалифицируется как приготовление или покушение на совершение тяжкое преступление.

№ 1 в официальном рейтинге адвокатов Москвы по уголовным делам

Уголовная ответственность и наказание

В ч. 1 ст. 119 УК РФ указана уголовная ответственность за угрозу убийством, а именно: арест; лишение свободы на срок от 2-х лет; исправительные работы; обязательные работы; штраф. Менее строгое наказание за угрозу убийством назначается несовершеннолетним.

Их отправляют в исправительные колонии общего режима на вдвое меньший срок, чем взрослых. Принудительные работы они выполняют наравне с совершеннолетними гражданами, но трудятся они тоже меньше по времени.

Штраф может быть наложен на подростка только при условии его эмансипации.

За то же преступление при наличии отягчающих обстоятельств предусмотрены следующие виды наказаний: до 5-ти лет принудительных работ с запретом занимать некоторые должности либо вести определенную деятельность на срок до 3-х лет (либо без такового); до 5-ти лет лишения свободы с запретом занимать некоторые должности либо вести определенную деятельность на срок до 3-х лет (либо без такового). В 2016 г. в Госдуме обсуждалась возможность отменить уголовное наказание за однократную угрозу убийством. Однако законопроект был отправлен на переработку.

Заявление в полицию. Особенности доказывания

При поступлении реальной угрозы, следует написать заявление в полицию или прокуратуру. В нем необходимо описать произошедшее. Также стоит указать данные о преступнике или хотя бы пару строк о том, кто это может быть.

Далее потребуется собрать доказательства, которые подтверждают, что угроза действительно поступала: свидетельские показания; запись телефонного разговора; SMS или сообщения в интернете; написанное от руки письмо с угрозами. Реальность угрозы устанавливается с учетом обстоятельств конкретного дела.

В этом процессе применяется индивидуальное криминологическое прогнозирование.

Необходимо доказать, что злоумышленник пытался оказать давление на жертву, а та почувствовала страх и дискомфорт.

Для подтверждения того, что самочувствие потерпевшего ухудшилось на фоне запугивания, используются показания свидетелей (о том, что он потерял сон, вздрагивал при телефонных звонках, жаловался на беспокойство).

Если оба факта доказываются, угроза признается реальной — даже при условии, что виновный не собирался исполнять ее.

Отличие от покушения на убийство

Несмотря на всю схожесть деяний, угроза убийством и покушение на убийство имеют принципиальные отличия: Объект преступления.

При угрозе это психическое состояние потерпевшего, при покушении — его жизнь и здоровье. Манера совершения. Угроза осуществляется оповещением потерпевшего определенным способом.

Перед покушением ведутся приготовления, но на стадии совершения возникают обстоятельства, не позволяющие задуманное до конца.

Субъект преступления. В случае угрозы это гражданин от 16 лет, в случае покушения — от 14 лет. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью — преступление, которое практически не приносит видимого ущерба. Однако его своевременное раскрытие помогает предотвратить более серьезные деяния.

  • Исковые заявления
  • Жалобы

Записаться на консультацию

Источник: https://advokat-malov.ru/voprosyi-i-otvetyi/ugolovnoe-pravo/statya-119-uk-rf-ugroza-ubijstvom.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть