Находка или кража

Верховный суд подтвердил, что брать забытые вещи равнозначно воровству

Находка или кража

Верховный суд России подтвердил, что брать чужое в общественном месте – это воровство. На привычке брать, что плохо лежит, погорела жительница Карелии Натальи Г.: она взяла в холле поликлиники чужой мобильный телефон.

История банальная, но затрагивает принципиальный правовой вопрос: как отличить находку от кражи? Трубку оставил некий пациент , который ушел, забыв по рассеянности телефон. Через некоторое время человек спохватился и вернулся, но аппарата и след простыл.

Верховный суд разъяснил, как получить компенсацию за бесконтактную аварию

Трубка стоимостью более 20 тысяч рублей прилипла к рукам той самой Натальи Г. Впоследствии в суде защита женщины попыталась доказать, что хозяин сам виноват, раз оставил без присмотра свою вещь. Мол, телефон не похищен, а найден.

По мнению адвоката, прямого умысла на завладение чужим имуществом у женщины не было, активных действий по изъятию телефона из владения потерпевшего она не предпринимала. То есть сама никому в карман не залезла.

Найденным телефоном не распоряжалась, а добровольно выдала, когда к ней обратились по этому поводу.

Проще говоря, картина получалась такая: увидела в общественном месте бесхозный телефон, положила его в свой карман. А когда ее вычислили, спокойно вернула взятое. Не запираясь. Надо ли за это наказывать?

Нижестоящие суды осудили женщину по статье “кража” и назначили 100 часов обязательных работ. Защита дошла до Верховного суда страны, пытаясь обжаловать приговор. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России признала вынесенные решения совершенно законными.

Вещь, оставленная в общественном месте без присмотра, не становится ничейной. Взять ее – воровство

В своем определении Верховный суд указал: телефон потерпевшего не был утерян, а был оставлен им совместно с другими вещами в помещении поликлиники в известном собственнику месте.

Причем хозяин отлучался на непродолжительное время, а после обнаружения пропажи попытался дозвониться на свой номер.

В то же время из показаний осужденной очевидно – она осознавала, что телефон имеет владельца, которого рядом нет, но при этом не отвечала на звонки, а затем и вовсе избавилась от сим-карты. Так что уверения, мол, нашла, а когда попросили, то вернула, были лукавством.

К сожалению, принцип “что упало, то пропало” у нас порой разделяют даже люди, считающие себя добропорядочными и законопослушными. По их мнению, воровство – это когда прямо залезаешь в чей-то карман или тайком забираешься в чужой дом. А взять забытую кем-то на лавочке или багажной тележке вещь многие воровством не считают. Дескать, это находка, а за находки не сажают.

У судов на этот счет другой, более строгий взгляд. Забытая в общественном месте вещь не становится ничейной. Оставили сумку, например, в аэропорту? Тот, кто возьмет ее, тот вор. Без вариантов.

Верховный суд защитил клиента банка, досрочно погасившего кредит

“Правовые подходы что считать кражей, что находкой отработаны достаточно четко, – пояснила “РГ” пресс-секретарь Ассоциации юристов России Валерия Авер. – Владение в юридическом смысле понимается значительно шире, чем просто держать вещь в руках или непосредственно ею пользоваться.

Поэтому даже оставленная без присмотра вещь не перестает принадлежать владельцу”. По ее словам, вещи, оставленные без присмотра в специальных местах (вокзал, аэропорт и т.д.), считаются находящимися во владении лиц, которым они принадлежат. Забытая вещь находится в месте, известном хозяину, и он может вернуться за ней.

Так, если пассажир забывает свои вещи в такси, а водитель либо другой пассажир забирает их себе, он совершает кражу.

“Не влечет уголовной ответственности только присвоение находки, то есть потерянной вещи, – говорит Валерия Авер. – У потерянной вещи с юридической точки зрения есть два признака. Первый: она находится в неизвестном хозяину месте. Второй: у нее нет идентификационных признаков.

Поэтому нож или котелок, потерянные кем-то в лесу, станут находкой. Но если на проселочной дороге вы увидите оставленный кем-то автомобиль, это не может считаться находкой. У автомобиля есть идентификационные признаки. Его принадлежность легко устанавливается. Просто по каким-то причинам хозяин оставил машину без присмотра.

Но не потерял. Присвоить себе автомобиль нельзя – это будет кражей”. К тому же, даже если вещь считается находкой, честный человек должен сделать все, чтобы найти настоящего хозяина. Согласно ГК, нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом ее хозяина.

Если владелец неизвестен, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления.

Источник: https://rg.ru/2017/08/28/verhovnyj-sud-podtverdil-chto-brat-zabytye-veshchi-ravnoznachno-vorovstvu.html

Юридические тонкости: кража или находка?

Находка или кража

В жизни каждому случалось найти на улице потерянную или забытую вещь. Первым побуждением у многих будет забрать ее с мыслью о том, что она ничья.

Однако зачастую такие действия могут повлечь за собой административную или уголовную ответственность, так как законом четко разграничивается находка и кража. Обо всех нюансах расскажем в статье.

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/ehkonomika/prestuplenie-sobstvennost/krazha-158-uk-rf/ili-nahodka.html

Отличие находки от кражи в уголовном процессе

Находка или кража

На практике зачастую сложно разграничить отношения, регулируемые уголовном или гражданским законодательством.

основное отличие состоит в том, что находка не представляет собой уголовно – наказуемого деяния, данное понятие является гражданско – правовым.

Наиболее остро стоит проблема соотношения понятий «бесхозяйная вещь», «находка» (отношения, связанные с ними, регулируются ГК РФ) и понятие хищения имущества, установленного Уголовным кодексом Российской Федерации.

В соответствии со ст.

158 УК РФ под хищением понимается совершение с корыстной целью противоправного безвозмездного изъятия и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Кража – тайное хищение чужого имущества, стоимостью свыше 2500 рублей. Если стоимость менее 2500 рублей, то это административное правонарушение.

Под хищением в уголовном кодексе России понимаются:

1)             действия совершенные с корыстной целью;

2)              противоправные действия;

3)              безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц;

4)              причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Для того чтобы деяние было признано хищением (а тайное деяние, соответственно, кражей) необходима совокупность всех указанных признаков. Если один из них отсутствует, то хищение, и, как следствие, такой состав преступления как кража, отсутствуют.

На практике не вызывает сомнений квалификация содеянного при краже белья, висящего для сушки перед домом, велосипеда или коляски, оставленных перед магазином, досок, складированных вблизи забора и т.д. При отсутствии квалифицирующих признаков, в зависимости от стоимости похищенного, предусмотрена уголовная либо административная ответственность.

В жизни каждого человека были случаи находки брошенных, потерянных и оставленных без присмотра вещей. В данном случае достаточно сложно разграничить понятия «находка» с понятием «хищение» чужого имущества. В связи с этим, при решении вопроса следует уяснить понятие владения имуществом и различие между потерянной вещью и забытой.

Владение в юридическом смысле понимается значительно шире, чем простое держание в руках или непосредственное использование вещью. Все имущество, находящееся в помещении, специальном хранилище, транспортном средстве (автомобиле, купе поезда), считается находящимся во владении лица, которому принадлежит помещение или который поместил там свои вещи.

Вещи, оставленные без присмотра в специальных местах (вокзал, аэропорт и т.д.), считаются находящимися во владении лиц, которым они принадлежат. Поэтому, если пассажир оставил на время чемодан на вокзале без присмотра, отойдя в буфет, завладение этим чемоданом посторонним лицом квалифицируется как кража.

Забытая вещь находится в месте, известном собственнику или владельцу, и он имеет возможность за ней вернуться или иным способом её возвратить.

Если пассажир, забывает в такси свою сумку, а водитель либо последующий пассажир забирает ее с намерением обратить в свою пользу, он совершает кражу.

Если гражданин забывает в туалете медицинского (или иного) учреждения свой телефон, а следующий человек забирает его с намерением обратить в свою пользу, он также совершает кражу.

Верховный суд подтвердил, что брать забытые вещи равнозначно воровству.

Верховный суд России подтвердил, что брать чужое в общественном месте – это воровство. Наталья Г.: взяла в холле поликлиники чужой мобильный телефон.

История банальная, но затрагивает принципиальный правовой вопрос: как отличить находку от кражи? Трубку оставил некий пациент, который ушел, забыв по рассеянности телефон.

Через некоторое время человек спохватился и вернулся, но аппарата не обнаружил.

Впоследствии в суде защита женщинА попыталась доказать, что хозяин сам виноват, раз оставил без присмотра свою вещь. Ссылаясь, что телефон не похищен, а найден.

По мнению адвоката, прямого умысла на завладение чужим имуществом у женщины не было, активных действий по изъятию телефона из владения потерпевшего она не предпринимала. Найденным телефоном не распоряжалась, а добровольно выдала, когда к ней обратились по этому поводу.

Проще говоря, картина получалась такая: увидела в общественном месте бесхозный телефон, положила его в свой карман. А когда ее установили, спокойно вернула взятое. Не запираясь. Надо ли за это наказывать?

Нижестоящие суды осудили женщину по статье «кража» и назначили 100 часов обязательных работ. Защита дошла до Верховного суда страны, пытаясь обжаловать приговор. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России признала вынесенные решения совершенно законными.

Вещь, оставленная в общественном месте без присмотра, не становится ничейной. Взять ее — воровство.

В своем определении Верховный суд указал: телефон потерпевшего не был утерян, а был оставлен им совместно с другими вещами в помещении поликлиники в известном собственнику месте.

Причем хозяин отлучался на непродолжительное время, а после обнаружения пропажи попытался дозвониться на свой номер.

В то же время из показаний осужденной очевидно – она осознавала, что телефон имеет владельца, которого рядом нет, но при этом не отвечала на звонки, а затем и вовсе избавилась от сим-карты. Так что уверения, мол, нашла, а когда попросили, то вернула, были лукавством.

Потерянная вещь – это предмет, не имеющий идентификационных признаков принадлежности и находящейся в месте, которое собственнику или владельцу неизвестно. Так, потерянные в лесу часы, нож или на пляже цепочка для нашедшего их являются находкой, а оставленный в лесу на длительное время автомобиль – нет.

Если таким автомобилем завладеет обнаруживший его без владельца какой-либо субъект с намерением обратить его в свою пользу, он совершит кражу или угон поскольку очевидно, что автомобиль оставлен без присмотра и его принадлежность легко устанавливается.

Аналогичным образом складывается судебная практика и с оставленным в парке телефоном, поскольку телефон также имеет идентификационные признаки принадлежности (IMEI номер, СИМ-карту и др.).

Таким образом, присвоение находки, т.е. утерянной вещи, не влечет уголовной ответственности.

Между тем, при находке вещей все же необходимо задуматься о правомерности своих действий, а также об избежание уголовной ответственности, предусмотренной ст. 158 УК РФ, необходимо выполнение ряда несложных действий, которые закреплены гражданским законодательством.

В соответствии со ст.

227 Гражданского кодекса Российской Федерации, нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу.

Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь.

В п.2 указанной статьи сказано, что, если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления. При этом нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в полицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу.

Таким образом, основанной обязанностью нашедшего вещь является, с одной стороны, информировать о находке, а с другой — возвратить вещь собственнику.

Если кратко, то

1) найдя вещь вы должны вернуть её собственнику;

2) если вещь найдена в помещении или транспорте, то вещь подлежит передаче представителю владельца помещения или транспорта (но это не обязательно, читаем далее);

3) если собственник вещи или потерявший её неизвестны, то нашедший обязан уведомить полицию или муниципалитет;

4) и имеет право хранить найденную вещь у себя;

5) если в течении шести месяцев с момента заявления о находке собственник или иное лицо, имеющее право получить вещь, не установлены и не объявились, то вы становитесь собственником;

6) нашедший вещь имеет право потребовать от лица, имеющего право на получение находки, вознаграждение в размере до 20 % стоимости вещи.   (Гражданский кодекс России статьи 227 – 229).

Обращаю внимание, что сроки уведомления о находке и передачи представителю владельца помещения или транспорта, в которых была найдена вещь, в законе не указаны. Это важно.

И так, во избежание неблагоприятных последствий, гражданам не следует забирать себе забытые или потерянные другими людьми вещи.

При нахождении забытых вещей и предметов принимать меры к их возврату собственнику.

Источник: https://29.xn--b1aew.xn--p1ai/document/21034465

Находка вещи и кража: сходство, отличия, расстановка точек над Ё. Из цикла Борьба с вредными советами

Находка или кража

Описание ситуации

Обратилась ко мне женщина по поводу большой проблемы, которая возникла у ее сына — студента. Сами они живут в другом, довольно далеком от наших мест, городе. Сын женщины, назовем его Кирилл, несколько лет учился в одном из институтов города Тюмени и проживал, соответственно, в нашем городе.

Со слезами на глазах они рассказали мне такую историю. За время учебы Кирилл познакомился с девушкой Ольгой. Стали проживать вместе в квартире у Ольги. Финансово жили небогато.

Ольга перебивалась мелкими заработками, а Кириллу деньги высылали родители. Родился ребенок.

После рождения ребенка у Ольги возникли проблемы с качеством молока, было насущно необходимо купить такой аппарат как молокоотсос.

Он стоил всего около трех тысяч рублей, но и такой суммы у пары в этот момент не оказалось. Ольга предложила Кириллу сдать в ломбард ее норковую шубу, благо было лето и в шубе нужды не было, на полученные деньги купить эту необходимую вещь, и спустя несколько дней, когда должны были появиться деньги, шубу выкупить обратно. Сказано — сделано.

Шуба хранилась у Ольгиной матери в частном доме. Ольга звонит матери, объясняет ситуацию и просит передать шубу Кириллу. Приезжает Кирилл, забирает шубу, сдает ее в ломбард на свое имя и в этот же вечер на полученные деньги покупает с рук вожделенный молокоотсос. Шубу из ломбарда он должен был выкупить через две недели.

Затем, сложившиеся обстоятельства вынуждают Кирилла на некоторое время уехать в родной город. На этой почве у них с Ольгой происходит крупная ссора. Кирилл из-за случившейся ссоры, давшей трещину в их отношениях, шубу из ломбарда не выкупил, все документы по залогу оставил Ольге, а сам улетел в свой город.

Ольга с матерью сунулись в ломбард с документами о залоге, пытаясь выкупить шубу, а им говорят, что без нотариальной доверенности от Кирилла шубу они получить обратно не могут. Ломбард предложил им выкупить обратно шубу не по сумме залога, а по продажной цене, которая в разы больше залоговой суммы. Пока Ольга с матерью искали деньги, шубу уже продали. Осталась Ольга без шубы.

Кирилл с матерью пояснили мне один нюанс, который стал, как впоследствии оказалось, серьезнейшим фактором в этой истории. Отец Ольги был сотрудником полиции и несколько лет назад погиб на посту при исполнении служебных обязанностей (был застрелен бандитами).

Что делает Ольга? Она идет в полицию и пишет заявление о том, что Кирилл, обманув ее мать, забрал у нее норковую шубу, самовольно сдал ее в ломбард, а полученные деньги попросту присвоил. Причем сама Ольга якобы вообще никакого понятия об этих действиях Кирилла не имела.

Полиция по заявлению Ольги работает оперативно: не было никаких отписок, бестолковых участковых, ненужных объяснений, сразу возбудили уголовное дело, но почему-то по ч.2 ст.

158 УК РФ с фабулой о том, что неустановленное лицо из дома матери Ольги тайно похитило норковую шубу.

По приезду Кирилла в Тюмень, а приехал он вместе с матерью, их обоих быстро задержали и препроводили в отдел полиции.

Дальше все как водится.

С Кириллом опера провели психологическую «беседу», и, не желая слушать его возражений, заставили написать явку с повинной и дать признательные показания у следователя в присутствии дежурного адвоката.

Нашли свой подход и к его матери и, объяснив ей, что так будет лучше для ее сына, получили от нее свидетельские показания о том, что Кирилл якобы рассказывал ей, как он похитил норковую шубу у Ольги.

Сделано все было быстро и жестко, Кирилл с матерью и глазом моргнуть не успели, а им уже объясняют, что вина Кирилла полностью доказана, никакой адвокат им уже не поможет, поэтому рекомендуют лишних денег не тратить, а возмещать стоимость шубы, брать особый порядок и надеяться на получение условного срока.

Лишь на следующий день мать и сын стали понимать, как ловко сотрудники полиции смогли их «развести», и все-таки решили обратиться к адвокату.

Ситуация, конечно, скверная. Но я решил попробовать повоевать и поискать возможности обыграть оппонентов на мелочах, к тому же никто не требовал от меня оправдательного приговора.

Взгляд защиты

Итак, план наших действий:

– подзащитному отказаться от явки с повинной и первоначальных признательных показаний, дать новые подробные показания;

– матери подзащитного также отказаться от первоначальных показаний и дать новые;

– заставить следствие проводить очные ставки с нашими оппонентами и «ловить» их на мелочах;

– подкрепить новые показания подзащитного другими доказательствами.

Мы не можем подтверждать свою позицию только словами, эти доказательства при сложившихся обстоятельствах уже ничего не стоят, необходимо искать документальные доказательства. И, оказывается, если подумать, мы можем такие доказательства найти.

Со слов Кирилла, за шубой к матери Ольги он ездил на такси, которое вызывал со своего сотового телефона, на этом же такси ездил затем в ломбард и на нем же вернулся к дому Ольги. Со своего телефона он звонил матери Ольги, когда подъезжал к ней за шубой.

На данный телефон перезвонила эта женщина через сорок минут после отъезда Кирилла, чтобы, по его словам, узнать сдал ли он шубу и за какие деньги.

Таким же образом Кирилл связывался с продавцом молокоотсоса, договариваясь о встрече и покупке, опять таки вызывал такси.

Значит, распечатка телефонных соединений Кирилла за тот злополучный день может послужить документальным подтверждением его действий, направленных вовсе даже не на совершение преступления, для построения защиты. Получаем детализацию соединений сотового телефона Кирилла на день сдачи им шубы. На основании этой детализации строим его новые показания, благо есть на что опереться.

В явке с повинной, написанной Кириллом, указывалось, что он тайно проник в дом матери Ольги и похитил из шкафа норковую шубу.

Как объяснил Кирилл, что диктовал ему оперативный сотрудник, который, видимо, руководствовался фабулой постановления о возбуждении уголовного дела, то он и написал.

А вот в признательных показаниях моего подзащитного указывалось, что он обманул мать Ольги и заставил отдать ему шубу.

Следствие

На следующий день после нашей встречи с Кириллом и его матерью, следователь вызывает его для дополнительного допроса. Мы являемся во всеоружии, с собранными документами и начинаем работать по установленному плану…

Есть необходимость в очной ставке с Ольгой. Последняя, явившись на очную ставку и поняв какой оборот принимает дело, отказывается без адвоката со своей стороны принимать участие в данном действии. Она нанимает адвоката.

На очной ставке Ольга выглядит совсем неубедительно, путается в показаниях, на ходу придумывает, что деньги на молокоотсос, оказывается, дала ее мать.

Правда день передачи денег называет следующий за днем реальной покупки этого аппарата (она ведь не читала детализацию телефонных соединений).

Соглашается с тем, что после сдачи шубы Кириллом, они еще десять дней проживали вместе, ежедневно Ольга общалась с матерью, но последняя (женщина вменяемая и не страдающая провалами памяти) ничего ей не говорила о том, что отдала ее шубу (это выглядит очень, очень странно!).

А факт мошенничества со стороны Кирилла они вскрыли, разумеется, совершенно случайно, обнаружив в квартире документы о сдаче шубы в ломбард, вот только тогда, спустя почти две недели, мать Ольги вспомнила, что, оказывается, отдала Кириллу единственную ценную вещь дочери, отданную ей на хранение, — норковую шубу.

Смотрю, следователь начинает склоняться в нашу сторону. Ольга то изначально не рассказывала об этих значимых подробностях.

И, в конце концов, не себе же Кирилл купил молокоотсос на деньги, полученные от сдачи шубы! Следствие находит и допрашивает возивших Кирилла таксистов, устанавливает и допрашивает продавца молокоотсоса, сверяет их показания с детализацией телефонных соединений — все сходится. Уголовное дело начинает расползаться по всем швам.

Наша следователь, совершенно вменяемая женщина, добросовестно выполняет свою работу, рассуждает здраво и понимает, что со стороны Ольги идет наглый и грубый оговор. Следователь говорит нам, что ей все ясно, состава преступления в действиях Кирилла она не видит, и уголовное дело, так неразумно возбужденное, будет прекращать. Ну вот, казалось бы, и все.

Продолжение следствия

Но радовались мы недолго. Через некоторое время выясняется, что наше уголовное дело у первого следователя изъято и передано другому, уже старшему следователю.

Новый следователь при первой встрече заявляет, что дело наше подробно изучил, считает, что вина Кирилла совершенно доказана, и дело, без сомнения, пойдет только в суд. К тому же это соответствует мнению руководства Областного ГУВД (значит, продолжим работу).

Был проведен ряд очных ставок между Кириллом и матерью Ольги. Причем после каждой очной ставки эту женщину ласково приглашали зайти в кабинет начальника следственного отдела и спрашивали: «Все ли нормально?»

А очные ставки показали, что какими бы влиятельными ни были покровители наших оппонентов — невозможно просчитать все мелочи и все ходы защиты.

Правоохранители, похоже, к любому делу подходят спустя рукава, поэтому новый следователь не изучил должным образом распечатку телефонных соединений Кирилла и, соответственно, мать Ольги на двух очных ставках дала показания, что деньги дочери для покупки молокоотсоса она дала лишь на следующий день после его реальной покупки Кириллом, подтверждая показания своей дочери. Я за это ухватился и дополнительными вопросами хорошо закрепил данное обстоятельство, привязав его к детальным мелочам другого дня.

А Ольгина мать, поддерживаемая следствием, и уверенная в своей неуязвимости, рассказывала на очных ставках, как в этот день Кирилл позвонил ей со своего сотового телефона, она это помнит очень хорошо, обманул ее, сказав, что Ольга поручила ему забрать ее норковую шубу, и он уже едет за ней, просил положить шубу в пакет. А когда подъехал, то снова позвонил, сообщив о своем приезде.

А вот детализация телефонных соединений показывала, что звонил Кирилл матери Ольги в этот день всего один раз, когда подъезжал к ее дому, и время соединения между ними было всего 7 секунд (но мы об этом пока молчим, ибо знаем, что у наших противников крапленые все карты и совесть отсутствует напрочь).

Судьба преподносит нам еще один нежданный подарок.

Оказывается, старший брат Кирилла еще до возбуждения уголовного дела из другого города звонил Ольге: разговаривал с ней о ее взаимоотношениях с братом, о рождении ребенка, коснулся вопроса о шубе.

Ольга, рыдая, рассказала, что ее шубу в ломбард они решили сдать с Кириллом вместе, так как нужны были деньги на покупку необходимых вещей, а теперь шуба пропала.

А брат, не будь дураком, возьми да и запиши этот разговор. Узнав, что в отношении Кирилла возбуждено уголовное дело, брат переслал нам эту аудиозапись.

В довершение ко всем бедам следствия по данному делу, эта аудиозапись, словно вишенка на торт, была положена защитой на весы правосудия.

Диск с аудиозаписью был изъят у моего подзащитного, признан вещественным доказательством и приобщен к материалам уголовного дела.

После этого следствие по делу ушло в глубокий штопор, и я имел серьезные основания считать, что адвокат сделал свое дело.

Но через месяц, оправившись от нашего удара, следователь вызвал нас и объявил, что высокое руководство считает необходимым все равно направить дело в суд, и он противиться этому не будет.

Впрочем, он готов прекратить дело за примирением, если мы не будем против этого возражать и возместим потерпевшей остаточную стоимость шубы ( 66 т. р.).

Наша позиция сильна, и следствие это прекрасно понимает, но дело приняло форму заказного, и административный ресурс уже включен, а мы знаем на практике, что в суде административный ресурс может перевесить любые доказательства.

Учитывая все обстоятельства, я предлагаю подзащитному и его матери, которая все еще находилась в Тюмени, серьезно подумать над предложением следствия (адвокат не может брать на себя подобную ответственность, хотя, конечно, было бы интересно посмотреть, чем все это закончится, если переть напролом).

Доверители решают не идти со следствием на компромисс. Значит, предстоит битва в суде.

Кириллу предъявляют наконец обвинение по ч.2 ст. 159 УК РФ, в котором указывают, что он позвонил матери Ольги, убедил ее обманным путем отдать ему норковую шубу, затем эту шубу сбыл, деньги присвоил. Вину мы, разумеется, не признаём.

При ознакомлении с делом наблюдаю, что следователь сверил таки показания, данные Ольгой и ее матерью на очных ставках, с детализацией телефонных соединений Кирилла и понял, что они обе ошиблись с днем передачи денег на молокоотсос, так как он к тому времени был уже куплен.

Что он делает? Вызывает обеих и проводит дополнительные допросы, где указывает, что адвокат Бандуков на очных ставках оказывал на них психологическое давление и поэтому они, «растерявшись», указали не тот день передачи денег (мать Ольги «ошиблась», аж, два раза), но теперь, конечно, «вспомнили» и указали тот, который нужно.

А по поводу записанного телефонного разговора с братом Кирилла, Ольга согласна, что все эти фразы говорила, но говорила якобы лишь для того, чтобы «выгородить» Кирилла в глазах брата (наверно, целый месяц всем следственным отделом придумывали эту глупость).

Дело пошло в суд. А у нас была надежда, что попадется вменяемый судья.

Продолжение следует.

Бандуков Д.И.

Источник: https://pikabu.ru/story/nakhodka_veshchi_i_krazha_skhodstvo_otlichiya_rasstanovka_tochek_nad_yo_iz_tsikla_borba_s_vrednyimi_sovetami_6944128

Кража или находка. Разграничение и судебная практика

Находка или кража

Статья посвящена отграничению понятий «кража» и «находка» в законодательстве РФ, анализу судебной практики, а также содержит рекомендации к тому, как действовать в случае, если Вы нашли какую-либо вещь и избежать уголовного наказания за это.

«Кража или находка» — лишь название статьи. На самом деле это в корне разные понятия. Мы постарались написать об этом наиболее доступным языком.

Понятие кражи в уголовном праве

Совершение кражи считается оконченным с того момента, когда лицо имело реальную возможность распоряжаться имуществом по своему усмотрению (подарить, продать и т.д.)

По смыслу ст.158 УК РФ «Кража» — тайное хищение чужого имущества. Более расширенное толкование тайного хищения чужого имущества содержит Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27.12.2002г. №27.

Во втором пункте рассматриваемого документа понятие тайного хищения определяется как действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них.

Понятие находки

Понятие находки можно сформулировать исходя из положений Гражданского кодекса, а именно ст.227 ГК РФ. Так, находка — это обретение утраченного владельцем имущества, а также непосредственно найденная вещь.

Эта же статья ГК РФ обязывает нашедшего сообщить о потерянной вещи потерявшему ее лицу и возвратить найденную вещь собственнику или кому-либо другому из известных ему лиц.

Что делать, если Вы нашли что-либо, а о лице, потерявшем эту вещь неизвестно ничего? В таком случае, согласно ч.2 чт.227 ГК РФ Вы обязаны сообщить о находке в полицию или орган местного самоуправления.

Отличие кражи от находки

Кража или находка? Этот вопрос долгое время был дискуссионным и волновал как юридическое сообщество, так и граждан, нашедших что-либо. К счастью, на данный момент вопрос отграничения находки от кражи условно решен.

Почему условно? Потому как следует иметь в виду, что разграничение находки от кражи осуществляется из обстоятельств каждого отдельного случая, когда лицо обращает найденную вещь в свою пользу.

К признакам кражи относят:

1. Завладение чужим имуществом.

Таким образом, если собственник заведомо Вам неизвестен, то Вы не можете считать это имущество чужим.

2. Хищение совершается путем изъятия чужого имущества.

Так, если Вы не предпринимали никаких действий по изъятию имущества у собственника, то это также не будет уголовно наказуемым.

3. Противоправность

Противоправность предполагает незаконный характер передачи имущества, на которое лицо не имеет права.

4. Причинение собственнику ущерба

В случае с находкой реального ущерба собственнику Вы не причиняете, поскольку вещь утеряна, а, следовательно, она выбыла из собственности.

5. Корыстная цель (Получение материальной выгоды)

Действие будет являться кражей, когда имеются все признаки. Если одного из них нет — нет и состава преступления.

Кража или находка. Судебная практика

Из анализа судебной практики мы приходим к выводу о том, что помимо вышеописанных признаков существует еще и понятие оставления собственником имущества на непродолжительное время в общественном месте.

Так, если человек, находящийся в общественном месте (вокзал, аэропорт, остановка общественного транспорта, скверы и др.) или в своем авто, ненадолго отлучился, оставив свои вещи, а Вы посчитали их находкой, то это, с точки зрения ВС РФ, является кражей.

Ваши действия при наступлении таких обстоятельств предопределяются сдачей найденных вещей собственнику здания, группы розыска багажа (если Вы находитесь на вокзале или в аэропорту).

Следовательно, будем считать, что присваивать чужие вещи, оставленные в общественных местах, равносильно краже.

Так, одним из судов Респ.Карелия была осуждена гражданка К., взявшая в холле поликлиники чужой мобильный телефон. Сотовый аппарат оставил один из пациентов , который ушел, забыв по рассеянности телефон. Через некоторое время человек спохватился и вернулся, но аппарата уже не было.

В суде защита женщины пыталась доказать вину хозяина, оставившего без присмотра свою вещь. Мол, телефон не похищен, а найден. По мнению адвоката, прямого умысла на завладение чужим имуществом у женщины не было.

Активных действий по изъятию телефона из владения потерпевшего она не предпринимала. То есть сама никому в карман не залезла.

Найденным телефоном не распоряжалась, а добровольно выдала, когда к ней обратились по этому поводу.

Нижестоящие суды осудили женщину по статье «кража». Защита дошла до Верховного суда РФ, пытаясь обжаловать приговор. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России признала вынесенные решения совершенно законными.

Из определения суда: телефон не был утерян, а был оставлен в помещении поликлиники в известном собственнику месте. Причем хозяин отлучался на непродолжительное время, а после обнаружения пропажи попытался дозвониться на свой номер.

Что делать в случае находки

Выше мы разобрались, что вещи, найденные в общественных местах ни в коем случае брать нельзя. Их необходимо передать хозяину здания, заведения или отнести в группу розыска.

Если найденная вещь не находилась в общественном месте, а ее собственник неизвестен, то для признания ее Вашей собственностью необходим следующий порядок действий:

При этом совсем не обязательно сдавать вещь в полицию или иной орган. Вы вправе взять ее на «ответственное хранение».

  1. Заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления
  2. Если в течение шести месяцев с момента заявления о находке (пункт 2 статьи 227) не будет установлен собственник вещи или сам не заявит о своем праве на вещь нашедшему лицу либо в соответствующий орган, то нашедший вещь приобретает право собственности на нее.

Надеемся, что наша статья была полезной для Вас. Читайте другие материалы на нашем сайте и делитесь интересными на Ваш взгляд! Хорошего дня!

Источник: https://xn--80aatfaam2bmhem6m.xn--p1ai/ugolovnoe-pravo/krazha-ili-nahodka/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть