Отграничение разбоя от смежных составов преступлений

Глава 3 разграничение разбоя и смежных составов

Отграничение разбоя от смежных составов преступлений

Разбойследует отграничивать от грабежа,точнее, от насильственного грабежа,поскольку отграничение разбоя отненасильственного грабежа сложностине представляет. Принимая во вниманиеиные признаки грабежа и разбоя, можноназвать следующие основания разграниченияразбоя и насильственного грабежа:

– пообъекту. Основные объекты грабежа иразбоя совпадают, однако разбой имеетдополнительным объектом здоровье илижизнь потерпевшего, чего не может бытьв грабеже;

– пообъективной стороне:

а)обязательным признаком разбоя выступаетнападение, которое представляет деяние(или его часть, поскольку еще необходимонасилие или угроза). Для грабежа нападениене характерно, точнее, нападение неявляется обязательным признаком грабежа,хотя и может в нем присутствовать вотдельных ситуациях;

б)насилие в разбое должно быть опаснымдля жизни или здоровья потерпевшего,равно как и угроза должна иметь содержаниемтакое – опасное для жизни или здоровья- насилие. В грабеже может присутствоватьтолько неопасное для жизни и здоровьянасилие (угроза неопасным насилием).

Если принимать во внимание тот вредздоровью, который может быть причиненв разбое, он минимально выражается впричинении легкого вреда здоровью.

Соответственно, если при завладениичужим имуществом виновный для отобранияимущества причинил потерпевшему легкийвред здоровью, о грабеже не может бытьи речи; содеянное квалифицируется какразбой;

в)момент окончания грабежа и разбояразный. Грабеж имеет классический моментокончания хищения (когда имуществоизъято и виновный может распорядитьсяимуществом или использовать его); разбойпо составу преступления – усеченный, онокончен с момента нападения, сопряженногос опасным насилием или угрозой такогонасилия;

– посубъективной стороне. Согласно понятиюхищения грабеж имеет корыстную цель.Цель разбоя, который я не считаю хищением,указана в ст.162УК РФ; это хищение чужогоимущества;

– поквалифицирующим (особо квалифицирующим)признакам. В грабеже, например, совершенноневозможно применение оружия илипредметов, используемых в качествеоружия.

Как только оно (применение) имеетместо, следует говорить о квалификациисодеянного как разбоя, поскольку всегдаприменение и даже простая демонстрацияоружия свидетельствуют об угрозе,опасной как минимум для здоровья, исходяиз поражающих свойств орудия преступления.Точно так же совершенно невозможенграбеж с причинением тяжкого вредаздоровью.

Разграничениепроводят по совокупности признаков:

1)разбой, в отличие от грабежа, в обязательномпорядке включает в деяние нападение.Последнее может иметь место в грабеже,но не является его обязательным признаком;

2)грабеж, в отличие от разбоя, предполагаетизъятие и обращение чужого имуществав свою пользу или пользу других лиц,т.е. хищение. В состав разбоя хищение невходит; при совершении разбойногонападения лицо должно лишь преследоватьцель хищения;

3)насилие и угроза насилием в грабеже иразбое – принципиально разные; в первом- не опасное для жизни или здоровья, вовтором – опасное для жизни или здоровья;

4)момент окончания грабежа и разбоя -разный. Грабеж – материальный составпреступления, для его окончаниянеобходимо, чтобы имущество было изъятои лицо получило возможность пользоватьсяили распоряжаться им по своему усмотрению.Разбой окончен с момента нападения,соединенного с насилием или угрозойприменения насилия, опасного для жизниили здоровья.

Практикане всегда учитывает названныеразграничительные признаки грабежа иразбоя, несмотря на то что они неоднократнооговаривались в постановлениях ПленумаВерховного Суда РФ (РСФСР, СССР). Результат- неправильная квалификация содеянного.

Примеромможет служить дело Жилина. Московскимобластным судом Жилин был осужден поп.”а” ч. 2 ст. 146УК РСФСР (ст.162УК РФ. – Н.Л.).

Суть дела такова:Мухин (дело в отношении него было выделенов отдельное производство), попредварительному сговору и действуясогласованно с Жилиным, с целью завладенияличным имуществом Дедова обманнымпутем, под видом осмотра продающейсявидеоаппаратуры, привел его на квартируЖилина.

Там Жилин напал на Дедова и, сбивпоследнего с ног, нанес ему удары кулакамии ногами, причинив легкие телесныеповреждения, не повлекшие за собойкратковременного расстройства здоровья.Применяя насилие, Жилин связал Дедоваэлектрошнуром и отобрал у него деньгив сумме 1600 руб.

, после чего из автомашиныпотерпевшего, стоявшей во дворе дома,открыто похитил его личное имущество- видео- и аудиокассеты стоимостью 1400руб. Обосновывая обвинение Жилина всовершении разбоя, Московский областнойсуд указал в приговоре, что действияЖилина подлежат квалификации поп.”а” ч. 2 ст.

146УК РСФСР, “посколькуон совершил нападение с целью завладенияличным имуществом гражданина, соединенноес насилием, опасным для жизни и здоровьяпотерпевшего, и с угрозой применениятакого насилия, по предварительномусговору группой лиц”.

ПрезидиумВерховного Суда РФ указал следующее.По смыслу закона, действия виновногомогут быть квалифицированы как разбойлишь в том случае, когда нападение сцелью хищения чужого имущества соединенос насилием, опасным для жизни и здоровьяпотерпевшего, или с угрозой применениятакого насилия.

При этом под насилием,опасным для жизни и здоровья, следуетпонимать такое насилие, которое повлеклопричинение потерпевшему тяжкоготелесного повреждения, менее тяжкоготелесного повреждения, а также легкоготелесного повреждения с кратковременнымрасстройством здоровья.

Согласнозаключению судебно-медицинскогоэксперта, потерпевшему Дедову действиямиЖилина были причинены множественныекровоподтеки и ссадины лица, которыеотносятся к легким телесным повреждениям,не повлекшим кратковременного расстройстваздоровья.

В материалах дела отсутствуюти доказательства угрозы применениянасилия, опасного для жизни и здоровья.

Притаких данных содеянное Жилиным должнобыть квалифицировано как насильственныйграбеж. Точно такое же разъяснение былодано в Определении Судейской коллегииВерховного Суда РФ по делу Власова

Источник: https://studfile.net/preview/6705742/page:7/

Соотношение и разграничения разбоя со смежными составами преступлений

Отграничение разбоя от смежных составов преступлений

Возможно соотношение и разграничение разбоя со смежными составами преступления. Прежде всего можно рассмотреть вопросы соотношения разбоя с преступлениями против личности.

Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по статьям 115 или 112 УК РФ не требует, В этих случаях содеянное квалифицируется по части первой статьи 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные частью второй или третьей этой статьи. Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений – по пункту “в” части четвертой статьи 162 и части четвертой статьи 111 УК РФ.

Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм[7].

Умышленное убийство не охватывается составом разбоя, в то же время умышленное убийство, сопряженное с разбойным нападением, не охватывает состав разбоя, поэтому данные преступления образуют идеальную совокупность преступления и требуют квалификации по двум статьям Кодекса. Состав вооруженного разбоя включает в себя только применение оружия, и не охватывает незаконные приобретение, хранение, ношение данного оружия, поэтому они тоже образуют идеальную совокупность.

Предметом преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ, по общему правилу являются предметы, находящиеся в свободном гражданском обороте.

Разбойное нападение, совершенное с целью завладения предметами, изъятыми из свободного гражданского оборота, образует самостоятельные статьи Уголовного кодекса РФ: ст.

221 — хищение радиоактивных материалов, ст. 226 — хищение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и

взрывных устройств, ст. 229 — хищение наркотических средств

или психотропных веществ. Указанные нормы соотносятся со ст. 162 УК РФ как специальные нормы и общая норма. Таково же соотношение ст. 162

со ст. 227 УК РФ, устанавливающей ответственность за пиратство.

Пиратство — это нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо угрозой его применения. Насилие при пиратстве может быть как опасным, так и не опасным для жизни и здоровья. В том случае, когда оно является опасным, пиратство становится специальным видом разбойного нападения.

При конкуренции общей и специальной нормы предпочтение должно быть отдано специальной.

Разбой необходимо отграничивать от грабежа. Разграничение проводится по интенсивности насилия. При грабеже насилие не опасно для жизни и здоровья, при разбое опасно для жизни и здоровья.

Кроме того, способ хищения при грабеже всегда носит открытый характер, а при разбое в качестве способа совершения преступления выступает нападение, которое может носить тайный, открытый и даже обманный характер.

Грабеж является материальным составом преступления, он закончен, когда имущество изъято и виновный получил возможность распоряжаться похищенным имуществом.

Разбой — это формальный состав преступления, законченный с начала нападения. Факт завладения имуществом находится за рамками состава преступления.

Отличие разбоя от вымогательства проводится по следующим основа-ниям. При разбое предметом преступления является только имущество, при вымогательстве — имущество, право на имущество, действия имущественного характера.

Причем соотношение между этими преступлениями возникает только тогда, когда в качестве предмета преступления выступает имущество.

При разбое возможно как физическое, так и психическое насилие, ибо оба они являются признаками основного со-

става. При вымогательстве основной состав совершается только с психи-ческим насилием. Физическое насилие является лишь квалифицирующим признаком вымогательства.

Психическое насилие при разбое выражается только в угрозах применения физического насилия.

При вымогательстве угрозы носят более широкий характер — угрозы физическим насилием, угрозы распространения позорящих сведений, и иных сведений, рас-

пространение которых нежелательно для потерпевшего, угрозы уничтожения или повреждения имущества. При разбое насилие выступает способом завладения имуществом, а при вымогательстве служит для устрашения, подкрепления требований преступника. Требование передачи имущества в разбое направлено в настоящее и совпадает с моментом применения

насилия. При вымогательстве требование передачи имущества направлено в будущее. Насилие при разбое также направлено в настоящее и совпадает с моментом завладения имуществом. При вымогательстве насилие, как правило, направлено в будущее. При разбое насилие должно быть опасным для жизни и здоровья, тогда как при вымогательстве виновные могут приме-

нить любое насилие, в том числе и не опасное для жизни и здоровья потерпевшего. Разбой закончен с момента нападения с целью завладения имуществом, вымогательство считается оконченным преступлением в момент предъявления требования передачи имущества, права на имущество либо выполнения действий имущественного характера.

Отличие разбоя и бандитизма производится по следующим признакам. Основным непосредственным объектом разбоя выступают отношения собственности, основным непосредственным объектом бандитизма являются общественные отношения по обеспечению общественной безопасности. Разбой может быть совершен как единичным исполнителем, так и группой

лиц. Групповой разбой может быть совершен как группой лиц по пред-варительному сговору (элементарной группой), так и организованной группой. Банда — это всегда организованная группа.

В составе разбоя совершение преступления группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой является квалифицирующим признаком.

Организованность и устойчивость группы является обязательным, кон-структивным признаком бандитизма. Разбой может быть вооруженным и не-

вооруженным. Вооруженность группы — это обязательный признак бандитизма.

Под оружием в составе бандитизма понимаются только предметы, специально предназначенные для поражения живой и иной цели, вооруженный разбой может быть с применением не только оружия в узком смысле слова, но и иных предметов, используемых в качестве оружия. Разбой, как отмечалось выше, является формальным составом преступле-

ния, он закончен в момент начала нападения. Бандитизм — имеет усеченный состав преступления; момент его окончания связан с организацией банды. Различаются цели данных преступлений. Разбой совершается с корыстными целями, банда создается для нападения на предприятия, организации или отдельных граждан, причем как с корыстными, так и с иными целями.

Возраст уголовной ответственности за разбой — 14 лет, за бандитизм — 16 лет. В том случае, если разбойное нападение совершает устойчивая и вооруженная группа лиц, признаваемая бандой, действия виновных образуют идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. 162 и 209 УК РФ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении хотелось бы подвести некоторые итоги. В процессе изучения темы данной курсовой работы были решены следующие задачи: дана уголовно-правовая характеристика разбоя; исследована сущность данного преступления; проведено отграничение разбоя от сходных составов.

Итак, разбой – это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Разбой – это преступление двухобъектное; то есть одновременно посягает на отношения собственности и на здоровье человека, причем при равнозначности данных объектов посягательству на собственность придается приоритетное значение.

В настоящее время во многих случаях наблюдается рост таких тяжких преступлений, как те, которые были мной рассмотрены. И эта тенденция не может не настораживать.

Такой рост происходит несмотря ни на принимаемые Указы Президента об ужесточении мер по борьбе с преступностью, ни на достаточно суровую меру наказания.

Видимо необходимо принятие иных мер и, прежде всего, мер по предупреждению совершения такого рода преступлений, так как известно, что предупредить совершение преступления во многих случаях проще, чем потом применять наказание за его совершение.

Учитывая особую опасность такой формы нападения на граждан, как разбой, в наше время особую актуальность приобретает дальнейшее совершенствование деятельности органов внутренних дел, последо-вательное повышение профессионального мастерства сотрудников следственных и оперативно-розыскных аппаратов по раскрытию и расследованию разбойных нападений – в том числе в лифтах, в жилых помещениях, в подъездах, в транспорте и т.п.

Настоятельная необходимость предупреждения разбоев на современном этапе усиливает стремление ученых и практиков к разработке и применению более эффективных средств и методов. Однако правоохранительные органы организуют и осуществляют соответствующую предупредительную деятельность не так, как им бы хотелось, а так как они могут это делать в реальных современных условиях.

В борьбе разбоями наиболее эффективными могут оказаться принудительные меры профилактики. Это подтверждает практика. Преступникам, совершающим данные преступления, должны противостоять весомая сила, сила власти, государственное принуждение, сила закона. Подавляя преступное насилие, мы тем самым восстанавливаем закон.

Мне кажется также, что судам следует более строго и взвешенно подходить к назначению наказания за такие тяжкие преступления как грабеж, разбой, бандитизм и другие, так как на практике суды редко назначают в качестве наказания большие сроки содержания в местах заключения, предпочитая находить смягчающие вину обстоятельства.

Необходимо проводить профилактические мероприятия социально- экономического, воспитательного, правового и организационного характера. Также необходимо количественное и качественное увеличение предупредительных мер и мер воспитательного характера с целью повышения уровня правосознания граждан и уяснения ими необходимости следования нормам Закона.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Конституция РФ от 12.12.1993 г. – М., «Издательство ЭЛИТ»,

2008г. – 40с

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. – М.: Издательство «Омега –Л»,

2009. – 192 с. – (Кодексы Российской Федерации)

Источник: https://studopedia.su/16_73851_sootnoshenie-i-razgranicheniya-razboya-so-smezhnimi-sostavami-prestupleniy.html

Разбой и смежные составы преступления: вопросы отграничения

Отграничение разбоя от смежных составов преступлений

В наше время важна правильная квалификация преступлений. Не всегда, на первый взгляд, возможно дать конкретную оценку совершенному деянию. Каждое преступление необходимо отграничивать от смежных составов. Такой серьезной квалификационной проблемой является отграничение разбоя от смежных составов преступления.

Рассмотрим отличие разбоя от насильственного грабежа. Применяемое при разбое насилие является опасным для жизни и здоровья, и опасность такого насилия определяется, по его последствиям. Данные последствия исходят из реального вреда, причиненного здоровью потерпевшего. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

, под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности[750].

По части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать как нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни или здоровья.

Если здоровью потерпевшего умышленно причинен легкий или средний тяжести вред, то охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по статьям 115 или 112 УК РФ не требует[751]. Если отсутствуют отягчающие обстоятельства, в этом случае содеянное квалифицируется по части первой статьи 162 УК РФ

В случае если в процессе разбойного нападения, с целью овладения чужим имуществом, потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное уже будет квалифицироваться по совокупности преступлений – по пункту «в» части третьей статьи 162 и части четвертой статьи 111 УК РФ.

В случаях, когда завладение имуществом связано с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, необходимо принимать во внимание все обстоятельства дела: место и время совершения преступления, число нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п.

Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, следует учитывать характер и степень опасности действий для жизни или здоровья, а также последствия, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, отнятие у него возможности обратиться за помощью)[752].

Отвечая на вопрос, являлось ли насилие опасным для жизни или здоровья, надо учитывать не только последствия, но и интенсивность, и конкретный способ его применения.

В судебной практике под насилием, опасным для жизни или здоровья, понимаются подобные воздействия, как нанесение ударов ногами лежащему человеку, нанесение ударов в жизненно важные органы, перекрывание дыхательных путей, то есть удушение, выталкивание на ходу из транспорта, применение таких предметов, которые предназначенных для причинения ранений, и т.п.

Данное насилие может быть не только физическим, но даже и психическим. Психическое насилие при разбое заключается в угрозе прямого использования насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. Обычно нападающий угрожает потерпевшему убийством, нанесением ранений.

Угроза может быть выражена разными способами: словесно, с помощью жестов, демонстрацией оружия. Ее цель–нейтрализовать волю потерпевшего, принудить его передать имущество или не препятствовать изъятию.

И если цель достигнута, то не имеет значения, что виновный не намерен был приводить данную угрозу в исполнение или не имел фактической возможности ее осуществить. Главное состоит в том, что потерпевший воспринял эту угрозу как реальную.

Во многих отношениях разбой по характеру и степени общественной опасности схож с насильственным грабежом.

Сравнивая санкции за простой грабеж, насильственный грабеж и разбой можно увидеть, что насильственный грабеж ближе к разбою, чем к грабежу без насилия.

Судебная практика испытывает трудности при разграничении разбоя и насильственного грабежа, особенно когда затрагивается вопрос о таком способе совершения этих преступлений, как угроза применения насилия.

Угроза, выраженная, в словесной форме часто носит неопределенный характер («будет хуже», «пожалеешь» и т.п.).

Но, даже когда она выражена определенно («убью», «зарежу») или в форме демонстрации оружия, она не всегда воспринимается потерпевшим как реальная угроза для жизни или здоровья.

Помимо этого, разбой признается оконченным преступлением с момента нападения. Этот критерий разграничивает разбой от насильственного грабежа и от всех иных форм.

Так же факт изъятия имущества и факт причинения вреда здоровью лица, подвергшегося нападению, не являются обязательными признаками разбоя.

Именно по этой причине покушение на разбой невозможно, ведь до начала нападения речь может идти только о его приготовлении, а с первого же акта нападения разбой считается оконченным преступлением (усеченный состав преступления)[753].

Более часто возникает проблема о соотношении признаков вымогательства и разбоя, принимая во внимание то, что именно эти два состава находятся достаточно близко друг к другу по своим характеристикам.

Необходимо выделить, что основной принцип отграничения вымогательства от разбоя заключается в том, что угроза насилием и реализация угрозы при вымогательстве всегда отстают, друг от друга во времени.

Если при разбое психическое насилие представляет собой угрозу немедленной расправы над потерпевшим, то при вымогательстве виновный угрожает привести ее в исполнение в будущем, при этом может указываться сравнительно отдаленное время удовлетворения вымогательского требования, момент передачи требуемого может не уточняться вовсе, либо предполагается передача имущества вслед за предъявлением требования.

Особенно это важно иметь в виду в случаях, когда разбой и вымогательство могут образовывать совокупность преступлений, в частности, если, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья человека, в настоящем, преступник часть имущества требует в будущем, а часть похищает непосредственно до или после причинения насилия.

Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, следует учитывать, что если при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет еще и угрозу.

Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

Далее, как указывается в уголовно-правовой литературе, при разбое предметом преступления является имущество, при вымогательстве – имущество, право на имущество, действия имущественного характера[754].

При этом проблема отграничения между этими преступлениями возникает тогда, когда в качестве предмета преступления выступает имущество, которое не может быть предметом разбоя (например, не может быть предметом разбоя недвижимость, отчуждение которого требует преступник).

Следующий критерий отграничения вымогательства от разбоя заключается в том, что при разбое возможно, как физическое, так и психическое насилие, в то время как при вымогательстве основной состав совершается только с применением психического насилия, а физическое является лишь квалифицирующим признаком вымогательства. Так же психическое насилие при разбое выражается только в угрозах применения физического насилия.

Таким образом, при отграничении вымогательства от грабежа и разбоя необходимо принимать во внимание то, что если при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

Максимальную сложность на практике вызывают случаи отграничения от бандитизма и вооруженного группового разбоя. Особенно это сложно сделать в том случае, когда разбойные нападения совершаются организованной группой с применением оружия.

В связи с тем, что оба состава преступления являются усеченными, возникает необходимость точно определить, какие именно признаки элементов состава относятся к бандитизму, а какие – к разбою.

Сложность состоит в том, что и бандитизм, и данный вид разбоя обладают большим количеством аналогичных свойств.

Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной группой, – является довольно старой проблемой в теории уголовного права.

С принятием нового УК РФ она также не получала ясного и убедительного разрешения, так как конкуренция схожих норм в УК РФ сохранилась: в ст.162 УК предусматривается два таких квалифицирующих признака, как разбой, совершенный с применением оружия (п. «г» ч.

2), и разбой, совершенный организованной группой (п. «а» ч.3).

При совпадении указанных квалифицирующих признаков при совершении разбоя неизбежно в судебной практике возникает конкуренция норм – квалифицировать совершенное преступление как разбой, совершенный вооруженной организованной группой, или как бандитизм, поскольку ч.1 ст.209 УК определяет банду как устойчивую вооруженную группу.

Конструктивным признаком банды является также участие, которое в ч. 2 ст. 209 УК РФ представлено в виде двух действий: участие в банде и участие в совершаемых бандой нападениях.

Участие в банде квалифицируется как оконченный состав бандитизма.

В отличие от этого участие в разбойной группе, имевшей целью завладение имуществом с использованием оружия, квалифицируется как неоконченный состав разбоя (состав приготовления к разбою).

Поскольку в п. «а» ч.4 ст.162 УК законодатель указал такого рода квалифицирующий признак, как совершение разбоя организованной группой, то при его анализе следует обратиться ч.3 ст.35 УК, которая как раз и определяет, что такое организованная преступная группа.

В уголовном законе указывается четко и определенно, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений[755]. Следовательно, разбойная группа, как и банда, способна обладать признаком устойчивости, и в этом случае она признается уголовным законом организованной.

Банда же является разновидностью организованной группы и в этом смысле ничем не отличается от организованной группы, совершающей разбой.

Такие квалифицирующие признаки, как применение оружия и совершение разбоя организованной группой, в ст.162 УК должны быть сохранены, так как всегда может возникнуть необходимость в квалификации разбоя только по одному из них. При наличии же двух указанных квалифицирующих признаков разбойное нападение должно квалифицироваться по ст.209 УК.

Разграничение разбоя, совершенным организованной группой с использованием оружия и бандитизмом, можно проводить и по субъекту преступления. Привлечением к уголовной ответственности за бандитизм подлежат лица, которым на момент совершения преступления исполнилось 16 лет.

Лица, не достигшие этого возраста, в случае участия в банде подлежат уголовной ответственности за фактически содеянное (ч.2 ст.20 УК). В ч.3 ст.209 УК установлена ответственность для лиц, являющихся организаторами, руководителями, участниками банды или участниками совершаемых ею нападений, если при этом имело место использование ими служебного положения.

Иными словами, в ст.209 УК появился и специальный субъект. Субъект разбоя – физическое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Бандитизм считается оконченным преступлением с момента организации вооруженной банды, независимо от того, совершила ли она хотя бы одно нападение. Для совершения разбоя, факт участия в организованной группе, но еще не исполнившей ни одного нападения, следует рассматривать как приготовление к совершению разбоя.

Анализируя данную проблему, важно отметить, что разбой порою трудно разграничивать со смежными составами преступлений.

Считаем, что не только в судебной практике бывают трудности с квалификацией, но и саму законодателю трудно дать точное и определенное разграничения. Ведь только после правильного толкования возможно оценить действие того или иного лица.

Поэтому важно детально разбираться во всех обстоятельствах дела, прежде чем давать окончательную квалификацию.

Сохацький А.А.,

курсант ФКОУ ВО Пермский институт ФСИН России

Научный руководитель Буркина О. А.,

доцент кафедрыуголовного и уголовно-исполнительного права

ФКОУ ВО Пермский институт ФСИН России,

кандидат юридических наук, доцент

полковник внутренней службы

Дата добавления: 2018-05-02; просмотров: 384;

Источник: https://studopedia.net/4_80675_razboy-i-smezhnie-sostavi-prestupleniya-voprosi-otgranicheniya.html

Курсовая работа: Отграничение разбоя от смежных составов преступлений

Отграничение разбоя от смежных составов преступлений

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Учреждение образования «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы»

Кафедра уголовного права и криминологии

Специальность: 1-24 01 02 – «Правоведение»

КУРСОВАЯ РАБОТА

«ОТГРАНИЧЕНИЕ РАЗБОЯ ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ»

Руководитель: доцент, кандидат юридических

наук Сноп Сергей Николаевич

Гродно, 2010

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Отграничение разбоя от смежных составов преступлений

1.1 Отграничение разбоя от убийства, совершенного из корыстных побуждений (п. 12 ч.2 ст. 139 Уголовного кодекса Республики Беларусь)

Вывод

1.2 Отграничение разбоя от грабежа, совершенного с применением насилия (ч. 2 ст. 206 Уголовного кодекса Республики Беларусь)

Вывод

1.3 Отграничение разбоя от вымогательства (ст. 208 Уголовного кодекса Республики Беларусь)

Вывод

1.4 Отграничение разбоя от бандитизма (ст. 286 Уголовного кодекса Республики Беларусь)

Вывод

Заключение

Библиографический список

ВВЕДЕНИЕ

Представленная работа посвящена теме «Отграничение разбоя от смежных составов преступлений».

Разбой по белорусскому законодательству относится к одной из самых опасных форм хищения, поскольку имеет два непосредственных объекта посягательства – собственность и одновременно жизнь или здоровье человека.

Особенность разбоя состоит также в том, что его состав носит формальный характер.

Учитывая особую опасность такой формы нападения на граждан, как разбой, в наше время особую актуальность приобретает дальнейшее совершенствование деятельности органов внутренних дел, последовательное повышение профессионального мастерства сотрудников следственных и оперативно-розыскных аппаратов по раскрытию и расследованию разбойных нападений. Особенно опасными эти преступления становятся в тех случаях, когда к их совершению причастны лица, предварительно объединившиеся в преступную группу, имеющие судимость за ранее совершенное хищение, разбой совершенный в крупном или особо крупном размере, с нанесением тяжкого телесного повреждение либо с проникновением в жилище.

Разбой ч.1 ст. 207 Уголовного кодекса Республики Беларусь определяется как применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо угроза применения такого насилия с целью непосредственного завладения имуществом.

Из этого определения следует, что с объективной стороны разбой выражается в применении насилия либо угрозы такого насилия, непосредственно направленного на изъятие имущества вопреки воле потерпевшего. По конструкции состав разбоя является усеченным (формальным).

Разбой окончен с момента применения насилия или угрозы такого насилия, когда физическое или психическое насилие непосредственно направлены на подавление возможного сопротивления со стороны потерпевшего изъятию имущества.

Состав разбоя имеет место только в том случае, когда виновный реально применил либо угрожал применить насилия, которое опасно для жизни либо здоровья потерпевшего.

С субъективной стороны разбой, как и любая другая форма хищения, характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Однако в данном случае содержание цели более сложное.

В каждом конкретном случае необходимо установить, что насилие либо угроза насилием применялись исключительно с целью завладения имуществом. Субъектом является любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Целью исследования является раскрытие сути вопроса «Отграничение разбоя от смежных составов преступлений».

В рамках достижения цели мной поставлены следующие задачи:

1. Исследовать и раскрыть отграничение разбоя от убийства, совершенного из корыстных побуждений (п. 12 ч.2 ст. 139 Уголовного кодекса Республики Беларусь).

2. Исследовать и раскрыть отграничение разбоя от грабежа, совершенного с применением насилия (ч. 2 ст. 206 Уголовного кодекса Республики Беларусь).

3. Исследовать и раскрыть отграничение разбоя от вымогательства (ст. 208 Уголовного кодекса Республики Беларусь).

4. Исследовать и раскрыть отграничение разбоя от бандитизма (ст. 286 Уголовного кодекса Республики Беларусь).

Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение,основную часть, состоящую из 1 главы, заключение и библиографический список.

ГЛАВА 1. ОТГРАНИЧЕНИЕ РАЗБОЯ ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1.1 Отличие разбоя от убийства, совершенного из корыстных побуждений (п. 12 ч.2 ст. 139 Уголовного кодекса Республики Беларусь)

При нападении с целью хищения имущества с применением насилия опасного для жизни или здоровья возможны случаи, когда потерпевшему причиняется смерть. В таких случаях возможны проблемы с квалификацией содеянного.

Основным объектом разбоя являются отношения собственности, а дополнительным – отношения по охране жизни и здоровья граждан, при убийстве, совершенном из корыстных побуждений (п. 12 ч.2 ст. 139 Уголовного кодекса Республики Беларусь), наоборот, на первое место выходит жизнь человека.

Во многих случаях корыстного убийства (совершенного с целью получения наследства, иной материальной выгоды, для избавления от уплаты алиментов и иных материальных затрат, с целью получения вознаграждения от лица, заинтересованного в причинении смерти определенному лицу) признаки разбоя отсутствуют. Совокупность этого преступления и корыстного убийства имеется лишь в случаях причинения смерти потерпевшему при нападении на него с целью завладения имуществом, находящемся при нем, в его квартире и тому подобное.

Только корыстным убийством является причинение смерти (хотя бы и путем нападения), если последующее получение виновным имущества потерпевшего происходит на внешне законных основаниях (например, по праву наследования).

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-154984.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.