Малозначительность 158 ук рф

Фантастическая Малозначительность, и как ею обладают

Малозначительность 158 ук рф

ДОБРО

 Как видно из предыдущей части статьи, описанные там примеры «малозначительности» можно отнести, так сказать, к примерам, где степень общественной опасности преступного посягательства носит, так сказать, качественный характер.

А теперь предлагаю снова вернуться назад, и еще раз взглянуть на границу «опасного некриминального наказуемого поведения» и «опасного криминального наказуемого поведения», с точки зрения «количественных» характеристик малозначительности.

Праворубцам-профессионалам прекрасно известно, что есть т. н. «парные» статьи КРФобАП и УК РФ, например, ч.1 ст. 213 УК РФ («Хулиганство») и ст. 20.1 КРФобАП («Мелкое хулиганство»); ч.1 ст. 158 УК РФ («Кража») и ст. 7.27 КРФобАП («Мелкое хищение»), составы преступлений и правонарушений «Незаконное предпринимательство» и т. д.

Свои доводы проиллюстрирую именно со ссылками на указанные статьи о хищениях.

Явно видно, что граница между «наказуемым криминальным» хищением, влекущим уголовную ответственность по ч.1 ст. 158 УК РФ, и «наказуемым некриминальным» мелким хищением лежит строго и только в размере похищенного: мелкое хищение на сумму до 1 000 рублей есть административное правонарушение; ровно такое же хищение на большую сумму есть преступление.

Рассмотрим соотношение следующих ситуаций:

  1. тайно похищено у гражданина денег на сумму 1100 рублей;

  2. тайно похищено у гражданина денег на сумму 1001 рублей;

  3. тайно похищено у гражданина денег на сумму 999 рублей.

Очевидно, что примеры 1) и 2) есть примеры преступлений, то есть таких деяний, которые полностью содержат в себе состав преступного и наказуемого деяния.

Очевидно также, что пример 3) есть пример административного правонарушения, то есть такого деяния, которое полостью содержит в себе состав противоправного и наказуемого деяния.

Вот при изложенных обстоятельствах является ли деяние, описанное в примере 2) — малозначительным?

Это реально сложный вопрос.

С одной стороны — мы имеет дело с деянием, которое содержит в себе полные признаки состава преступления (и потому являющееся преступлением).

С другой стороны — такое деяние практически неизмеримо мало отличается от деяния, наказуемого в порядке административного судопроизводства; но при этом исследуемое деяние не является административным правонарушением (поскольку нет состава АПн — ведь сумма-то хищения превышена).

Вот именно поэтому сейчас в доктрине разрабатываются в целом две позиции применительно понятия малозначительности.

К первой позиции относятся реальные случаи совершения действий, которые либо не образуют никакой ответственности (в которых общественная опасность отсутствует принципиально), либо образуют гражданскую, дисциплинарную или административную ответственность (то есть общественная опасность есть, но не дотягивает до уровня уголовной ответственности). В рамках такой позиции малозначительным может быть признано любое деяние.

Ко второй позиции относятся реальные случаи совершения действий, за которые может быть предусмотрена как административно-правовая, так и уголовно-правовая ответственность (например, кража и мелкое хищение), либо такие деяния, за которые предусмотрена только уголовная ответственность (никакого промежутка в виде административной ответственности не установлено). В рамках такой позиции малозначительным может быть признано любое деяние, за исключением тех случаев, когда за такие же действия установлена административная ответственность.

В рамках ныне действующей доктрины уголовного права БОЛЬШЕЕ распространение имеет вторая позиция, по которой малозначительным может быть только такое деяние, имеющее признаки состава уголовного преступления, по которым отсутствует административная ответственность.

ДИСКУССИЯ: Я в своём мнении относительно этих двух доктрин не определился; могу привести про и контра по каждой. Поэтому ставлю этот вопрос на обсуждение.

Вернемся к количественным критериям определения общественной опасности деяния; как я считаю, это определение СТЕПЕНИ общественной опасности деяния через его ПРЕДМЕТ в количественном измерении.

Приведу простой пример (мой дислеймер относительно простых примеров был выше 🙂 ):

ст. 222 УК РФ установлена уголовная ответственность за незаконное хранение БОЕПРИПАСОВ. Я специально обращаю внимание на то, что в конструкцию статьи (в состав преступления) явно входит объективное деяние в виде хранения не единицы, а количества (НЕСКОЛЬКИХ) боеприпасов. Исходя из буквального толкования, хранение ОДНОГО боеприпаса не образует состава преступления.

Более того, хранение одного боеприпаса, по мнению судебных инстанций, это такое деяние, которое не создаёт угрозы общественным отношениям (то есть, по-сути, является малозначительным).

В Обзоре судебной практики ВС РФ за первый квартал 2011 года приведен пример:

«Признавая З. виновным в незаконных приобретении и хранении боеприпаса — единичного патрона калибра 7,62 мм, суд не дал оценки тому обстоятельству, что З. никакого оружия не имел, приобрел (нашел) патрон случайно и при этом не придавал никакого значения его нахождению (хранению) в своей квартире.

Кроме того, суд в приговоре не привел данных, свидетельствующих о том, что З. своими действиями причинил вред или создал угрозу причинения вреда личности, обществу или государству.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия отменила приговор суда с прекращением дела на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления и признала за З. право на реабилитацию.»

Однако само понятие боеприпаса — многозначно.

С одной стороны, боеприпасом является (как в приведенном примере) патрон (то есть совокупность метаемого снаряда (пули), метательного заряда (пороха), инициирующего заряда (капсюля), и устройства их соединения (гильзы)), незаконность хранения которого определяется законом «Об оружии», но возможность практического применения на практике в преступных целях ограничена отсутствием соответствующим отсутствием оружия (снаряжаемого этими боеприпасами).

С другой стороны, хранимым боеприпасом является, например, ручная граната  РГО, которая может быть применена — в соответствии с предназначением этого боеприпаса — и самостоятельно.

С третьей стороны, формально хранимым боеприпасом является, например, выстрел ВОГ-25, предназначенный для отстрела из гранатомета ГП-25: самостоятельное (без доделок) его применение попросту невозможно, но в системе «оружие+боеприпас» он становится весьма опасным. К этому же устройству есть ещё, например, выстрелы типа «Гвоздь» или ГДМ-40.

В-четвертых, например, устройство АН602, в буквальном смысле «сотрясшее всю Землю», тоже было, формально, «всего лишь» боеприпасом.И было бы деяние по хранению такого единичного боеприпаса — малозначительным?

Судебная практика в отношении хранения единичного боеприпаса — патрона к стрелковому оружию — выработана и весьма устойчивая: суды применяют такие критерии малозначительности деяния, как отсутствие существенного вреда либо угрозы причинения такого вреда:

Верховный Суд РФ в Кассационном определении от 28 февраля 2005 г. N 76-004-12 указал: «…вместе с тем судебная коллегия не может признать законным и обоснованным осуждение Князева по ст. 222 УК РФ, по следующим основаниям.

При решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности следует иметь в виду, что по смыслу закона деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно представлять собой достаточную степень общественной опасности.

Если деяние не повлекло существенный вред объекту, охраняемому уголовным законом, или угрозу причинения такого вреда, оно в силу малозначительности не представляет большой общественной опасности и поэтому не рассматривается в качестве преступления.

Уголовное дело о таком деянии не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

По данному делу бесспорно установлено судом, что у Князева обнаружен и изъят всего 1 патрон калибра 7,62 мм, который он незаконно перевозил, хранил и носил в кармане одежды, также он хранил у себя дома порох, являющийся взрывчатым веществом, в количестве всего 7,85 г.

В этих действиях Князева содержатся признаки преступления, предусматривающего ответственность по ст. 222 УК РФ.

Однако, согласно ч.2 ст.

14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, поэтому эти действия Князева следует признать малозначительными и приговор в части осуждения его по ст. 222 УК РФ следует отменить с прекращением производства за отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ».

При таком подходе наказуемым может быть как хранение более чем одного боеприпаса к стрелковому оружию, так и единичного боеприпаса, обладающего иными поражающими свойствами.

Но — с особенностями свойств такого поражения: если приведенный выше ВОГ-25 — осколочная граната, то ГДМ — лишь создаёт дымовую завесу. То есть и то, и другое — боеприпас, но один смертоносен, а второй — нет. Следовательно, и степень криминальной опасности их хранения — разная.

Значит, в зависимости от различных свойств предмета преступления может по-разному быть рассмотрен и вопрос о малозначительности деяния.

ВЫВОД: для оценки деяния как малозначительного могут иметь значение свойства предмета, в отношении которого происходит посягательство.

ДИСКУССИЯ: Вот здесь предлагаю ещё раз вернуться к той части статьи, где дано соотношение малозначительности с составом преступления.

Поскольку малозначительное деяние содержит в себе полные признаки состава преступления, то, следовательно, в уголовно-процессуальном смысле малозначительность — не означает отсутствие состава в деянии, вовсе даже наоборот.

И само по-себе деяние — также вполне присутствует. И доказанность совершения конкретного малозначительного деяния конкретным лицом — также имеется.

В УПК РФ нет специального процессуального основания для прекращения преследования ввиду малозначительности деяния! Ни одно из реабилитирующих оснований к малозначительности не подходят (о нереабилитирующих я даже говорить не буду).

Однако, как видно из приведенного определения, ВС РФ считает, что при малозначительности отсутствует именно состав, что явно противоречит самому определению малозначительности.

Это еще одна проблема для применения института малозначительности на практике (вернее, применения Закона практиками) — а по какому основанию-то прекращать (отказывать), а ???

ЕСТЬ

Что же мы имеем в итоге? Имеем следующие выводы:

С точки зрения теории деликтного права институт малозначительности сформулирован в настолько простой форме, что на практике совершенно неясны его критерии.

Имеем:

  1. малозначитальным может быть признано любое деяние, но:

— есть такие деяния, которые в силу значимости защищаемых общественных отношений никак не могут быть малозначительными; но критериев отнесения общественных отношений к особо значимым — нет;

  1. малозначительным может быть признано любое деяние, но:

— если по сходным правооотношениям установлена не только уголовная, но и административная ответственность, то такое деяние всегда будет наказуемым — не в уголовном, так в административном порядке;

  1. малозначительным может быть признано любое деяние, но:

— если за деяние установлено суровое наказание, то это свидетельствует об отсутствии малозначительности;

— одновременно, даже если совершенное деяние является тяжким преступлением, то оно всё равно может быть малозначительным;

  1. малозначительным может быть признано деяние, если сам предмет преступления — малоопасен. Или такое же деяние не может быть признано малозначительным 🙂

Также имеем, что такие обстоятельства, как личность лица, совершившего деяние, его характеристики, наличие либо отсутствие криминального опыта, заглаживание причиненного вреда, возмещение ущерба, оказание помощи и любое иные факты положительного поведения, не относящиеся напрямую к самому деянию, никакого влияние на решение о признании деяния малозначительным значения не имеют; поскольку имеют отношение к субъективной стороне деяния (то есть к его составу), а не к общественной опасности деяния.

ЖИВЁТЕ!

Как же использовать несовершенство формулировок закона, заложенные в них ограничения, противоречивые судебные толкования, и малознание всего этого правоохранителями?

Использовать всё это надо только и исключительно во благо наших доверителей, например, пытаясь убедить правоохранителей в малозначительности расследуемого ими деяния, приводя для этого доводы (ссылаясь на аргументы), подходящие для ситуации (и умалчивая о противоположных).

Например: ко мне обратилась одноклассница, сына которой обвиняли в том, что он так расхитил бюджет России, что Чубайсу стало не хватать.

При работе по делу выяснилось, что при прохождении срочной службы вьюноше было присвоено звание «младший сержант».

Позже он заключил контракт о прохождении военной службы, которую и продолжил в присвоенном ему звании. А примерно через год выяснилось, что права присвоения такого звания по месту срочной службы не было.

И лучшим выходом из такой ситуации показалось привлечение молодого бойца к уголовной ответственности за хищение.

После выполнения требований ст. 217 УПК РФ мною было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела по малозначительности; в качестве обоснования ходатайства я свалил в кучу всё: и качественные, и количественные характеристики как деяния, так и предмета, и даже по личности фигуранта прошёлся. Результат — в приложении.

Источник: https://pravorub.ru/articles/97076.html

По каким критериям деяние в уголовном праве относят к малозначительному

Малозначительность 158 ук рф

Малозначительность деяния в уголовном праве – это понятие закреплено в статье 14 Уголовного кодекса РФ. Преступление попадает в эту категорию, если имеет признаки, предусмотренные уголовным законодательством, но не представляет опасности для общества. Малозначимость подразделяют на две части.

Первая состоит из правонарушений, за которые предусмотрена ответственность по административному законодательству, вторая включает в себя противоправные действия, не предусматривающие административной ответственности.

На практике сложно определить грань между уголовно и административно наказуемыми деяниями за причинённый минимальный вред.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Правовые аспекты и критерии малозначительности

Уголовно-правовой характер незначительности содеянного поступка требует углублённого анализа для понимания его сущности.

Малозначительность в уголовном праве определяется несколькими критериями:

  1. Преступления должны быть квалифицированы как уголовно наказуемое деяние.
  2. Обязательно наличие в поведении злоумышленника желания причинить именно незначительный вред.
  3. Субъект совершает правонарушение без угрозы обществу.

Давать оценку квалификации малозначительного деяния в уголовном праве уполномочены должностные лица следственного органа.

В зависимости от обстоятельств отдельно взятого дела, решение по нему выносит судебная инстанция, основываясь на своих субъективных убеждениях.

Основным признаком понятия малозначительности деяния в уголовном праве законодательство определяет угрозу обществу. Установить признак уголовного характера можно в сравнении с другими юридическими нормами.

Малозначительный ущерб в Уголовном кодексе характеризуется:

  • способом осуществления преступного замысла;
  • мотивирующим фактором;
  • преследуемой целью;
  • размером нанесённого вреда.

Важной задачей считается определение намерения лица, совершившего противоправные действия. Значение будет иметь конкретный объект, на который они были направлены. Признание вины не означает малозначительности содеянного поступка.

В соответствии с 14 статьёй УК РФ лицо, причинившее небольшой вред, по социальной составляющей не может нести ответственность, так как отсутствует угроза общественному строю.

При оценке незначительной величины правонарушений запрет актуален лишь по уголовному законодательству либо по уголовному и административному одновременно. Незаконные деяния нарушают нормы, закреплённые в УК РФ.

Гражданин, совершивший незначительное преступление, не подлежит привлечению к какой-либо ответственности. Примером может служить тайное хищение дешёвой вещи. Ущерб, нанесённый этими действиями, эквивалентен небольшой сумме в денежном выражении.

Давая оценку поступку виновного в малозначительной краже, необходимо установить, какую цель он ставил перед собой. Действительно ли умысел был направлен на дешёвый объект, не представляющий ценности, и результат не был общественно опасным.

Преступность деяния в соответствии со статьёй 14 Уголовного кодекса должна угрожать обществу. Если действия подпадают под понятие преступных только формально, без какой-либо опасности для общественных устоев, то они не могут считаться таковыми.

Специфика конструкции

Форма понятия «малозначительность деяния» по своей сути является неоднозначной. Само по себе деяние в законодательстве определяется как объективная составляющая преступного проявления.

Деяние является характеризующим фактором объективности. На двойственность указывает то обстоятельство, что в одной части полноценного объекта одновременно не могут находиться качественные составляющие всех его компонентов.

Специфика должна указать на содержание двух определений в рассматриваемой конструкции:

  1. Незначительность.
  2. Преступный характер.

Термин требует конкретизации. Двоякая ситуация усматривается в статье 8 УК РФ. Диспозиция статьи разъясняет, что уголовная ответственность наступает за действия, содержащие в себе отдельные составляющие части состава преступного проявления.

Оценить малозначительность – это компетенция судебных органов, прокурорских работников и органов следствия. Законодательство определяет полномочия должностных лиц, устанавливающих правовое значение по известным аргументам.

Обобщив факты конкретного дела, делается вывод о степени значимости преступных проявлений.

Органы дознания и следствия в соответствии с законом трактуют понятие малозначительности, основываясь только на личном понимании произошедшего. Полное исключение понятия преступления из оцениваемых действий происходит при наступлении определённого обстоятельства. Таким фактором является отсутствие признаков нарушения закона.

Уточняющими признаками незначительного события считаются:

  • отсутствие предусмотренных Уголовным кодексом отношений;
  • наличие иной, кроме уголовной, ответственности.

По первому признаку гражданин, совершивший малозначительные противоправные действия, не подлежит преследованию. В случае возбуждения дела, его закрывают. Во втором случае применяется ответственность, предусмотренная административным, гражданским, трудовым законодательством.

Психологический аспект

Психология поведения предусматривает контакт любого живого индивидуума с окружающим миром.

Она строится на основе двух оставляющих:

  • двигательной активности в повседневном сосуществовании;
  • внутреннего психологического равновесия.

Первой группе свойственны как двигательные функции, так и их отсутствие. Это заложено в человеке на генном уровне и имеет чёткую психологическую основу.

Действия включают в себя объективные и субъективные аспекты. Определяя их малозначительность или несущественность, следует придерживаться принципов изолированности суждений.

В общественной жизни человек проявляет психологическое равновесие, которое на практике реализуется в виде поведения и поступков. Эта деятельность включает все аспекты волеизъявления любого гражданина. По поступкам можно характеризовать жизненную позицию каждого человека.

Юридические последствия

Уголовно-правовые последствия малозначительности деяния наступают, когда существуют два признака:

  • объективные обстоятельства;
  • субъективные обстоятельства.

Объективность характеризуется отсутствием значимого ущерба. Причинённый вред отсутствует либо его значение мало. Умысел виновного был рассчитан именно на такой результат.

Малозначительность имеет два вида последствий:

  1. Вместо уголовной ответственности, применяется административное либо иное наказание.
  2. Последствия от противоправных действий настолько малы, что любое наказание будет считаться неправомерным.

Криминальный характер малого по величине вреда совершённого деяния не должен нести в себе опасности для общества. Если есть такая угроза, действия будут признаны преступлением и не могут квалифицироваться как малозначительные.

Формулировка оснований в постановлении об отказе открыть дело о незначительной опасности обществу не может считаться законной. Этот документ должен содержать вывод о том, что противоправные действия не несут в себе общественную угрозу.

Действия, нанёсшие небольшой вред, по своей сути являются объективными и не зависят от характеризующих признаков уголовной статьи, хотя формально подходят под её квалификацию.

Примеры следственной практики

Постановления пленума Верховного суда, обобщившие правоприменительную практику, отмечают следующее:

  1. Обвинительный приговор был отменён в отношении гражданина, который, не имея какого-либо умысла, хранил у себя дома найденный на улице один патрон от охотничьего карабина. Основанием для отмены послужило отсутствие в действиях признаков состава преступных деяний.
  2. Действия, подпадающие под формальные признаки статей 253 и 256, когда производится незаконный вылов рыбы в местах воспроизводства популяции с использованием плавсредства с мотором, не несут угрозы обществу и не причинили вреда природе. По этим основаниям дело может быть прекращено по статье 14 УК РФ. Вместе с тем действующее законодательство имеет в данных обстоятельствах статьи в административном кодексе, предусматривающие ответственность за незаконную ловлю. Следственный или судебный орган руководствуется при принятии решения личным пониманием ситуации.
  3. Нарушения налогового законодательства могут расцениваться как малозначительные, если сумма неуплаченного налога значительно меньше размеров, предусмотренных статьёй 198 УК РФ. Это указывает на малозначительность деяния. Наказание в приведённом примере будет применено в соответствии со статьями 199 – 122 Налогового кодекса.
  4. Незначительный вред не будет считаться таковым при тайном хищении с низкой стоимостью украденного имущества. Статья 7.27 административного законодательства отличается от нормы части 2 статьи 158 Уголовного кодекса, так как не содержит квалифицирующих признаков преступления.
  5. Злоумышленник проник в помещение для совершения кражи компьютера. Не обнаружив оргтехники, уходя, он украл ножницы, стоимость которых незначительна. Следствие применило нормы пункта б части 2 статьи 158 УК РФ. Действующее законодательство определяет чужое имущество, как объекты, имеющие собственника и установленную ценность. Судебная инстанция установила, что украденные ножницы ценности не имели, хотя незаконное проникновение в помещение имело место. Это дело было прекращено из-за отсутствия состава преступных деяний.

Если преступление не имеет конкретного умысла и не завершено, малозначительность не применяется.

Наработанная практика показывает, что суды, рассматривая малозначительность в открытых уголовных делах, прекращают их, если есть формализованные последствия.

Действия, характеризующиеся как малозначительные, формируют признаки содеянного:

  • форму, в которой проявились противоправные действия;
  • мотивация, побудившая к действию;
  • преследуемая при этом цель;
  • виновность лица, совершившего такие действия.

Объект, на который были направлены противозаконные проявления, связан с характеризующими факторами малозначительности. Если нарушаются взаимоотношения и существует угроза обществу, то это даёт основания считать, что действия не будут считаться незначительными.

При малозначительности не принимаются во внимание следующие обстоятельства:

  1. Признание вины и раскаяние.
  2. Желание возместить причинённые убытки.
  3. Личные заслуги виновного.
  4. Наличие семьи.

Малозначительность противоправных деяний в действующем законодательстве находится в уголовно-правовом поле. Носит характер противозаконного с формальными признаками преступного действия без угрозы обществу, которое определяют наделённые специальными полномочиями сотрудники судебных и следственных органов.

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/maloznachitelnost-deyaniya

Разбираем комментарии Верховного Суда к статье 158 УК РФ (Кража)

Малозначительность 158 ук рф

В связи с тем, что кража является наиболее часто встречающимся преступлением на практике, в декабре 2002 года Верховный суд объединил судебную практику по делам, связанным с кражей, грабежом и разбоем, и вынес Постановление Пленума № 29 (ППВС № 29), в котором даны ответы на наиболее распространенные вопросы.

В данной статье предлагаем рассмотреть важные вопросы при квалификации кражи, на которые обращает внимание Верховный Суд РФ.

Чтобы узнать больше, подписывайтесь на наш Телеграм-канал — https://t.me/lawprotects.

Что Верховный Суд понимает под этим преступлением?

Верховный суд, как и законодатель, определяет кражу как тайное хищение чужого имущества (п. 2 ППВС № 29). То есть для того, чтобы действия лица были квалифицированы по статье 158 Уголовного кодекса (УК РФ) необходимо не только наличие признаков хищения (Примечание к ст. 158 УК РФ, п. 1 ППВС № 29), но и признак «тайности» такого хищения.

С учетом этого, предлагаем кратко проанализировать признаки кражи:

  1. Кража выражается в изъятии имущества, то есть в таких действиях, которые заключаются в отторжении чужого имущества.
    Представим, что В. забирает у Д. его ноутбук, тем самым В. изымает ноутбук из собственности Д.
  2. Такое изъятие должно быть противоправным.
    Если В. забирает у Д. ноутбук без законного основания, то можно говорить о противоправности его действий.
  3. Помимо признака противоправности, необходим признак безвозмездности, то есть виновное лицо не должно предоставлять потерпевшему соответсвующий эквивалент похищенного.
    Например, В., забирая у Д. ноутбук, кладет вместо него шариковую ручку.
  4. Предметом кражи выступает только чужое имущество, то есть имущество, которое не находится у виновного на законном основании.
    Так, если В. берет у Д. его ноутбук, то нет сомнений в том, что В. данный ноутбук не принадлежит.
  5. Изъятие должно причинить собственнику или владельцу имущества ущерб.
    Если вернуться к приведенному примеру, то при похищении ноутбука у Д., его объем собственности уменьшается.
  6. Помимо объективных признаков, перечисленных выше, необходимо также наличие корыстной цели, которая выражается в желании виновного обогатить либо себя, либо других людей за счёт похищенного имущества.
    Так, В. похищает ноутбук у Д., так как у него нет денег на его приобретение.
    Верховный суд в п. 7 ППВС № 29 разъясняет, что если лицо намеревалось временно воспользоваться чужим имуществом, а потом собиралось вернуть его собственнику, то такие действия нельзя квалифицировать как кражу, так как отсутствует корыстная цель. Так, например, в случае совершения угона, когда лицо не собирается похищать чужое транспортное средство.
  7. Для квалификации действий В. по статье 158 УК РФ (кража), помимо перечисленных шести признаков, необходимо наличие еще одного признака: хищение должно быть тайным. Рассмотрим последний признак более подробно, так как ему посвящен отдельный пункт в ППВС № 29 (п. 2).

Признак тайности

Для признания хищения тайным необходимо одновременное наличие объективного и субъективного «признака тайности». Субъективный признак характеризуется тем, что виновный должен осознавать, что совершаемое преступление либо не заметно для окружающих, либо они не понимают, что на самом деле происходит.

Верховный суд выделяет следующие разновидности объективного признака:

  1. При совершении хищения отсутствует либо собственник, либо иной законный владелец имущества, а также посторонние лица. Такая ситуация возможна, когда В. пробирается в пустую квартиру Г., при этом он точно знает, что никого дома нет.
  2. Собственник, владелец, третье лицо может присутствовать в момент хищения имущества, но это не означает, что они не сознают, что на их глазах совершается преступное деяние. Например, если Г. засыпает на лавке, а В. похищает у него оставленный рядом ноутбук. То есть преступление совершается в присутствии Г., но незаметно для него. Наиболее часто встречающимся примером в теории, иллюстрирующим данный признак, являются карманные кражи.
  3. Собственник, владелец, или посторонние присутствуют при изъятии имущества, и осознавая, что данное имущество завладевается другим человеком, тем не менее не осознают противоправности этих действий. Такая ситуация возможна, когда речь идет о малолетнем, о человеке в состоянии алкогольного опьянения и в других ситуациях. Например, Г. оставляет свой ноутбук 3-х летнему брату. В., зная об этом, подходит к ребенку и забирает ноутбук. Ребенок в силу своего малолетства не понимает, что совершается кража. При этом для квалификации по ст. 158 УК РФ необходимо, чтобы В. осознавал, что действует тайно.
  4. Виновный завладевает чужим имуществом, полагая, что он действует тайно, хотя в действительности его действия таковыми не являются для собственника, владельца или третьих лиц.
  5. При совершении хищения присутствует близкий родственник виновного, и он полагает, что родственник не будет препятствовать его преступным действиям. Так, если В. похищает ноутбук Г. на глазах у своей жены, то действия В. квалифицируются как кража. Если жена В. потребует прекратить совершать хищение для того, чтобы пресечь преступление, то ответственность будет наступать по ст. 161 УК РФ (грабеж — открытое хищение).

Момент окончания преступления

Согласно разъяснениям Верховного суда (п. 6 ППВС № 29), кража считается оконченной тогда, когда похищенное имущество изъято, а лицо получило реальную возможность распорядиться им так, как оно желает.

Например, если у В. после похищения ноутбука у Г. появилась возможность продать его или подарить кому-либо, то преступление считается оконченным.

В том случае, если после того, как В. похитил ноутбук, его сразу же остановили сотрудники полиции, которые видели, как он совершает преступление, действия В. должны быть квалифицированы как покушение на кражу.

Рекомендуем к прочтению:

Эксцесс исполнителя: перерастание в грабеж или разбой

Верховный суд затрагивает важную проблему перерастания одного преступления в другое (п. 5 ППВС № 29).

Рассмотрим следующие ситуации:

Например, В. проникает в квартиру Г., так как хочет похитить его технику.

Однако во время совершения кражи Г. приходит домой и видит преступника. Несмотря на то, что Г. вернулся, В. продолжает совершать хищение.

В таком случае действия В. уже нельзя квалифицировать как кражу, так как тайное хищение перерастает в открытое. Следовательно, В. будет подлежать уголовной ответственности по ст. 161 УК РФ.

Если В., продолжая изымать имущество у Г., применяет к последнему опасное для жизни или здоровья насилие (или угрожает применить опасное насилие), то действия В. также нельзя будет рассматривать как кражу.

В данном случае неоконченная кража после применения насилия перерастает в оконченный разбой (ст. 162 УК РФ).

Следует также обратить внимание на такое понятие как «эксцесс исполнителя» (п. 14 ППВС).

Это такая ситуация, когда кража совершается либо группой лиц по предварительному сговору, либо организованной группой, и один из исполнителей совершает такие действия, которые приводят к перерастанию кражи в другое преступление.

Например, Б. и В. совместно похищают имущество в квартире у Г., пока того нет дома. Однако Г. неожиданно возвращается домой. Понимая, что они застигнуты врасплох, Б. достает пистолет и стреляет в ногу Г. При этом В. перестает участвовать в совершении преступления.

Так, действия Б. следует квалифицировать как разбой, а действия В — как кражу, так как он не применял насилие. В том случае, если В. не перестает выполнять объективную сторону, а пользуется тем, что Г. им не мешает, то и его действия следует рассматривать как разбой.

Источник: https://ugpravo.pro/vidy-prestuplenij/protiv-sobstvennosti/krazha/kommentariy-k-158.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть