Квалифицирующие признаки кражи

Какие хищения можно считать кражей с юридической точки зрения

Квалифицирующие признаки кражи

Если хищение происходит тайно – это кража. Обычно, когда преступник совершает преступление, рядом нет ни хозяев имущества, ни посторонних лиц. Это наиболее распространенный и многогранный вид завладения чужим имуществом. Разновидностей краж много. Есть преступления, которые можно назвать традиционными:

  • квартирные кражи;
  • карманные кражи на рынках и в общественном транспорте;
  • кражи вещей в поездах;
  • кражи на производстве;
  • кражи перевозимых товаров на ж/д транспорте;
  • кражи автомобилей и т.д.

В новой России появились и другие разновидности краж:

  • кражи металла;
  • кражи технических средств;
  • кражи с кредитных карточек;
  • кражи телефонов;
  • воровство электроэнергии;
  • воровство в супермаркетах и др.

Особые признаки кражи

1. Обычно кража совершается без присутствия хозяина. Однако владелец имущества в некоторых случаях может находится на месте совершения кражи, но не замечать этого:

  • карманная кража;
  • хищение у пьяного или спящего человека;
  • кража у человека, который не осознает, что происходит (у малолетнего или психически больного).

2. Иногда преступник создает впечатление у окружающих, что это именно он является владельцем имущества. Это преступление имеет дополнительно признак мошенничества.

3. Преступник может действовать на виду у родственников, знакомых или сослуживцев, рассчитывая на их попустительство.

4. Кража на производстве обладает той особенностью, что вор имеет доступ к продукции или товару и рассчитывает присвоить чужое имущество.

5. Вещи могут быть оставлены под временный присмотр, переданы носильщику при перемещении на вокзале или в аэропорту. Часть их может быть похищена самим хранителем. Также вор способен украсть вещи во время примерки в магазине, воспользовавшись доверием продавца.

Когда кража фактически совершилась?

Кража является преступлением, цель которого – овладение чужими материальными ценностями. Отсюда вытекают и факторы завершенности кражи.

1. Если человек проник на охраняемый объект, это еще не кража. Только тогда преступление считается завершенным, когда он вынес материальные ценности за территорию объекта. То есть овладел ними фактически.

В этом случае помощь юриста понадобится охранникам. Придется доказывать, что осуществлению кражи способствовала их личная халатность или плохо организованная система охраны.

Ведь охранников могут обвинить в прямом соучастии в преступлении.

2. Допустим, гражданин совершил тайное хищение чужого имущества, однако спрятал его на охраняемой территории. Через время, одумавшись, он решил вернуть украденные вещи, то есть совершил добровольный отказ от преступления (ст. 31 УК). Тогда он не может считаться преступником, ведь кража не была завершена.

Признаки групповой кражи

Если кража совершается по предварительному сговору нескольких лиц, тогда наказание за преступление следует более суровое (ст. 35 УК). Кроме того, не имеет значения, на каком этапе подготовки к совершению преступления эти лица договорились и распределили обязанности. В групповой краже могли принимать участие:

  • подстрекатели;
  • наводчики;
  • взломщики;
  • хранители краденого и другие лица.

Кража с проникновением на чужую территорию

Воры проникают в помещение не только из-за беспечности хозяев, но и при помощи технических средств (взлом дверей, разрушение стен, крыш, использование отмычек). Взлом запирающих устройств, в том числе порча сейфов или других хранилищ ценных вещей, квалифицируется как повреждение или уничтожение имущества (ст. 167 УК). Это отягчающие обстоятельства.

Оценка убытков самим пострадавшим

Очень часто привлекают юристов не только подозреваемые в совершении кражи, но и жертвы преступления. Иногда кажется, что убытки от кражи незначительные. Однако, воспользовавшись юридическим сопровождением, можно доказать, что человеку был нанесен значительный ущерб.

Следует учитывать значимость похищенных или уничтоженных вещей для потерпевшего.

С одной стороны, их потеря приводит еще и к моральному ущербу, а с другой, убытки от утраты вещей можно оценивать по-разному. Например, в результате кражи пропала шкатулка. Вор взломал ее и выбросил.

Все ценности возвращены, кроме самой шкатулки, которая может стоить намного дороже тех ценностей, которые содержались в ней.

Другой пример: со склада были похищены не очень ценные детали, так что убыток владельцу предприятия был нанесен вроде бы незначительный. Однако такое хищение привело к срыву всего рабочего процесса, к колоссальным убыткам. Данный факт поможет доказать квалифицированный юрист, чтобы можно было взыскать с преступника утраченные средства в связи со срывом договоров.

Бывают и такие обстоятельства: вор вскрыл сейф по наводке, а теперь утверждает, что он был пуст. Зато владелец сейфа заверяет, что у него пропала крупная сумма.

Нужно подтвердить тот факт, что деньги в этот промежуток времени должны были находиться у владельца сейфа. Он их мог взять в банке, или ему их передали компаньоны.

Судебный процесс является соревновательным, так что победит та сторона, которая воспользуется лучшим юридическим сопровождением.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cf01d6ff06e6b223de6e225/kakie-hisceniia-mojno-schitat-krajei-s-iuridicheskoi-tochki-zreniia-5e230701bb892c00ade687c8

Общие квалифицирующие признаки хищения

Квалифицирующие признаки кражи

Шеслер Александр Викторович, профессор кафедры уголовного права Томского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

В статье рассматриваются общие квалифицирующие признаки хищения как преступления против собственности: хищение группой лиц по предварительному сговору, хищение с незаконным проникновением в жилище, хищение в особо крупном размере, хищение организованной группой и др.

Ключевые слова: хищение, квалифицирующие признаки хищения, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, хранилище, значительный ущерб, жилище, крупный размер, особо крупный размер.

General classifying elements of theft

A.V. Shesler

The general qualifying signs of embezzlement, such as crimes against property: embezzlement of a group of persons by prior conspiracy, embezzlement with illegal penetration into a dwelling, embezzlement of especially large amounts, embezzlement organized by a group and etc., are under consideration in the present article.

Key words: embezzlement, qualifying signs of embezzlement, a group of persons by prior conspiracy, organized group, depository, extensive damage, dwelling, large amount, especially large amount.

Кроме основных общих признаков хищений составы этих преступлений характеризуются также некоторыми общими квалифицирующими признаками.

Наличие этих признаков существенным образом увеличивает общественную опасность хищений и является средством дифференциации уголовного наказания, позволяющим законодателю установить более суровую санкцию по сравнению с той, которая предусмотрена за совершение хищений без квалифицирующих признаков .

В отличие от квалифицирующих признаков, предусмотренных в статьях Особенной части УК РФ, обстоятельства, отягчающие наказание, предусмотренные ст. 63 УК, являются средством судебной оценки общественной опасности конкретного преступления и лица, его совершившего. Эти обстоятельства позволяют суду индивидуализировать наказание в пределах санкции конкретной статьи Особенной части УК или части этой статьи.

К числу таких признаков, характеризующих все формы хищения, относится прежде всего совершение хищения группой лиц по предварительному сговору. Такое соучастие предполагает, во-первых, возникновение субъективной связи между соучастниками преступления до совершения действий, входящих в объективную сторону состава хищения.

Если субъективная связь между соучастниками возникает в процессе выполнения деяния, составляющего основу объективной стороны состава хищения, то предварительного сговора нет . Ошибки в установлении момента возникновения субъективной связи между лицами, имеющими определенное отношение к совершенному преступлению, влекут за собой ошибки в квалификации.

Так, Верховный Суд РФ отменил приговор Астраханского областного суда в отношении Солнышкина в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Солнышкин был осужден за соучастие в разбойном нападении по предварительному сговору группой лишь на том основании, что он, подплывая к заливу в шлюпке, в которую потом подсели участники разбойного нападения Алексеев и Кюдыров, оказался свидетелем преступления (разбоя, а затем убийства потерпевшего).

Суд первой инстанции оценил нахождение преступников в лодке как знание Солнышкина о предварительных намерениях Алексеева и Кюдырова. Вместе с тем обстоятельства дела свидетельствуют об отсутствии предварительной договоренности между Солнышкиным и указанными лицами.

В то время, когда Солнышкин повернул к заливу, разбойное нападение было уже совершено, а подплыл к берегу он потому, что Алексеев угрожал ему расправой. Боясь, что с ним поступят, как с потерпевшим, он выполнил это требование, а затем о совершенном преступлении сообщил в прокуратуру. Отменяя приговор, Верховный Суд РФ исходил из того, что Солнышкин не имел предварительной договоренности с преступниками, не был осведомлен об их намерениях, не был связан с ними единством умысла .

Аналогичную позицию высказывают также другие авторы (см., напр.: Векленко В.В., Николаев К.Д. Отягчающие обстоятельства хищений. Омск: Омская академия МВД России, 2009. С. 150 – 151).
См.: Судебная практика к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2001. С. 161 – 162.

В другом случае Верховный Суд РФ изменил квалификацию действий Миловидова с разбоя, совершенного по предварительному сговору группой лиц, на грабеж, совершенный по предварительному сговору группой лиц, а из приговора в части осуждения Ахлюстина за убийство, сопряженное с разбоем, исключил такой признак, как предварительный сговор. Свое решение суд мотивировал тем, что осужденные договорились о завладении деньгами потерпевшего путем грабежа. Телесные повреждения потерпевшему причинил только Ахлюстин без договоренности с Миловидовым .

См.: Судебная практика по уголовным делам Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека. М.: Городец, 2006. С. 572 – 573.

Отметим, что судебной практике известны случаи, когда присоединение одного лица к уже начавшейся преступной деятельности другого лица, входящей в объективную сторону конкретного преступления, вполне обоснованно квалифицировалось как хищение, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

Это возможно, когда преступник, встретив значительные затруднения, временно приостанавливает преступную деятельность, которая уже вписывается в юридические границы конкретного состава преступления, и начинает подыскивать себе соучастника для доведения преступления до конца.

Возникновение субъективной связи между соучастниками до продолжения временно приостановленной преступной деятельности образует предварительный сговор на совершение преступления .

См.: Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М.: Юрид. лит., 1971. С. 231 – 232.

Характер предварительного сговора на совершение преступления принципиального юридического значения не имеет. Этот сговор может возникать задолго до совершения преступления, непосредственно перед его совершением, способ соглашения может быть письменным, словесным, в виде конклюдентных действий и т.д.

Степень согласованности действий соучастников при наличии между ними предварительного сговора может быть различной, однако во всех случаях субъективная связь между ними не является минимальной, т.е. не ограничивается знанием каждого участника о присоединяющейся деятельности других лиц.

Даже в элементарной форме предварительный сговор предполагает некоторую детализацию совместной преступной деятельности.

Во-вторых, совершение хищения группой лиц по предварительному сговору предполагает соисполнительство, при котором каждый из соучастников полностью или частично выполняет объективную сторону состава преступления, прежде всего деяния, состоящего в изъятии или обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Вместе с тем отметим, что в судебной практике применительно к таким формам хищения, как кража, грабеж, разбой, наметилась тенденция относить к участникам группового преступления не только соисполнителей, но и других соучастников хищения.

В частности, Верховный Суд РФ признал соучастников ограбления соисполнителями и указал, что для ответственности за преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, не требуется, чтобы каждый участник принимал непосредственное участие в этом преступлении.

Суд аргументировал свою позицию тем, что между соучастниками преступления состоялся предварительный сговор на совершение преступления, они действовали согласованно, поровну разделили похищенное. Однако непосредственно в завладении деньгами участвовал один из преступников .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 1. С. 4.

В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” к соисполнителям отнесены лица, которые непосредственно не осуществляли изъятие имущества, однако непосредственно оказывали содействие исполнителю в совершении преступления: не проникали в жилище, но участвовали во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозили похищенное, подстраховывали других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления . Представляется, что речь должна идти все-таки не обо всех лицах, содействовавших исполнителю хищения, а о тех из них, которые оказались на месте преступления во время его совершения. Такую позицию можно предложить как компромиссную в условиях сложившейся судебной практики. В целом, если считать соисполнителями хищения тех, кто во время и на месте совершения преступления оказывает содействие лицам, выполняющим объективную сторону определенного состава преступления, то невозможно будет установить отличие между соисполнителями и лицами, действиям которых уголовный закон придает различную общественную опасность, различное юридическое значение и которых называет исполнителями, организаторами, подстрекателями и пособниками (ч. 1 ст. 33 УК). По этой причине следует поддержать те решения судов, согласно которым соисполнителями преступления надо считать лиц, полностью или частично выполнивших объективную сторону конкретного состава хищения . Так, Верховный Суд РФ не признал соучастников разбоя соисполнителями, квалифицировав их действия не как совершенные группой лиц, а со ссылкой на ст. 33 УК. Суд аргументировал свою позицию тем, что нападение на потерпевшего с целью завладения имуществом совершил один из соучастников. При этом суд указал, что действия лица, не принимавшего непосредственного участия в нападении на потерпевшего, но содействовавшего совершению преступления, следует квалифицировать как пособничество разбойному нападению, а не соисполнительство . В другом решении Верховный Суд РФ не признал пособника кражи участником группы лиц по предварительному сговору на том основании, что он не принимал участия в совершении кражи аккумулятора, а лишь содействовал этому, посоветовав, с какой машины его можно снять .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 3. Затронутая нами проблема давно обсуждается в юридической литературе (см., напр.: Галиакбаров Р.Р. Квалификация групповых преступлений. М.: Юрид. лит., 1980. С. 60 – 63). См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 4. С. 10 – 11.

См.: Судебная практика по уголовным делам Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека. М.: Городец, 2006. С. 613.

В связи с тем что субъектом присвоения или растраты является лицо, которому чужое имущество вверено, все участники группы, совершающей хищение в этой форме, должны обладать признаками специального субъекта преступления.

Лица, не обладающие указанными признаками специального субъекта, но непосредственно участвовавшие в хищении имущества по предварительному сговору, несут ответственность по ст. ст.

33 и 160 УК как организаторы, подстрекатели или пособники .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”.

Признание такого соучастия в качестве квалифицирующего признака связано с тем, что предварительный сговор между соучастниками хищения усиливает интенсивность их взаимодействия между собой, а соисполнительство позволяет им легче преодолеть усилия потерпевшего по защите своих имущественных прав.

При совершении грабежа и разбоя, кроме того, соединение усилий соисполнителей приводит к умалению способностей потерпевшего защитить свою телесную или психическую неприкосновенность в результате особого восприятия им посягательства как более опасного и в результате более эффективного преодоления его сопротивления непосредственным согласованным воздействием нескольких лиц.

Совершение хищения организованной группой во всех случаях признается обстоятельством, отягчающим наказание, так как организованная группа в силу четкой дифференциации функций и согласования усилий между ее участниками способна увеличить общественную опасность группового хищения через повышение его результативности. Стойкость преступных устремлений участников такой группы увеличивает возможность совершения ими новых хищений.

Конкретизируя понятие организованной группы, которое дано в ч. 3 ст. 35 УК, Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 Постановления от 27 декабря 2002 г.

N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” в качестве ее признаков указывает на устойчивость, наличие в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

В этом же Постановлении отмечается, что об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей). Действия всех участников организованной группы независимо от их роли в содеянном предписывается квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК . В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате” в качестве еще одного признака организованной группы называется стабильность состава участников. Если в состав организованной группы, совершившей хищение, предусмотренное ст. 160 УК, входят лица, которым имущество не вверялось, то в соответствии с этим Постановлением они несут ответственность согласно ч. 4 ст. 34 УК как организаторы, подстрекатели либо пособники преступления . Очевидно, имеется в виду, что квалифицирующий признак организованной группы без ссылки на ст. 33 УК должен вменяться только лицам, обладающим признаками специального субъекта .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 4.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/78919-obshhie-kvalificiruyushhie-priznaki-khishheniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть