Насилие не опасное для жизни и здоровья

Мурашов Н.Ф. – Издательская группа Юрист

Насилие не опасное для жизни и здоровья

Мурашов Николай Федорович, доцент кафедры уголовного права и уголовного процесса Академии ФСБ России, кандидат юридических наук, доцент

В статье рассматривается насилие, включенное в диспозицию ст. 229, 2291 и 230 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве квалифицирующего признака, и исследуются спорные вопросы квалификации преступлений, совершаемых с применением насилия.

Ключевые слова: насилие, виды насилия, правомерное и неправомерное насилие, физическое и психическое насилие, насилие ради насилия и насилие как средство достижения преступной или общественно полезной цели, насилие опасное и не опасное для здоровья, насилие, опасное для жизни, насилие как содержание преступного проявления и как обязательный признак объективной стороны преступления, насилие как квалифицирующий признак, оконченность преступления.

Murashov Nikolai Fedorovich, assistant professor of the Chair of Criminal Law and Criminal Procedure of the Academy of the Federal Security Service of Russia, candidate of juridical sciences, assistant professor (Moscow)

The article considers violence included into the disposition of articles 229, 2291 and 230 of the Criminal Code of the Russian Federation as a qualifying property and studies controversial issues of qualification of crimes committed with application of violence.

Key words: violence, types of violence, legitimate and illegitimate violence, physical and psychic violence, violence for violence and violence as a means of achievement of a criminal or socially useful purpose, violence dangerous and non-dangerous for health, violence dangerous for life, violence as a content of criminal manifestation and an obligatory property of objective party to a crime, violence as a qualifying property, completeness of a crime.

В Российской Федерации многие вопросы, касающиеся насилия, и в законе, и в теории не имеют однозначного решения. Достаточно сказать, что в законе до сих пор нет определения понятия насилия и его видов.

В теории это понятие толкуется по-разному и достаточно противоречиво, что вызывает существенные трудности для правоприменителей, в том числе при расследовании наркопреступлений, предусмотренных ст.

229, 2291 и 230 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту — УК РФ).

Представляется, что для рассмотрения спорных вопросов квалификации преступлений, предусмотренных ст. 229, 2291 и 230 УК РФ, совершаемых с применением насилия, прежде всего необходимо обозначить понимание «исходных позиций».

Таковыми являются понятие насилия, виды насилия, понятие квалифицирующего признака.

Автор придерживается позиции, согласно которой под насилием понимается умышленное физическое и (или) психическое воздействие одного человека (нескольких лиц) на другого человека (на нескольких лиц) для достижения определенной, как правило, нежелательной для потерпевшего (потерпевших) цели.

Насилие может быть как противоправным, так и правомерным[1].

По виду в уголовном праве России насилие делится на физическое и психическое[2].

По цели применения лицом насилия оно бывает двух видов: насилие «ради насилия» и насилие как средство достижения преступной или общественно полезной цели. В первом случае насилие проявляется в причинении потерпевшему боли, мучений, того или иного вреда здоровью и даже в лишении жизни.

Таковы преступления, предусмотренные статьями главы 16 УК РФ (убийство, умышленное причинение того или иного вреда здоровью, побои, истязание). Здесь в насилии проявляется сущность совершаемого преступления. Во втором случае насилие представляет собой средство, способствующее достижению преступной или общественно полезной цели. В ст.

229, 2291 и 230 УК РФ имеется в виду насилие второго вида.

По степени общественной опасности насилие бывает не опасным для здоровья, опасным для здоровья и опасным для жизни.

По закрепленности в статьях Особенной части УК РФ насилие выражает или содержание преступного проявления, например, убийство — ч. 1 и ч. 2 ст. 105 УК РФ; или обязательный признак объективной стороны основного состава (например, применение насилия против представителя власти — ч. 1 ст.

 318 УК РФ), или квалифицирующий признак, повышающий общественную опасность преступления (имеется только в статьях Особенной части УК РФ, состоящих из двух и более частей), например, — склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов — п. «г» ч. 2 ст.

 230 УК РФ.

Насилие в качестве обязательного признака объективной стороны основного состава играет роль средства достижения «собственной» цели преступника (не путать с целью преступления, являющейся признаком субъективной стороны соответствующего состава). Такой признак влияет на квалификацию содеянного.

В качестве примера можно привести составы преступлений, предусмотренных ст. 120, 131, 132, 162, 227 УК РФ. В главе 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» УК РФ такого примера нет. В этой главе насилие представлено только в качестве квалифицирующего признака.

В уголовном праве России квалифицирующим признается такой признак состава, который изменяет квалификацию по сравнению с основным составом.

В равной степени к квалифицирующим относятся признаки, которые повышают или снижают степень общественной опасности содеянного.

В теории и на практике составы, в которых новый признак повышает общественную опасность преступления, принято называть квалифицированными составами, а в которых понижает, — привилегированными.

Насилие в качестве квалифицирующего признака обозначено более чем в пятидесяти статьях Особенной части УК РФ. В некоторых статьях о насилии говорится в двух и более частях этих статей (с учетом степени общественной опасности насилия — ч. 3 и ч. 4 ст. 226, ч. 2 и ч. 3 ст. 229 УК РФ).

В статьях Особенной части УК РФ насилие в качестве квалифицирующего признака в диспозициях квалифицированных составов обозначается далеко не однозначно. Это важно уяснить для анализа вариантов признаков насилия, содержащихся в ст. 229, 2291, 230 и ряде других статей УК РФ.

Так, в п. «в» ч. 2 ст. 163, п. «б» ч. 2 ст. 179, п. «б» ч. 2 ст. 2261, п. «в» ч. 4 ст. 2291, п. «б» ч. 2 ст. 2831, ч. 2 ст. 302 УК РФ рассматриваемый квалифицирующий признак определен одним словом — «насилие» (без каких-либо добавлений или пояснений).

В п. «е» ч. 2 ст. 1271, п. «г» ч. 2 ст. 1272, ч. 2 ст. 139, п. «а» ч. 2 ст. 141, п. «г» ч. 2 ст. 230, п. «а» ч. 2 ст. 240, п. «б» ч. 2 ст. 241, п. «в» ч. 2 ст. 244, п. «а» ч. 3 ст. 286, ч. 3 ст. 323, ч. 2 ст.

 330 УК РФ представлены два «равнозначных» квалифицирующих признака — «насилие» и «угроза применения насилия» (в диспозиции — через союз «или»).

В теории и на практике угроза применить насилие нередко необоснованно отождествляется с насилием (такую угрозу считают психическим насилием).

В ч. 3 ст. 296 и ч. 3 ст. 309 УК РФ квалифицирующим признаком названо насилие, не опасное для жизни или здоровья. Представляется, что слово «жизни» здесь и в других подобных определениях степени насилия применено излишне (если насилие не опасно для здоровья, оно тем более не опасно для жизни).

В п. «г» ч. 2 ст. 161, п. «в» ч. 2 ст. 166, п. «г» ч. 2 ст. 221, п. «г» ч. 3 ст. 226, п. «г» ч. 2 ст. 229, ч. 3 ст. 296 УК РФ квалифицирующими признаками определены насилие, не опасное для жизни или здоровья, и угроза применить такое насилие (в диспозиции — через союз «или»).

В п. «в» ч. 2 ст. 127, п. «в» ч. 2 ст. 206, ч. 4 ст. 296, ч. 4 ст. 309, ч. 2 ст. 318, ч. 3 ст. 321 УК РФ квалифицирующим признаком значится насилие, опасное для жизни или здоровья, без разъяснений и дополнений.

В п. «в» ч. 2 ст. 126, ч. 4 ст. 166, п. «б» ч. 3 ст. 221, п. «б» ч. 4 ст. 226, п. «в» ч. 3 ст. 229, ч. 3 ст. 313 УК РФ альтернативными квалифицирующими признаками представлены насилие, опасное для жизни или здоровья, и угроза применить такое насилие.

В п. «б» ч. 2 ст. 333, п. «б» ч. 2 ст. 334, и п. «г» ч. 2 ст. 335 УК РФ квалифицирующим признаком значится применение оружия (надо полагать, любого). В п. «г» ч. 2 ст. 126, п. «г» ч. 2 ст. 127, ч. 2 ст.

 162, п. «г» ч. 2 ст. 206, п. «г» ч. 2 ст. 211, ч. 2 ст. 227, ч. 3 ст. 313 альтернативными квалифицирующими признаками значатся применение оружия и применение предметов, используемых в качестве оружия.

В статьях главы 25 УК РФ применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, в качестве обязательных признаков составов не значится. Но их применение, а равно использование возможно при совершении преступления, предусмотренного ст. 229 УК РФ (при хищении наркотических средств путем разбойного нападения).

Правоприменитель должен знать, как квалифицировать действия преступника, применившего или использовавшего оружие при совершении насильственного хищения наркотиков (в статьях Особенной части УК РФ законодатель не отождествляет понятия «применение» и «использование» оружия). Нельзя также исключить возможность применения оружия и при совершении преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 2291 УК РФ.

В большинстве теоретических работ, да и в правоприменительной деятельности использование оружия в преступных целях юридически уравнивается с его применением, хотя это далеко не одно и то же. Кратко можно определить применение оружия как использование его поражающих свойств по прямому назначению, т.е.

для поражения определенной цели[3]. Использование оружия для устрашения поглощается понятием угрозы применить насилие. Однако в теории и на практике нередко угрозу (устрашение) оружием рассматривают как насилие, опасное для жизни. В действительности — это угроза применить такое насилие, а не само насилие.

Если во время совершения хищения наркотических средств и (или) психотропных веществ преступником было применено или использовано оружие, при расследовании и разрешении уголовного дела надлежит руководствоваться положениями, содержащимися в п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»[4] (далее по тексту — Постановление Пленума от 27 января 2002 г. № 29).

Хотя текстуально в этом пункте речь идет о квалификации преступных действий с применением и использованием оружия при разбое, установки Пленума в равной степени применимы к ситуациям применения оружия и при совершении других насильственных преступлений. А в ст. 229 УК РФ есть признаки, указывающие на то, что хищение наркотиков может совершаться способом, идентичным разбою (с применением насилия, опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия).

Как уже было отмечено, уголовное право России признает и физическое, и психическое насилие. В тех случаях, когда в соответствующей статье УК РФ используется термин «насилие», имеется в виду возможность применения виновным физического и (или) психического насилия.

Если в ту или иную статью Особенной части в качестве юридически равнозначных квалифицирующих признаков в одну диспозицию включены «насилие» и «угроза применения насилия», а виновный для успешного совершения преступления использовал только угрозу применить насилие, его никак нельзя обвинять в применении насилия.

При этом не имеет значения, намеревался ли он применять насилие или нет. Для правоприменения нужны факты, а не намерения.

Сказанное подкрепляет мысль о необходимости при расследовании и разрешении уголовного дела четко устанавливать вид примененного насилия, а равно вид вреда, причинением которого угрожает виновный.

Определенное значение для практики применения законодательных положений о насилии имеет разграничение видов насилия. В УК РФ текстуально представлены не три, а четыре вида насилия: 1) не опасное для здоровья, 2) не опасное для жизни, 3) опасное для здоровья и 4) опасное для жизни.

В законе эти виды, можно сказать, объединены в две группы: 1) насилие, не опасное для жизни или здоровья, и 2) насилие, опасное для жизни или здоровья.

В теории и на практике каждая из двух групп практически «фигурирует» не разделенной на виды, из которых она состоит.

Источник: http://lawinfo.ru/catalog/6653/6877/2/7739/

Верховного Суда РФ к статье 161 УК РФ (грабеж)

Насилие не опасное для жизни и здоровья

Одним из наиболее распространенных преступлений, направленных на хищение чужого имущества, помимо кражи, является грабеж.

На практике возникает большое количество спорных ситуаций при квалификации действий лица как открытое хищение.

Поэтому в 2002 году Верховный суд решил разъяснить правоприменительным органам наиболее спорные моменты и издал Постановление Пленума Верховного суда № 29 (ППВС № 29).

В статье рассмотрим самые распространенные и важные вопросы, которые встречаются при квалификации грабежа в судебной практике.

Что такое открытое хищение?

Высший судебный орган определяет грабеж как открытое хищение чужого имущества (п. 3 ППВС № 29). Именно признак открытости отличает грабеж от иных видов хищений (рабой, кража).

То есть при квалификации действий лица следует, в первую очередь, устанавливать признаки хищения, перечисленные в Примечании к ст. 158 УК РФ (п.

1 ППВС № 29), а затем устанавливать признаки открытости совершенного преступления.

Поэтому Верховный суд разъясняет нижестоящим судам, что открытость хищения возможна только при наличии следующих признаков:

  • Объективный признак означает, что существуют лица, которые наблюдают за процессом изъятия имущества и понимают характер совершаемых действий. То есть злоумышленник совершает хищение либо при собственнике, либо при посторонних.
  • Субъективный признак — злоумышленник должен понимать, что владелец имущества или другой человек наблюдают за его действиями, и они понимают, что его действия являются незаконными. То есть лицо осознает, что его действия заметны для окружающих.

Пример:

Представим, что Иван идет по торговому центру и видит незнакомца с дорогим мобильным телефоном. Иван подбегает к нему и выхватывает его из рук мужчины.

Безусловно, это хищение является открытым, так как, во-первых, происходят на виду у собственника и других посетителей ТЦ, а, во-вторых, Иван понимает, что действует открыто.

Когда говорить об открытости нельзя?

Верховный суд также разбирает ситуации, когда говорить об открытости хищения нельзя:

  1. Если посторонний присутствует при хищении, наблюдает за процессом, однако не понимает характер совершаемых действий, то говорить о грабеже нельзя (п. 4 ППВС № 29).

    То есть если изъятие имущества осуществляется в присутствии лиц, которые не осознают характер происходящего рядом с ними (лица, страдающие психическими расстройствами, малолетние и др.), то квалификация должна быть по ст. 158 УК РФ как тайное хищение.

    Не осознавать противоправность действий могут не только маленькие дети или лица, страдающие психическими расстройствами, но и те, кто полагает, что злоумышленник действует законно.

    Представим, что Иван находится в торговом центре и видит забытую кем-то сумку. Он подходит и уверенно забирает ее так, как будто это он ее оставил.

    Несмотря на то, что это он забирает сумку на глазах у всех, тем не менее процесс изъятия, преступный характер изъятия окружающими лицами не осознается.

    Поэтому при таких обстоятельствах речь идет о тайном хищении, а не о грабеже (п. 4 ППВС № 29).

  1. Если третье лицо, присутствующее при хищении и наблюдающее процесс изъятия, правильно понимает характер совершаемых действий, однако не является посторонним лицом для злоумышленника, то говорить о грабеже также нельзя (п. 4 ППВС № 29).

    Речь идет о присутствии близкого родственника преступника при хищении.

    Например, Иван со своей супругой идут по улице и видят плохо закрытую машину. Иван открывает машину и забирает имущество оттуда. При этом, жена стоит рядом, но Иван не воспринимает ее как человека, который собирается препятствовать его действиям в силу родственных отношений. Действия Ивана должны быть квалифицированы как кража, а не как грабеж.

Если же близкий родственник предпринимает какие-то действия, направленные на предотвращение хищения, и злоумышленник понимает, что родственник не не одобряет его поведения и будет ему противодействовать тем или иным образом, тогда в случае изъятия имущества, действия лица будут квалифицированы как открытое хищение.

Момент окончания

Грабеж — преступление с материальным составом. Для того, чтобы действия лица рассматривались как оконченный грабеж, необходимо установить не только изъятие, но и наступление общественно опасных последствий в виде причинения имущественного ущерба, а также причинно-следственную связь между ними.

Следовательно, грабеж считается оконченным с момента, когда у злоумышленника появилась возможность распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным (п. 6 Постановления): продать его, воспользоваться им, подарить его и др.

Рекомендуем к прочтению:

Перерастание преступлений

Не всегда действия злоумышленника идут по заранее разработанному плану. Часто происходят ситуации, когда лицо собиралось совершить одно преступление, однако по не зависящим от него обстоятельствам совершило другое.

Перерастание преступлений — это ситуация, когда в процессе совершения преступления изначально запланированное деяние приобретает признаки другого преступления. Перерастание возможно на стадии неоконченного преступления (приготовление, покушение) и только с менее тяжкого в более тяжкое.

В пункте 5 Постановления Верховный суд поднимает проблему перерастания одной формы хищения в другую. Рассмотрим две возможные ситуации:

  1. Перерастание кражи в грабеж.

Если злоумышленник планировал изначально совершить тайное хищение чужого имущества, однако в процессе изъятия его действия были обнаружены владельцем или третьими лицами, то он подлежит ответственности за грабеж, а не за кражу.

Пример из судебной практики:

Онегов пришел в гости к своей родственнице. Пока та была на кухне, он решил тайно похитить ее телевизор.

Воспользовавшись тем, что за ним никто не наблюдает, он начал выносить телевизор, однако родственница заметила его действия. Она попросила вернуть телевизор, но Онегов проигнорировал ее просьбу и похитил имущество.

В данной ситуации Индустриальный районный суд г. Ижевска квалифицировал действия Онегова как грабеж (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ): действия Онегова, начатые как кража, однако затем обнаруженные потерпевшей, представляют собой перерастание кражи в грабеж.
  1. Перерастание грабежа в разбой.

Если лицо изначально планирует совершить открытое хищение, однако для завладения имущества злоумышленник применяет по отношению к потерпевшему насилие, опасное для жизни или здоровья, то его действия должны быть квалифицированы как разбой, а не как грабеж.

Представим, что Иван подошел к Петру для того, чтобы похитить у него телефон. Изначально Иван просто планировал выхватить его из рук Петра, но тот не захотел отдавать его. Поэтому Иван достал пистолет и направил его в голову Петра, угрожая выстрелить, если тот не отдаст телефон.

Так как Иван угрожал потерпевшему применить насилие, опасное для его жизни, действия злоумышленника должны быть квалифицированы как разбой.

Эксцесс исполнителя при совершении преступления группой лиц

Перерастание возможно и в том случае, если лица действуют в соучастии (п. 14.1 ППВС № 29). То есть если соучастники изначально договорились совершить кражу, но кто-то из них вышел за пределы сговора и совершил грабеж, то только его действия должны быть квалифицированы как открытое хищение (действия других должны рассматриваться как кража).

Если же другие соучастники воспользовались его действиями и продолжили уже открытое совершать хищение, то их действия также подпадают под грабеж. Аналогичное правило применяется в том случае, если соучастники запланировали совершить грабеж, но в процессе кто-то из них начал применять насилие, опасное для жизни или здоровья.

Представим, что Иван, Петр и Денис ночью на улице подошли к Татьяне и начали требовать у нее сумку. Изначально они планировали совершить грабеж. Однако Иван, видя, что Татьяна не хочет отдавать сумку, достал нож и ударил им Татьяну. Петр и Денис испугались и убежали с места преступления, а Иван забрал сумку и пошел домой.

В данном случае только действия Ивана можно квалифицировать как разбой, так как Петр и Денис не воспользовались обстановкой, не применяли насилие по отношению к потерпевшей (их действия будут квалифицированы как покушение на грабеж).

С незаконным проникновением

В отличие от ст. 158 УК РФ, в ст. 161 УК РФ законодатель не дифференцирует уголовную ответственность лица в зависимости от типа помещения, в которое лицо незаконно проникло. Поэтому при совершении грабежа с незаконным проникновением действия злоумышленника будут квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Верховный суд наставляет нижестоящие суды исследовать следующие вопросы (п. 19 ППВС № 29):

  1. Для чего злоумышленник оказался в помещении?
  2. Когда у злоумышленника появился умысел открыто похитить имущество?

    Важно! Для квалификации действий лица как грабеж с незаконным проникновением умысел должен возникнуть до того, как лицо оказалось в помещении.

  3. Находился ли злоумышленник в помещении правомерно или нет?

    Незаконное проникновение предполагает, что у лица нет доступа к этому помещению, жилищу или хранилищу. Так как отсутствие доступа к помещению может быть по разным причинам, Верховный суд приводит примеры не незаконного проникновения, а, наоборот, рассматривает перечень действий, когда нахождение в помещении считается законным:

    • Помещение или хранилище открыто для свободного доступа в течение какого-то периода времени: помещение банков в рабочее время, помещение магазинов и др. Если проникновение осуществляется после окончания рабочего дня, когда помещение закрыто, проникновение будет признано незаконным.
    • У злоумышленника есть доступ в помещение в силу своего служебного положения, в силу выполнения своих профессиональных обязанностей или в силу иных обстоятельств (родственные связи/знакомство).

    Таким образом, в остальных случаях проникновение в помещение будет считаться незаконным.

Рекомендуем к прочтению:

С применением насилия

По замыслу законодателя, открытое хищение имущества может быть как насильственным, так и ненасильственным. В пункте 21 Постановления Верховный суд разъясняет, что открытое хищение с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, должно квалифицироваться как грабеж (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ).

Важно! Существуют ситуации, когда злоумышленник не контактирует с телом потерпевшего, однако воздействует на его организм с помощью различных препаратов (медицинских лекарств, наркотиков и др.). Если такой препарат не причинил потерпевшему вред здоровью, то речь идет о грабеже (п. 23 ППВС № 29).

Пример из судебной практики:

Авагимян сидела вместе со своим знакомым в машине и увидела у него на шее золотую цепочку с крестиком. Она вышла из машины и направилась в кафе, чтобы купить кофе. В кафе она добавила в кофе знакомого медицинский препарат «Фенозипам», который тот выпил. Под воздействием этого медицинского препарата потерпевший уснул, а Авагимян сняла с него цепочку.

https://www.youtube.com/watch?v=iIKK6sfvu2c

Так как препарат не представлял опасность для жизни и здоровья ее знакомого, Октябрьский районный суд г. Саратова квалифицировал ее действия как грабеж, совершенный с применением неопасного насилия (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ).

Источник: https://ugpravo.pro/vidy-prestuplenij/protiv-sobstvennosti/grabezh/kommentariy-k-161.html

К вопросу о понятии насилия, не опасного для жизни и здоровья, в условиях военной службы

Насилие не опасное для жизни и здоровья


В работе проводится анализ воинских насильственных преступлений и на основании анализа формируется определение насилия, не опасного для жизни и здоровья человека.

Ключевые слова: насилие, насилие не опасное для жизни и здоровья, военная служба, травля, издевательство

Насильственные преступления занимают значительное место в уголовном праве. По данным криминологов, за прошедший 2016 год 15 % [1] от всех зарегистрированных правонарушений приходится на преступления против личности. Их всех объединяет то, что одним из элементов состава преступления выступает насилие. Оно является неким фактором, определяющим объединение всех преступлений в одну систему.

В главе 33 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее по тексту УК РФ) [2], из 20 преступлений, направленных против военной службы, 6 сопряжены с применением насилия в том или ином объеме и виде.

Так, в ряде статей главы 33 УК РФ встречаются те воинские преступления, при описании объективной стороны которых законодатель указывает на применение насилия (ст. 333, 334, 335 УК РФ), и те преступления, которые могут сопровождаться различными насильственными действиями (ст. 342, 343, 344 УК РФ).

Однако легального определения понятие «насилие» УК РФ не дает, что влечет определенные трудности.

Исходя из содержания норм, Особенной части УК РФ, понятие «насилие» включает в себя как опасное, так и не опасное для жизни или здоровья насилие.

Для понимания насилия, не опасного для жизни и здоровья, следует руководствоваться п. 21 постановлением Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 (ред. от 24.05.

2016) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» [3] к насилию не опасному жизни и здоровью человека относятся побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы.

На основании этого можно сделать вывод, что насилие, не опасное для жизни и здоровья, может выражаться как в физическом, так и в психическом воздействии на потерпевшего.

Так, в диспозиции статьи 333 УК РФ законодатель прямо указывает на неправомерные действия, сопряженные с насилием или с угрозой его применения. Разновидностями преступного насилия являются сопротивление и принуждение.

Понятие сопротивление представляет собой такое поведение виновного, которое направлено на воспрепятствование выполнению начальником или иным военнослужащим конкретных служебных обязанностей и выражается в физических действиях со стороны виновного, которые мешают начальнику (иному лицу) исполнить служебную обязанность.

Нередко сопротивление, сопровождается нанесением побоев. Рядовой П. в 21 часу, желая пройти на территорию войсковой части, отказавшись выполнить законное требование исполняющего обязанности дежурного по КПП младшего сержанта К.

, нанес последнему один удар ладонью правой руки в область лица, причинив ему физическую боль и нравственные страдания [4]. С учетом всех обстоятельств дела суд квалифицировал его деяние по ч.1 ст.333 УК РФ.

Принуждение, предусмотренное ст. 333 УК РФ, заключается в физическом или психическом воздействии на начальника или иное лицо, исполняющее обязанности военной службы, направленное на то, чтобы заставить их поступить вопреки интересам военной службы, нарушить возложенные на них обязанности военной службы.

Такое действие предполагает предъявление начальнику (иному лицу) конкретного требования о совершении или не совершении им определенных действий вопреки интересам службы. Так, рядовые А. и Б. самовольно покинув часть, ушли на речку купаться и распивать спиртные напитки. По требованию капитана В. и младшего сержанта Г.

Они возвратились в часть. После отбоя, будучи недовольными тем, что младший сержант Г. Доложил начальнику об их отлучке, подошли к последнему и в угрожающем тоне спросили, долго ли он будет их «предавать», при этом рядовой Д схватил Г. Рукой за ворот гимнастерки. Опасаясь нанесения побоев, Г. отстранил от себя Д.

и вышел из комнаты [5].

В диспозиции ст. 334 прямо указано на нанесение побоев или применение иного насилия в отношении начальника.

Обращаясь к уголовно правовой норме статьи 116 УК РФ, законодатель разъясняет, что такие действия признаются таковыми, если причинили физическую боль и не повлекли последствий, вызвавшие кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Данное определение не раскрывает всей сущности таковых действий, ведь иное насилие может причинять не только физическую боль, но и психическую, как это бывает при шантаже, травле, издевательстве.

Шантаж не является отдельным составом преступления, обособленным в Уголовном кодексе. Он представляет собой как способ совершения другого преступления, зачастую в виде вымогательства, выраженного в виде угрозы совершения явно нежелательных для шантажируемого лица действий, не связанных с причинением прямого вреда здоровью и жизни.

Например, в виде угрозы оглашения позорящих сведений, представляя собой шантаж, который может причинить ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких.

Такие сведения могут иметь любой характер, соответствовать действительности или быть вымышленными, главное имеет значение то, как воспринимает угрозу потерпевший — опасался ли он распространения этих сведений.

Травля выражается в систематическом унижении человеческого достоинства, распространении о нем клеветнических сведений, несправедливой критике. В условиях военной службы травля выступает как способ доведения военнослужащего до самоубийства, т. е. деяние предусмотренного ч.3 ст.335 УК РФ.

Издевательство, как вид психического насилия, отражено в действующем уголовном законе. Так, в ст. 63 УК РФ в качестве одного из обстоятельств, отягчающих наказание, указывается на совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего.

Кроме того, издевательство, как один из насильственных способов совершения преступления, включено в диспозицию уголовно-правовой нормы об ответственности за нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК РФ).

Упоминания об издевательстве встречаются и в других уголовно-правовых нормах (ч.1 ст. 107, п. «в» ч. 2 ст. 112, ст. 113, ч. 2 ст. 302 УК РФ).

Как правило, в теории уголовного права под издевательством понимается глумление, физическое и психическое насилие, носящее циничный характер и совершаемое в течение более или менее продолжительного времени [6]. Таким образом, издевательство тесно связано с психическим насилием, охватывается им и значительно шире по смыслу.

Что касается нанесения побоев или иных насильственных действий, повлекших причинение физической боли, то материалы судебной практики относят к таковым различные нормы физического воздействия на организм потерпевшего, причиняющие физическую боль, при условии, что они не повлекли последствий, указанных в ст. 115 УК РФ: заламывание, выкручивание и сжимание рук [7]; укусы [8]; дергание за волосы, болезненный захват волос, вырывание волос [9]; причинение незначительных порезов [10]; щипание, сдавливание различных частей тела [11].

В своих работах Ахметшин Х. М. под побоями понимает нанесение множественных (более одного) ударов, сопряженные с причинением потерпевшему физической боли, но не повлекшие причинение здоровью [12].

Такие множественные удары могут носить систематический характер, тем самым образовывая истязания (ст. 117 УК РФ). Применительно на практике, истязание связывают с многократностью, т. е.

нанесением их более двух раз, а также с единством умысла на их совершение, образующим определенную линию поведения виновного в отношении одного и того же лица.

Страдания — это в первую очередь физическая боль или психическая травма, которые причиняют жертве мучения и особые переживания и связаны не только с переживанием боли в момент их получения, но и с возникновением чувства неуверенности и страха за свое будущее, ощущение неизбежности повторного насилия со стороны виновного [13].

При постановке вопроса об отнесении ограничения свободы человека к физическому насилию, не опасному жизни или здоровью, мнения правоведов расходятся.

Одни авторы считают, что насилием является любое ограничение свободы, другие полагают, что ограничение свободы нельзя рассматривать как насилие, так как физического воздействия на потерпевшего не оказывается.

И существует третье мнение, касающееся того, что под насилием понимается только такое ограничение свободы, которое связано с непосредственным воздействием на тело потерпевшего (связывания, затыкание рта, вталкивание, втаскивание и т. д.).

Под физической свободой понимается весь спектр двигательной активности и волеизъявления человека о своей физической свободе, к этому также относится возможность лица совершать различные телодвижения, передвигаться в пространстве и выбирать место своего нахождения. Лишение одной из указанных возможностей в результате насильственного воздействия является последствием насильственного воздействия, определенное состоянием несвободы.

Способами лишения свободы могут быть: связывание, удерживание в запертом помещении, удержание потерпевшего посредством применения силы и тому подобное. Такое лишение свободы неразрывно связано с применением физического воздействия.

Так, при насильственном хищении чужого имущества, насилие выступает как способ завладения или удержания похищенного имущества. В данном случае, преступник, применяя насильственные действия, ограничивает свободу потерпевшего (связывание, затыкание рта), для реализации своего преступного умысла.

Совершая такие действия, преступник воздействует на организм человека, создает угрозу причинения вреда здоровью и телесной неприкосновенности.

Применительно к этому, воздействие посредством замкнутого пространства также выступает насильственным, поскольку оно влияет на физиологические функции организма человека, лишает его возможности свободно передвигаться в пространстве.

Таким образом, под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует понимать такое умышленное противоправное физическое воздействие или угрозу его применения, а также иное психическое воздействие на потерпевшего, последствия которого не относятся к тяжкому вреду здоровья и не опасным в момент причинения. Особым видом насилия в условиях военной службы являются травля и издевательство.

Литература:

  1. МВД РФ ФБУ ГИАЦ. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2016 года https://мвд.рф/reports/item/9338947

Источник: https://moluch.ru/archive/146/40937/

#НАРУШЕНИЯ допускаемые Cудами при квалификации деяния cт. 162 ч. 4 УК РФ

Насилие не опасное для жизни и здоровья
Дмитрий Сапрыкин /Старший Юрист “Институт УДО”

В деле О.Е.., по приговору он был признан виновным по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ с назначением наказания в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Апелляционным Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, приговор изменен:- переквалифицированы действия О.Е с п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. “а” ч. 3 ст. 161 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы.

Позиция Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ:Органы предварительного следствия действия осужденных квалифицировали по п.п. “а, в” ч.4 ст. 162 УК РФ как разбой, т.

е нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Как видно из описания преступного деяния в обвинительном заключении, органы предварительного следствия насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, признавали действия осужденных, связанные с удушением потерпевшего и повлекшие механическую асфиксию.

В то же время предшествующие действия, выразившиеся в заведении рук потерпевшего за спину, обматывании лентой “скотч” рук, рта и шеи, связывании ног полимерным хомутом, оценивались ими лишь как создание условий для применения насилия, опасного для жизни и здоровья А.

При этом в приговоре суд исключил из обвинения Р.М. С.Б, Р.В, И.А. по ч.4 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак “С применением тяжкого вреда здоровью потерпевшего” как излишне вмененный
В соответствии со ст.

252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению; изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

При этом всякое изменение обвинения в суде должно быть обоснованно в описательно – мотивировочной части приговора.

По смыслу Закона, изменение судом формулировки обвинения в части оценки определенных действий как совершенных с применением насилия опасного для жизни и здоровья, в том время как в обвинительном заключении эти действия оценивались лишь, как создающие условия для применения насилия, опасного для жизни и здоровья, следует признать обвинением, существенно отличающимся от первоначального, причем ухудшающим положение осужденных и нарушающим их право на защиту.

При таких данных судебная коллегия считает, что суд первой инстанции изменил обвинение с нарушением требований ст. 252 УПК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Р.М, С.Б, Р.В, И.А, нанесли удары руками по лицу и телу потерпевшего, повалили его на пол, завели руки потерпевшего за спину, обматывали лентой “скотч” рук, рот и шею, связывали ног полимерным хомутом.

Под насилием, не опасным для жизни и здоровья (п. “г” ч.2 ст.

161 УК РФ) следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и д.р) .

Таким образом указанные действия осужденных представляют собой насилие, не опасное для жизни и здоровья, и , с учетом этого признака должны быть оценены, как грабеж

С учетом изложенного действия Р.М, С.Б, Р.В. И.А необходимо переквалифицировать с п. “а” ч.4 ст. 162 УК РФ на п. “а” ч.3 ст. 161 УК РФ, а действия О.Е с п. “а” ч.4 ст. 162 УК РФ на п. “а” ч.3 ст. 161 УК РФ , как те же самые действия только совершенные без “незаконного проникновения в жилище”

Как итог, Верховный суд снизил О.Е срок наказания на один Год.
(Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8.09.2015 г. №5-АПУ15-63сп)

Пример из нашей практики Пример из нашей практики Пример из нашей практики Пример из нашей практики Пример из нашей практики
Вышеуказанные примеры свидетельствуют о том, что если в отношении Вас допущена судебная ошибка, то не следует в этих случаях соглашаться с неправомерным приговором или постановлением суда.
Такие акты необходимо обжаловать и добиваться устранения несправедливости, проявленной по отношению к Вам правосудием.

(с) Институт условно -досрочного освобождения

⚡Работаем по всей Стране⚡⠀

Больше кейсов смотрите в нашем Instagram и группе

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5f1aa4ea4434eb6c6ceb3499/narusheniia-dopuskaemye-cudami-pri-kvalifikacii-deianiia-ct-162-ch-4-uk-rf-5f720c8f837d8d532384674d

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть