Отграничение бандитизма от разбоя

Разграничение разбоя и бандитизма

Отграничение бандитизма от разбоя


В статье авторы кратко освещают историю развития норм об уголовной ответственности за разбой. В данной статье представлены отдельные аспекты отграничения бандитизма от разбоя. Приводятся мнения ученых по данному вопросу. Авторы приходят к выводу о важности разграничения составов указанных преступлений в правоприменительной практике.

Ключевые слова: разбой, банда, оружие, отграничение разбоя от бандитизма.

In the article, the authors briefly cover the history of the development of norms on criminal responsibility for robbery. This article presents some aspects of the delimitation of banditry from robbery. The opinions of scientists on this issue. The authors come to the conclusion that it is important to distinguish between the composition of these crimes in the law enforcement park.

Keywords: robbery, gang, weapon, delimitation of robbery from banditry.

Актуальность темы статьи обусловлена тем, что среди преступлений против собственности разбой представляет собой наиболее общественно опасное. Поэтому правильная квалификация деяния по статье 162 Уголовного кодекса Российской Федерации имеет важное значение.

О разбое впервые упоминается в Псковской судной грамоте (XIV-XV вв.) и в иных ранних памятниках российского законодательства. Сам же термин «разбой» сформировался к XV в. и обозначал одну из форм завладения имуществом посредством применения насилия.

В Своде законов Российской Империи (1832 г.) разбой понимался как проникновение «в какое-либо место, жительство, на деревню, двор, или какое-либо здание для завладения имуществом, произведенное открытою силою и с явной опасностью для самого лица, насилием угрожаемого» [7].

Со второй половины XVII в. разбой перешел в более тяжкую категорию, чем кража. Так, например, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

(первый Уголовный кодекс в истории России) впервые ввел в понятие разбоя словосочетание «похищение чужого имущества». К тому же санкции, предусмотренные Уложением, законодатель ужесточил.

Если лицо совершило разбой, то его лишали всех прав состояния и ссылали на каторжные работы в крепости, заводы, рудники на различные сроки или пожизненно2.

Близким по смыслу к современному пониманию разбой стал в соответствии с УК РСФСР 1922 года, в соответствии с которым к разбою было отнесено насильственное хищение чужого имущества, являющееся опасным для жизни и здоровья лица, которое было подвергнуто нападению [2].

Уголовный Кодекс РСФСР 1960 года давал следующее определение разбоя: «нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия (разбой)» [3].

Определение понятия «разбой» содержится в статье 162 действующего УК РФ [1] и интерпретируется как «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Несмотря на длительную историю существования уголовной ответственности за разбой, проблемы квалификации общественно опасных деяний по статье 162 УК РФ существуют и на настоящий момент.

При квалификации разбоя важно отграничивать его от иных преступлений.

Если отграничению разбоя от грабежа в научной литературе уделяется большое внимание, то вопрос разграничения разбоя и бандитизма недостаточно изучен.

Проведём сравнительный анализ бандитизма и разбоя, совершенного организованной группой с применением оружия.

Во-первых, в теории смешение данных преступлений невозможно, поскольку они посягают на разные объекты. Преступление, предусмотренное статьей 209 УК РФ, посягает на общественную безопасность, здоровье и жизнь, разбой на собственность, жизнь и здоровье. Различаются основные объекты преступлений.

На практике же возникает немало проблем.

Отграничение части 1 статьи 209 УК РФ от разбоя не порождает вопросов, так как объективная сторона в первом преступлении заключается в создании банды обязательно с целью нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой). А во втором составе преступления, предусмотренном пунктом «а» части 4 статьи 162 УК РФ устойчивая группа совершает нападение с целью завладения чужим имуществом.

Основная проблема заключается в том, что и организованная группа при разбое, и банда отличаются признаком устойчивости, а также и разбой, и бандитизм — преступления, связанные с нападением как внезапным для потерпевшего агрессивным, насильственным воздействием. При совпадении указанных квалифицирующих признаков при совершении разбоя неизбежно в следственной и судебной практике возникают существенные проблемы.

Во-вторых, как верно отмечает О. Попова, бандитизм требует наличия у членов банды оружия в узком смысле, т. е.

предметов, конструктивно предназначенных для поражения живой или иной цели, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а при разбое признак вооруженности могут образовывать предметы, используемые в качестве оружия, т. е. предметы хозяйственно-бытового или иного назначения.

Кроме того, при разбое может быть использована имитация оружия. Состав разбоя может образовать нападение с применением негодного оружия, тогда как состав бандитизма не может образовать нападение с непригодным для применения оружием [8].

К данному выводу можно прийти при анализе статей 162 и 209 УК РФ. Данные умозаключения представляются верными, поскольку диспозиция статьи 209 УК РФ прямо указывает на признак банды — вооруженность, что предполагает наличия оружия в прямом смысле, предусмотренным законом.

Обязательным признаком банды является вооруженность, которую Пленум Верховного Суда РФ определяет как наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности [4].

Часть 2 статьи 162 УК РФ предусматривает применение не только оружия, но и предметов, используемых в качестве оружия.

В-третьих, бандитизм требует наличия у членов банды оружия, а при разбое необходимо фактическое применение оружия, а не только его наличие.

В-четвертых, Р. Галиакбаров разграничивает разбой и бандитизм по такому основанию как момент окончания преступлений.

Бандитизм признается оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента начала нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия [5]. Данное отличие, очевидно, вытекает из диспозиции статьей 162 и 209 УК РФ [6, c.130].

В настоящее время в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.01.

1997 N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм” при совершении бандой разбоя требуется дополнительная квалификация по статье 162 УК РФ [4]. На это указывает абз.

2 пункта 7 указанного постановления, в соответствии с которым создание вооруженной банды является в соответствии с ч. 1 ст. 209 УК РФ оконченным составом преступления, независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления.

Проблемы разграничения изучаемых составов связаны и с использованием в диспозиции статьи 162 и 209 УК РФ термина нападение.

Законодательное закрепление данного понятия, оно дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года № 1 в п.

6, в котором говорится, что «под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения».

Понятие нападения, в данном случае, является конструктивным элементом состава бандитизма, поскольку законодателем конкретно определена цель банды, а именно — нападение на граждан или организации.

С целью совершенствования норм статьи 162 УК РФ, которые поспособствуют единообразию судебной практики в части разграничения разбоя и бандитизма, следует часть 1 статьи 162 УК РФ изложить в следующей редакции: разбой, то есть применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, совершенное в целях хищения чужого имущества. Данные изменения позволят исключить одно из оснований смешения изучаемых составов.

Таким образом, отграничение состава разбоя от бандитизма имеет важное теоретическое и практическое значение, так как от правильной квалификации данных преступлений напрямую зависит правильность назначения наказания виновному лицу.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/263/60958/

Бандитизм. Отличие бандитизма от разбоя

Отграничение бандитизма от разбоя

Бандитизм — создание устойчивой вооружен ной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой), участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или совершаемых ею нападениях.

Банда — организованная, сплоченная, устойчивая вооруженная группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения на падений на граждан или организации.

Организация вооруженной банды — любые действия, результатом которых стало создание устойчивой вооруженной группы в целях совершения нападения на граждан и организации.

Руководство бандой — вербовка членов, разработка планов нападений и распределение ролей между членами банды, дача указаний, распоряжений членам банды и т.д.

Участие — непосредственное участие хотя бы в одном нападении. Нападением являются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим.

Признаки бандитизма:

1) устойчивость;

2) вооруженность.

Субъект — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъективная сторона — прямой умысел. Состав бандитизма формальный, преступление считается оконченным с момента создания банды. Повышенную ответственность за создание банды или участие в ней несут лица, использующие для этих целей свое служебное положение.

Организация преступного сообщества.

Преступное сообщество — наиболее опасная из всех разновидностей соучастия с предварительным сговором.

Создание преступного сообщества предполагает вербовку его членов, определение преступных целей, руководство преступным сообществом заключается в разработке планов преступной деятельности, распределении обязанностей между членами сообщества, определении объектов преступных посягательств, даче указаний и заданий рядовым членам сообщества.

Признаки преступной организации:

1)устойчивость;

2)сплоченность ее членов;

3)объединение на основе общих преступных замыслов;

4)иерархическая структура (между членами происходит распределение ролей, связанное с использованием определенных знаний, направленных на достижение преступных намерений).

Цель создания— совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Субъект— вменяемое физическое лицо, достигшее

возраста 16 лет, а также лицо, занимающее должностное положение.

Субъективная сторона — вина в виде прямого умысла. Мотивы могут быть различными, чаще всего — стремление к наживе. Уголовная ответственность наступает за сам факт организации преступного сообщества.

Состав преступления — формально-усеченный.

Отличие бандитизма от разбоя , совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст.

162), заключается в следующем: банда – это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение; бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие; при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, собственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в собственном смысле слова, т.е. предметов, специально предназначенных для поражения живой цели; состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Злоупотребление должностными полномочиями: объективные и субъективные признаки. Отличие данного преступления от хищения в форме присвоения или растраты с использованием лицом своего служебного положения.

Объективная сторона данного преступления заключается в использовании должностным лицом своих служебных полномочий, причем в ущерб интересам службы, если это приводит к существенному нарушению указанных в статье личных, имущественных и государственных интересов.

Здесь должно присутствовать три обязательных признака:

– использование должностных полномочий вопреки интересам службы;

– наступление общественно опасного последствия в виде существенного нарушения указанных в законе правоохраняемых интересов;

– причинная связь между использованием служебного положения и наступления одного или нескольких последствий.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной. В качестве обязательных субъективных признаков рассматриваемого преступления закон указывает корыстную или иную личную заинтересованность.

Отсутствие хотя бы одного из этих признаков исключает ответственность. При решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях (бездействии) должностного лица состава данного преступления необходимо устанавливать круг и характер его служебных прав и обязанностей, закрепленных в законодательных и иных нормативных правовых актах, в уставах, положениях, инструкциях.

Формы и способы злоупотреблений должностными полномочиями могут быть самыми разнообразными:

–издание противоречащих закону либо иному нормативному правовому акту приказов и распоряжений, повлекших указанные в комментируемой статье последствия; неосновательное расходование денежных и других ресурсов без признаков хищения;

–сокрытие совершенных в государственном органе, органе местного самоуправления либо в государственном или муниципальном учреждении хищений, недостач, злоупотреблений по службе.

Одной из форм злоупотребления должностными полномочиями может явиться попустительство совершению преступлений иными лицами.

Ответственность за злоупотребление должностными полномочиями может наступить лишь при наличии у должностного лица корыстной или иной личной заинтересованности.

Злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной заинтересованности следует считать такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены им с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц. Квалифицированный вид злоупотребления должностными полномочиями образует то же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой местного самоуправления.

Особо квалифицированный вид злоупотребления служебными полномочиями будет налицо, если деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, повлекли тяжкие последствия проведения отличий между злоупотреблением должностными полномочиями и использованием виновным при совершении преступления своего служебного положения. В некоторых случаях служебное положение может облегчить совершение другого преступления, но это не является основанием вменения ст. 285 УК, в которой речь идет о злоупотреблении именно должностными полномочиями.

Отличия.

Хищения в форме присвоения или растраты , совершенные с использованием своего служебного положения , нужно отличать от злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК) и от злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК).

Злоупотребления могут быть совершены и без корыстного мотива в отличие от хищения , корыстный мотив для которого является обязательным субъективным признаком. При совпадении мотивационной направленности разграничение проводится по объективному признаку.

При присвоении и растрате имущественный ущерб причиняется собственнику (иному законному владельцу) путем обращения имущества в свою пользу или пользу третьих лиц .

При злоупотреблениях , помимо «временного позаимствования», ущерб может быть выражен в упущенной выгоде.

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

Источник: https://megaobuchalka.ru/10/13929.html

Разграничиваем разбой от бандитизма – 6 главных отличий

Отграничение бандитизма от разбоя

Российский Уголовный кодекс содержит две статьи названия которых, на взгляд обывателя, указывают на очень похожие преступления. Это ст.162 – разбой, и ст.209 – бандитизм.

Действительно, многим может показаться, что и разбой, и бандитизм – это некий очень схожий, агрессивный криминал. Однако статьи эти находятся в различных главах УК и говорят о разных составах преступлений. Разберёмся, в чём состоит принципиальная разница.

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/ehkonomika/prestuplenie-sobstvennost/razboj-162-uk-rf/otlichie-ot-banditizma.html

Соотношение разбоя с бандитизмом

Отграничение бандитизма от разбоя

Отграничение разбоя от бандитизма имеет практическое значение в том случае, когда разбойное нападение совершается организованной группой с применением оружия.

Сложность состоит в том, что и при бандитизме и при разбое существует устойчивый характер связи между членами организованной группы.

Первое отличие разбоя от бандитизма в том, что банда – это сплоченная, устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение. В ст.

209 УК РФ бандой признается устойчивая группа, а бандитизмом – создание такой группы в целях нападения на граждан или организации, руководство ею, участие в ней или участие в совершаемых бандой нападениях.

https://www.youtube.com/watch?v=iHTtg9u4wtA\u0026list=PLxFS7WKH1Ei0deKqY2bGJLvQ9uYUjNmjW

В этой связи представляет интерес дело по обвинению Булыгина, Шиманова, Семенова, в составе группы занимавшихся кражами автомобилей, которые они затем возвращали потерпевшим за вознаграждение.

В дальнейшем, как указано в приговоре суда, они в целях самообороны от действовавшей против них преступной группировки и мести ее членам, совершившим убийство трех их приятелей, вооружились пистолетом, двумя револьверами, двумя карабинами и патронами к ним, двумя гранатами, взрывным устройством.

Хотя подсудимые были организованы в устойчивую преступную группу и имели целый арсенал оружия, Нижегородский областной суд оправдал их по обвинению в бандитизме по тем основаниям, что вооружились они в целях самообороны[62].

Устойчивый характер связи членов банды предполагает такую организацию, которая была создана для осуществления преступной деятельности, рассчитанной на неоднократность преступных действий.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17.01.1997г[63]. указано, что банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения с распределением ролей с руководителем, обеспечением денежными и транспортными средствами.

Например, по приговору Иркутского областного суда установлено, что Трунева в 1995 г. направляли в командировку в Чечню в составе ОМОНа УВД.

Воспользовавшись отсутствием контроля за расходом и хранением боеприпасов, он вывез в Иркутск похищенные им оборонительные и наступательные гранаты со взрывателями к ним; один унитарный выстрел к подствольному гранатомету; одну противотанковую ручную гранату; множество патронов к различным видам огнестрельного оружия. Кроме того, он вывез кинжал, относящийся к холодному оружию.

Работая в здании международного отдела аэропорта г.Иркутска, Трунев обратил внимание на слабую охрану кассы обменного валютного пункта АОЗТ коммерческого банка «Ангарский». Это подтолкнуло Трунева к решению завладеть имуществом банка, для чего он создал устойчивую преступную группу, куда вовлек братьев Зыковых. Все трое стали активно готовиться к нападению.

После тщательной подготовки Трунев, вооруженный гранатами и кинжалом, и Зыков В. вошли в помещение, оставив Зыкова А. ждать их на улице в машине. Кассир, вышедшая из кассы за водой, увидела Трунева в маске и, испугавшись, закричала о помощи, при этом бросив в сторону Трунева ведро с водой. Трунев и Зыков В. попытались скрыться.

Их преследовали и в результате все были задержаны.

По приговору Иркутского областного суда от 30.06.1995 г. Трунев признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.15, 77, ч.3 ст.146, ч.1 ст.218, ч.2 ст.218 (прим. 1) УК РСФСР, а Зыков В. и Зыков А. – ст. ст.15, 77, ч.3 ст.146 УК РСФСР[64].

Второе отличие – это то, что бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие.

Третьим отличительным признаком является то, что при разбое может использоваться имитация оружия, негодное оружие, предметы, не являющиеся оружием, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в собственном смысле слова.

Действительно, наличие оружия в банде является обязательным признаком данного преступления.

Общепризнанной и не подлежащей сомнению является точка зрения, согласно которой при бандитизме может быть использовано оружие только в прямом смысле этого слова (огнестрельное, холодное, оружие взрывного действия), предназначенное в соответствии с «Законом об оружии» для поражения живой цели, а не любые предметы, используемые в качестве оружия. Состав разбоя может образовывать и нападение с применением предметов, если они предназначены или приспособлены членами группы для нападений на людей, чего не может быть при бандитизме.

Четвертое отличие – по составу. Состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

https://www.youtube.com/watch?v=MC6uMozSx40\u0026list=PLxFS7WKH1Ei0deKqY2bGJLvQ9uYUjNmjW

Пятое отличие – по мотиву преступления. При бандитизме преступник должен осознавать, что он является участником именно банды, созданной с целью нападения на организации и граждан.

При разбое, совершенном организованной группой, также присутствует данный умысел. Однако мотив совершения преступления для этих составов может быть разным.

Мотив разбоя – всегда только корысть, при бандитизме возможны и другие низменные побуждения: месть, создание массовых беспорядков и т.д.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В уголовном законе разбой определяется как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия (ч.1 ст.162 УК РФ).

Исходя из приведенной дефиниции, можно выделить следующие объективные признаки разбоя:

– нападение;

– применение насилия, опасного для жизни или здоровья;

– угроза применение насилия, опасного для жизни или здоровья.

По своей объективной стороне разбой представляет собой специфическую форму хищения, не подпадающую под его общее определение. Если любая иная форма хищения характеризуется как противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества, то разбой определен в законе не как изъятие чужого имущества, а как нападениев целях хищения чужого имущества.

В современных исследованиях предлагается изъять из дефиниции разбоя избыточный признак, в качестве которого рассматривается нападение.

Данная точка зрения представляется обоснованной, ведь сущность разбоя заключается не в нападении, а в применении опасного для жизни или здоровья насилия в целях хищения.

Поддерживая эту точку зрения, считаем, что решение видится в законодательном совершенствовании нормы об ответственности за разбой.

Для уточнения диспозиции ч.1 ст.162 УК РФ предлагается следующая редакция:

Разбой, то есть применение насилия опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия в целях хищения, – наказывается…

Таким образом, момент окончания разбоя останется на стадии покушения, состав останется формальным, что соответствует повышенной опасности разбоя по сравнению с другими формами хищения.

В ходе исследования, был сделан вывод о том, что разбой с применением оружия обладает большей общественной опасностью, чем разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия, и поэтому необходимо установить за него более строгое наказание.

Корыстная цель присвоения – строго обязательный (конститутивный) признак состава разбоя, как и других форм хищения. Вместе с тем это не означает, что при соучастии у всех соучастников должна быть данная цель.

Некоторые из них могут участвовать в преступлении, не преследуя корыстной цели, в силу служебной или иной зависимости и по другим причинам. Но всякий раз эти лица должны сознавать, что участвуют именно в хищении чужого имущества.

Однако если участнику группы было заведомо из­вестно, что он участвует в хищении, то такой субъект должен нести ответственность на тех же основаниях, что и те лица, которые преследовали свои корыстные цели.

Особое внимание в работе было уделено разграничению разбоя от иных (смежных с ним) составов преступления. Кроме того, насильственный грабеж и разбой отличаются по моменту окончания преступления.

Грабёж является материальным составом преступления и признаётся оконченным с момента завладения чужим имуществом, а разбой – в момент нападения и применения насилия с целью завладения чужим имуществом, либо высказыванием угрозы применения такого насилия, вне зависимости от того, удалось ли преступнику фактически похитить имущество или не удалось.

При решении вопроса об отграничении вымогательства от разбоя особое внимание привлекают случаи, когда момент передачи имущества при предъявлении требования о передаче не уточняется. Критерием разграничения здесь может быть только последующее поведение виновного. Если есть попытка насильственно отобрать имущество, такие действия следует квалифицировать как разбой.



Источник: https://infopedia.su/9x26bf.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.