Квалифицируется по статье

Правила квалификации преступлений и их реализация в правоприменительной практике

Квалифицируется по статье

Ярощук, М. В. Правила квалификации преступлений и их реализация в правоприменительной практике / М. В. Ярощук. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 22 (260). — С. 390-393. — URL: https://moluch.ru/archive/260/59892/ (дата обращения: 19.11.2020).



В статье исследуется значимость соблюдения при квалификации преступлений определенных правил. Дается анализ состоянию конкуренции уголовно-правовых норм, на основании которого формулируются рекомендации правоприменителям для грамотной квалификации преступлений.

Ключевые слова: специальная норма, Уголовный кодекс РФ, Особенная часть, правило квалификации преступлений, норма, конкуренция норм, состав преступления.

Квалификация преступлений должна осуществляться в соответствии с определенными правилами, содержание которых составляют постулаты о технике и условиях применения уголовного законодательства при уголовно-правовой оценке совершенного преступления. Эти правила разъясняют, каким образом необходимо применять уголовный закон. Правила квалификации преступлений содержат как общие, так и специальные требования, которые предъявляются к применению уголовного закона.

Для правильной квалификации преступлений необходимо придерживаться определенных требований, методик и правил, поскольку квалификация преступления представляет собой весьма сложный процесс, в ходе которого нужно установить целый массив фактических обстоятельств совершенного противоправного общественно опасного деяния.

Правила квалификации преступлений изложены в теории уголовного права, уголовном законодательстве и реализуются в правоприменительной деятельности. Правила квалификации указывают правоприменителю, каким образом надо действовать при выборе пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающий квалифицируемые деяния.

Одной из особенностей структуры правил квалификации преступлений состоит в том, что они не сосредоточены целиком в уголовном законе, судебной практике или теории уголовного права, а также то, что они могут рассматриваться только применительно к отдельным положениям уголовного права [1, с. 33].

правил квалификации преступлений составляют постулаты о технике и условиях применения уголовного законодательства при оценке совершенного преступления. Эти правила разъясняют, каким образом необходимо применять уголовный закон. Правила квалификации преступлений содержат как общие, так и специальные требования, которые предъявляются к применению уголовного закона.

Соблюдение данных правил правоприменителем в ходе квалификации преступления гарантирует точное соответствие между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, установленного в уголовно-правовой норме, и реализацию уголовной политики государства, которая выражена и закреплена в уголовном законодательстве.

В зависимости от источника, в котором определены и сформулированы правила квалификации преступлений, данные постулаты обладают неодинаковой значимостью. Обязательными к применению являются правила квалификации, которые предусмотрены в уголовном законе, а также в Конституции РФ и ратифицированных международных договорах.

Разъяснения, даваемые в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в тексте которых используется значительное количество правил квалификации преступлений, в соответствии с настоящим законодательством обязательными не являются, но носят рекомендательный характер [2].

Однако разъяснения по вопросам судебной практики Пленумом Верховного Суда РФ носят официальный характер и являются официальными рекомендациями. Они не являются обязательными, но при этом содержательны, основаны на анализе и обобщении судебной практики и, преимущественно, имеют научное обоснование.

Руководство ими помогает правоприменителю в процессе квалификации преступлений и гарантирует верное применение уголовного законодательства.

Правила квалификации преступлений по своей природе разнообразны и весьма обширны. Однако не все они имеют равный масштаб применения. Некоторые из них могут касаться вопросов применения уголовного закона в целом, в то время как немалое их число затрагивает только индивидуализированные случаи.

По содержанию правила квалификации преступлений могут относиться как к положениям Общей части, так и к уголовно-правовым нормам Особенной части Уголовного кодекса РФ. В связи с этим возникает обоснованная необходимость в классификации правил квалификации преступлений.

Вполне целесообразно в качестве критерия для классификации использовать количественное основание, представляющее собой область применения правила квалификации преступлений на меньший или больший круг квалифицируемых деяний.

Указанные правила по данному критерию можно классифицировать как специальные и общие правила квалификации преступлений соответственно.

Общие правила квалификации преступлений содержат предписания об оценке деяния по признакам объективной и субъективной стороны преступления, субъективной ошибки, субъекта и объекта преступления, теоретически обосновываются с учетом общих представлений о составе преступления как юридическом основании квалификационного решения.

В теории уголовного права в качестве специальных правил квалификации преступлений выделяют требования о применении норм уголовного права при определенных обстоятельствах преступного деяния:

1. правила квалификации при неоконченной преступной деятельности;

2. правила квалификации преступлений, совершенных в соучастии;

3. правила квалификации преступлений при совокупности преступлений;

4. правила квалификации преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм;

5. правила квалификации преступлений при изменении уголовного закона.

На практике очень часто возникают ситуации, когда одно преступное деяние одновременно охватывается по описанию несколькими статьями Особенной части Уголовного кодекса РФ, из которых применению подлежит всего лишь одна. В таком случае имеет место конкуренция уголовно-правовых норм.

Однако необходимо отличать конкуренцию норм от идеальной совокупности преступлений.

При идеальной совокупности одним действием (бездействием) совершается два или более преступления, предусмотренных двумя или более уголовно-правовыми нормами, и содеянное следует квалифицировать по двум или более статьям или частям одной и той же статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ.

В случае конкуренции уголовно-правовых норм совершается одно преступление, признаки которого указаны в двух или более уголовно-правовых нормах, и применению подлежит только одна из них, которая наиболее полно и точно отражает природу совершенного преступного деяния.

Общепринято выделять следующие виды конкуренции уголовно-правовых норм:

1. конкуренция общей и специальной нормы;

2. конкуренция нормы части и целого.

В случае конкуренции общей и специальной нормы одна из них — норма общая — описывает совершенное деяние наиболее широко, является обобщенным понятием, включающим в себя множество разновидностей, одной из которых является специальная норма.

Специальная норма имеет все признаки общей нормы, но уточняет (конкретизирует) один или несколько из данных признаков. В соответствии с уголовным законом при конкуренции общей и специальной нормы квалификация осуществляется по специальной норме.

Также в качестве вида конкуренции общей и специальной норм можно рассматривать конкуренцию норм о составах одного и того же преступления [3, с. 58].

На определение специальной нормы не должно влиять соотношение санкций, предусмотренных в статьях Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Само наличие специальной нормы объясняется объективными обстоятельствами, свидетельствующими как о меньшей, так и о большей степени общественной опасности содеянного по отношению к общей норме.

В связи с этим применяется специальная норма, предусматривающая как равную или более суровую, так и менее суровую санкцию, чем это предусмотрено в общей норме.

Так, при конкуренции основного и привилегированного составов преступления квалификация происходит по той норме, которая предусматривает привилегированный вид состава преступления.

В случае же конкуренции основного и квалифицированного составов преступления содеянное следует квалифицировать по квалифицированному виду состава преступления.

При конкуренции норм, которые предусматривают квалифицированные виды составов преступления, осуществляется квалификация по норме, которая предусматривает более тяжкий квалифицирующий признак состава преступного деяния. В случае конкуренции норм о привилегированном и квалифицированном видах составов преступления содеянное следует квалифицировать по норме, предусматривающей квалифицированный вид состава данного преступления. Последнее правило не предусмотрено прямо статьями Уголовного кодекса РФ, однако оно исходит из всей совокупности норм, принципов и правил уголовного права и взаимосвязи с другими отраслями права [4, с. 86]. На данном положении основан пункт 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике, по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» [5].

Другой разновидностью конкуренции уголовно-правовых норм является конкуренция части и целого, когда признаки совершенного преступления предусмотрены несколькими уголовно-правовыми нормами, одна из которых охватывает признаки содеянного целиком, а другая — лишь часть его признаков.

Данный вид конкуренции является конкуренцией уголовно-правовых норм по содержанию. Норма-часть и норма-целое находятся в отношении подчинения, где более полной является последняя.

Общее правило квалификации преступлений при конкуренции части и целого состоит в том, что применяется норма-целое, та норма, которая охватывает с большей полнотой все фактические признаки совершенного преступного деяния [6, с. 226].

На основании проведенного исследования предлагаем сформулировать следующие правила квалификации преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм:

  1. при конкуренции общей и специальной норм квалификацию содеянного следует осуществлять по специальной норме;
  2. при конкуренции основного и квалифицированного составов преступления содеянное следует квалифицировать по статье или части статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, которая предусматривает квалифицированный состав;
  3. при конкуренции основного и привилегированного составов преступления квалификацию необходимо проводить по статье или части статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, которая предусматривает привилегированный состав;
  4. при конкуренции специальных норм, которые предусматривают квалифицированные виды состава преступления, содеянное следует квалифицировать по той норме, которая предусматривает более тяжкий квалифицирующий признак;
  5. при конкуренции норм о квалифицированном и привилегированном видах состава преступления содеянное необходимо квалифицировать по норме, которая предусматривает привилегированный состав;
  6. при конкуренции нормы-целого и нормы-части необходимо осуществлять квалификацию преступления по норме-целого, т. е. по статье или части статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, которая с большей полнотой охватывает признаки содеянного.

Литература:

  1. Медведева С. В., Ментюкова М. А., Платенкин А. В. Теоретические основы квалификации преступлений: теория и практика. — Тамбов: ТГТУ, 2016. — 154 с.
  2. Караулов В. Ф. О некоторых спорных разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. — М.: Проспект, 2005. — С. 88–89.
  3. Благов Е. В. Квалификация преступлений: теория и практика. — Ярославль: ЯрГУ, 2003. — 212 с.
  4. Иногамова-Хегай Л. В. Конкуренция норм уголовного права. — М.: Щит-М, 1999. — 287 с.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 3.
  6. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступления. — М.: Юридическая литература, 1972. — 352 с.

Основные термины(генерируются автоматически): правило квалификации преступлений, специальная норма, Уголовный кодекс РФ, Особенная часть, норма, конкуренция норм, уголовное законодательство, конкуренция основного, состав преступления, судебная практика.

Источник: https://moluch.ru/archive/260/59892/

Читать

Квалифицируется по статье
sh: 1: –format=html: not found

Рецензенты:

Н. Г. Иванов, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор;

А. В. Бриллиантов, доктор юридических наук, профессор.

Под редакцией заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук, профессора А. И. Рарога.

Глава 1 Понятие квалификации преступлений

§ 1. Понятие и виды квалификации преступлений

Основанием уголовной ответственности, согласно ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК, Кодекса), является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления предусмотренного этим Кодексом.

Возможность применения наказания к лицу, совершившему преступление, возникает, с правовой точки зрения, уже с момента совершения преступления. Именно тогда возникает уголовно-правовое отношение.

Однако для практического применения наказания необходимо официально констатировать и зафиксировать в уголовно-процессуальной форме наличие уголовно-правового отношения: установить юридический факт, породивший его возникновение; установить субъекта правоотношения; выяснить его содержание, т. е.

определить, какой уголовно-правовой нормой оно предусмотрено. Эти задачи выполняются органами дознания, следствия и судом, которые в процессуальных документах фиксируют выявленное уголовно-правовое отношение в определенной квалификации преступления.

Квалификация преступления является важнейшей, но не единственной составляющей применения нормы права.

Понятие «применение нормы права» охватывает; 1) анализ фактических обстоятельств дела; 2) выбор (отыскание) соответствующей нормы; 3) удостоверение в правильности (подлинности) текста юридического источника, содержащего нужную норму, и установление его силы; 4) уяснение смысла и содержания нормы; 5) толкование нормы; 6) принятие решения и издание акта, закрепляющего это решение[1].

Квалификация составляет только ту часть процесса применения нормы права, которая заключается в выборе единственной уголовно-правовой нормы, точно соответствующей признакам реально совершенного опасного деяния, и закреплении этого выбора в юридическом акте (приговоре, определении, постановлении).

Квалификация (от лат. qualis — качество, facere — делать) в русском языке означает характеристику предмета, явления, отнесение явления по его качественным признакам, свойствам к каким-либо группам, разрядам, классам.

Квалифицировать преступление — значит дать ему юридическую оценку, определить статью уголовного закона, предусматривающую наказание за данное преступление, «Квалификация преступления состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»[2].

Определение квалификации преступления как «установления и юридического закрепления точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой» является общепризнанным в уголовном праве[3].

Исходя из этого квалификацию преступлений, можно определить как логический процесс установления признаков состава преступления в общественно-опасном поведении лица и результат этого процесса, т. е.

закрепление в процессуальных документах следствия и суда указания на уголовный закон, подлежащий применению.

https://www.youtube.com/watch?v=-cxV37U54Ac

Говоря о квалификации преступлений, некоторые ученые утверждают, что между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления необходимо установление соответствия.

Другие авторы, говоря о квалификации преступлений, утверждают, что это вывод о подобии (тождестве) конкретного жизненного случая тому понятию о преступлении данного вида, которое сформулировано в норме закона[4].

В этом определении понятия «тождество» и «подобие» употреблены как синонимы. Представляется, прав А.И.

Рарог, что «ни соответствие, ни подобие не отражают той степени совпадения (как по перечню, так и по содержанию) юридических признаков реального общественно опасного деяния и его нормативной характеристики, которая необходима для квалификации преступлений. Более точно характер совпадения двух групп признаков передается терминами «идентичность либо тождество»[5].

В науке условного права в зависимости от разных критериев выделяют различные виды квалификации преступлений. Так, в зависимости от субъекта, производящего квалификацию, различают два вида квалификации преступлений: официальная (легальная) и неофициальная (доктринальная).

«Официальная (легальная) квалификация — это уголовно-правовая квалификация преступления, осуществляемая по конкретному уголовному делу лицами, специально уполномоченными на это… государством: работниками органов дознания, следователями, прокурорами и судьями.

Неофициальная (доктринальная) квалификация — это соответствующая правовая оценка преступного деяния, даваемая отдельными гражданами: научными работниками, авторами журнальных статей, монографий, учебников, учебных пособий, студентами, изучающими те или иные уголовные дела и т. д.»[6].

Только официальная квалификация имеет юридическую силу и влечет конкретные юридические последствия. Доктринальная квалификация лишь выражает мнение ученых и других лиц по вопросам квалификации преступлений, она не имеет процессуального оформления и не влечет юридических последствий.

В литературе выделяется также полуофициальная квалификация, которая дается Пленумом Верховного Суда РФ в постановлениях по практике применения уголовного законодательства по определенным категориям дел[7].

Однако в разъяснениях, даваемых Пленумом Верховного Суда РФ, приводятся научно-практические рекомендации по применению закона ко всем случаям совершения преступлений подобного вида, но не о квалификации конкретного преступления[8].

В зависимости от результата, полученного при квалификации, ее можно подразделить на позитивную и негативную. Под позитивной понимается квалификация, в результате которой установлено, что деяние лица содержит состав преступления. Квалификация является негативной, если не установлено тождество фактических признаков совершенного деяния и признаков состава преступления[9].

Квалификация, понимаемая как оценка качества деяния, может завершиться выводом как о том, что содеянное подпадает под одну из статей уголовного закона, так и о том, что содеянное не является преступлением в силу различных обстоятельств: малозначительности (ч. 2 ст.

14 УК); в связи с наличием обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. 37–42 УК). Вывод может состоять в том, что в содеянном содержатся признаки приготовления к преступлению небольшой или средней тяжести, которые в силу ч. 2 ст.

30 УК не влекут уголовной ответственности, или же о том, что содеянное представляет собой покушение на преступление, от которого лицо добровольно отказалось и в связи с этим не подлежит уголовной ответственности (ст. 31 УК).

В связи с изложенным в литературе высказано мнение о том, что правомерно говорить о квалификации в широком смысле, т. е. об уголовно-правовой оценке деяния до установления его преступного характера, и о квалификации в узком смысле, т. е. о квалификации деяния именно как преступления[10].

В зависимости от точности соотнесения признаков преступления и признаков состава преступления возможны два вида квалификации — правильная и неправильная. Правильная квалификация — такая, при которой признаки преступления, имеющие Значение для квалификации, полностью совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой.

Определение понятия квалификации, ранее приведенное и принадлежащее В.Н. Кудрявцеву, таким образом, является определением правильной квалификации. Неправильной же является такая, при которой признаки преступления, имеющие значение для квалификации, не полностью совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой[11].

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=267459&p=41

Квалификация хулиганства по статье 213 главы 24 Уголовного кодекса РФ

Квалифицируется по статье

Хулиганство является одним из распространенных преступлений, общественная опасность которого заключается в том, что оно посягая на общественный порядок, нарушает спокойствие граждан, условия их труда, быта и отдыха: нарушает жизненно важные права и свободы человека (здоровье, честь, достоинство; законные интересы организаций, учреждений).

Нередко хулиганство приводит к совершению других, более тяжких преступлений против личности, собственности и т.п.
Основной непосредственный объект преступления — общественный порядок как элемент общественной безопасности.

Под общественным порядком следует понимать систему отношений между людьми, правил поведения, общежития, установленных социальными нормами: нормативными актами, обычаями, традициями, нормами морали, обеспечивающими обстановку спокойствия, защищенности личности в различных сферах жизнедеятельности.

Дополнительным объектом преступления является здоровье, честь, достоинство, телесная неприкосновенность представителей власти, граждан, пресекающих нарушение общественного порядка.

Объективная сторона хулиганства выражается в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенном с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Таким образом, объективная сторона хулиганства включает три признака деяния: грубое нарушение общественного порядка; явное неуважение к обществу; применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Под грубым нарушением общественного порядка следует понимать такие действия лица, которые причиняют существенный вред порядку, нравам и интересам человека, интересам организации, учреждения (срыв массовых мероприятий, временное прекращение работы транспорта, учреждения, нарушение покоя граждан в ночное время и т.д.).

Этот признак тесно согласуется с другим необходимым признаком состава хулиганства: действия лица выражают явное неуважение к обществу, т.е.

открыто, очевидно для всех (с точки зрения общепринятых норм нравственности) проявляют пренебрежительное отношение лица к правилам поведения, к личности человека, его чести, достоинству (проявление бесстыдства, издевательство над больными, беспомощными лицами, глумление над личностью и т.п.).

Необходимым признаком уголовно наказуемого хулиганства является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Под применением оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия, понимается реальное использование или попытка использования, а также демонстрация этих средств при совершении хулиганских действий в целях запугивания потерпевших.

Под оружием понимается любой вид оружия, о котором говорится в Федеральном законе «Об оружии».

Предметы, используемые в качестве оружия, — это любые предметы, которыми можно причинить вред здоровью, как специально приготовленные, приспособленные для этого (велосипедные цепи, городошные биты и т.д.), так и предметы хозяйственно-бытового назначения (топор, шило, отвертка, вилы, молоток, лопата, лом и др.). Таковыми могут быть и предметы, подобранные на месте преступления (камень, палка).

Местом совершения хулиганства бывают, как правило, общественные места (транспорт, кинотеатр, кафе, парк, улица), однако могут быть и безлюдные места (лес, пустырь, отдельная квартира), где присутствуют только хулиган и лицо, в отношении которого совершаются эти действия.

Хулиганство является преступлением с формальным составом. Оконченным оно считается с момента совершения действий, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, совершенных с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

С субъективной стороны это преступление совершается с прямым умыслом: лицо осознает, что грубо нарушает общественный порядок, проявляет явное неуважение к обществу, что применяет оружие или предметы, используемые в качестве оружия, и желает совершить эти действия.

Такая точка зрения высказывается и на страницах периодической печати (см Курченко В Квалификация особо злостного хулиганства Законность 1998 №7. С. 49)

Обязательным признаком преступления является хулиганский мотив.
В основе хулиганских побуждений лежат извращенные потребности, стремления, удовлетворяемые антиобщественным способом.

хулиганского мотива можно выразить как стремление лица в неуважительной форме противопоставить себя обществу, проявить пьяную удаль, грубую силу, буйство, жестокость, демонстративное пренебрежение нормами поведения, морали.

Субъектом преступления (ч. 1) является любое лицо, достигшее возраста 16 лет.

К квалифицирующим признакам хулиганства (ч. 2 ст. 213 УК) относятся: совершение его группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ст. 35 УК); сопротивление представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, понимается активное противодействие осуществлению ими служебного или общественного долга. Сопротивление может выражаться в таких действиях, как попытка вырваться от задерживающих лиц, связывание, запирание или ограничение свободы этих лиц.

Кроме того, сопротивление может быть выражено в насилии или угрозе его применения, однако насилие не должно быть опасным для жизни или здоровья. В таких случаях содеянное в отношении представителей власти квалифицируется по совокупности ст. 213 и ч. 2 ст. 318 УК, а в отношении иных лиц — по совокупности ст. 213 и ст. 111, 112 УК.

Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских действий, например, в связи с последующим задержанием виновного, не должно рассматриваться как квалифицирующее обстоятельство хулиганства. К представителям власти, согласно примечанию к ст.

318 УК, относится любое должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

К ним относятся прокуроры, следователи, лица, производящие дознание и осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, сотрудники органов внутренних дел, контрразведки, государственной охраны, контрольных органов Президента РФ и глав администрации субъектов РФ, таможенных органов, органов надзора и др.

Под иными лицами, исполняющими обязанности по охране общественного порядка или пресекающими нарушение общественного порядка, следует понимать народных дружинников, отдельных граждан, принимающих участие в пресечении нарушений общественного порядка по своей инициативе.

Сопротивление с насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, полностью охватывается диспозицией ч. 2 ст. 213 УК и не требует дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 318 УК. В содержание умысла виновного при совершении хулиганских действий, сопряженных с сопротивлением, входит осознание того, что потерпевшим является представитель власти либо иное лицо, исполняющее обязанности по охране общественного порядка либо пресекающее нарушение общественного порядка.

При квалификации хулиганства на практике вызывают трудности вопросы отграничения бытового хулиганства от преступлений против личности. Хулиганство, связанное с посягательством на личность, и преступления против личности различаются по признакам субъективной стороны: направленности, умыслу, мотиву. Ответственность за квалифицированное хулиганство наступает с 14 лет.

Источник: http://advokat-zashchitnik.ru/ygolovnoe_pravo/24_gl_213_st_YK_kvalifikastya_khuliganstva.html

Общеуголовные правила квалификации преступлении

Квалифицируется по статье

Имеется ряд общеуголовных правил квалификации преступления. Мы рассмотрим те из них, которые имеют наибольшее значение в правоприменительной практике.

1. Правило конкуренции специальных норм — если преступление предусмотрено и в общей и в специальной норме, то ответственность наступает только по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК РФ).

Специализация преступления может быть основана на любом элементе и признаке состава преступления, например:

– специализация по объекту – имеет место, когда деяние посягает на второй объект уголовно-правовой охраны; так, умышленное причинение смерти сотруднику милиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка квалифицируется не по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, а по специальной норме – ст. 317 УК РФ, объектом охраны которой является не только жизнь человека, но и интересы порядка управления;

– специализация по предмету – например, в случае хищения предметов, имеющих особую ценность, ответственность наступает по ст. 164 УК РФ вне зависимости от способа хищения, а не по статьям 158-162 УК РФ;

– специализация по субъекту – например, в случае убийства матерью своего новорожденного ребенка ответственность наступает не по ст. 105, а по ст. 106 УК РФ;

– специализация по признакам объективной стороны – например, фальсификация доказательств является разновидностью служебного подлога, и ответственность субъекта наступает не по ст. 292, а по ст. 303 УК РФ;

– специализация по признакам субъективной стороны – например, причинение смерти в состоянии сильного душевного волнения квалифицируется не по ст. 105, а по ст. 107 УК РФ.

Надо заметить, что специализация может проходить сразу по нескольким признакам состава преступления.

Так, Кемеровским областным судом 17 июля 2000 года Б. и С. осуждены по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 и ч. 2 ст. 302 УК РФ.

Они признаны виновными в том, что как лица, производящие дознание, 24 марта 1999 года в помещении Кемеровского ОВД принуждали к даче показаний свидетелей с применением насилия и издевательств. Кроме того, являясь должностными лицами, Б. и С.

превысили свои полномочия, поскольку с применением насилия и специальных средств совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 25 октября 2000 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных и их адвокатов приговор изменила и исключила указание об осуждении Б. и С. по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, указав следующее. Признавая Б. и С. виновными по п. «а», «б» ч. 3 ст.

286 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон, в нарушение требований ст. 17 УК РФ признал совокупностью преступлений одно действие, предусмотренное общей нормой – ст. 286 УК РФ и специальной нормой – ст. 302 УК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ в этом случае содеянное надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 302 УК РФ, а общая норма (п. «а», «б» ч. 3 ст.

286 УК РФ) подлежит исключению из приговора как излишне вмененная. (См.: БВС РФ, 2001, № 7. С. 15.)

2. Нередко уголовно-правовая норма может являться квалифицирующим признаком другого состава преступления – в этом случае вменяется только квалифицированный состав. Так, например, при изнасиловании, повлекшем заражение потерпевшей венерическим заболеванием, ответственность наступает не по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 131 и 121 УК РФ, а лишь по п. «г» ч. 2 ст. 131 УК РФ.

Верховный Суд РФ в одном из решений указал, что, поскольку Судебная коллегия признала обоснованным осуждение по п. «в» ч. 2 ст.

162 УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой с незаконным проникновением в жилище, правовая оценка содеянного по ч. 2 ст. 139 УК РФ является излишней.(См.: БВС РФ, 2001, № 1. С.7. В настоящее время п. «в» ч.

2 ст. 162 УК РФ (незаконное проникновение в жилище, помещение либо хранилище) утратил силу).

3. При наличии в одном деянии признаков, предусмотренных в различных частях одной и той же уголовно-правовой нормы уголовная ответственность наступает только по той части, которая содержит более квалифицированный состав. При этом признаки, содержащиеся в менее квалифицированном составе, обязательно указываются в правоприменительном документе.

Это правило соответствует принципу справедливости уголовного закона, согласно которому возможна однократная уголовно-правовая оценка содеянного (ч. 2 ст. 6 УК РФ).

Так, например, при совершении кражи в крупном размере с проникновением в жилище, ответственность наступит только по ч. 3 ст. 158 УК РФ, но в официальном правоприменительном акте будут названы и остальные квалифицирующие признаки содеянного, содержащиеся в части 2 этой статьи.

4. Если в содеянном одновременно имеются отягчающие и смягчающие ответственность признаки, то вменению подлежат только те обстоятельства, которые смягчают уголовную ответственность. Данное правило основано на конституционном правиле о сомнениях (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ), согласно которому любое юридическое сомнение должно быть истолковано в пользу виновного лица.

Так, например, убийство двух и более лиц не может квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах (предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ), если оно совершено при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) или в состоянии сильного душевного волнения – аффекта (ст. 107 УК РФ).

В одном из решений Верховного Суда РФ указывалось, что осужденные, как видно из их показаний, считали, что смерть потерпевшей наступила от удушения. Никто из них, в том числе и К, не предполагал наличия у погибшей каких-либо заболеваний и возможности наступления смерти в результате болезни.

Президиум Верховного Суда указал следующее: из показаний видно, что К. неоднократно сдавливая шею потерпевшей, требуя деньги и ценности. Вместе с тем К. при допросе в качестве подозреваемого, признавая, что он душил потерпевшую и требовал деньги, утверждал, что убивать ее не хотел.

Таким образом, насилие, примененное К. к потерпевшей имело целью принудить ее указать, где находятся ценности. Как видно из заключений судебно-медицинских экспертов, смерть потерпевшей могла наступить как от острой сердечной недостаточности, так и от механической асфиксии.

При таких обстоятельствах суд обоснованно исходил из конституционного положения, согласно которому неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу и правильно квалифицировал действия К. по п. «б», «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ и ч. 1 ст. 109 УК РФ, а не по ч. 2 ст. 105 УК РФ. (См.

: БВС РФ, 2001, № 12. С. 12. В этой части п. «б» и «в» утратили силу).

5. В соответствии с принципом справедливости, при наличии стадий совершения умышленного преступления ответственность наступает только по последней стадии совершения преступления. Так, при наличии последовательного приготовления к преступлению, покушения на преступление оконченного преступления ответственность наступает только за оконченное преступление.

В случае, когда преступление прервано на стадии покушения, дополнительная ответственность за приготовление к этому же преступлению невозможна.

6. Преступление, которое начато как менее тяжкое, а в дальнейшем переросло в более тяжкое надлежит квалифицировать лишь по статье закона, предусматривающей уголовную ответственность за более тяжкое преступление.

Так, например, Д. и О. в состоянии алкогольного опьянения из личных неприязненных отношений избили гражданина Б., причинив ему вред здоровью средней тяжести. Во время избиения виновные договорились между собой об убийстве Б. и совместно задушили его при помощи шнурков от ботинок и палки.

Военная коллегия Верховного Суда РФ в кассационном порядке изменила приговор по следующим основаниям. Умысел на убийство Б. возник у осужденных непосредственно во время его избиения.

Таким образом, преступление, начатое как менее тяжкое переросло в более тяжкое, и поэтому причинение Б. вреда здоровью средней тяжести охватывается составом преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст.

105 УК РФ, в связи с чем дополнительной квалификации по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК не требуется .(См.: БВС РФ, 2001, № 4. С. 17).

7. Квалификация содеянного в умышленных преступлениях с материальным составом может зависеть от формы умысла. При установлении косвенного умысла в отношении последствий вменяется оконченное преступление в соответствии с реально наступившими последствиями. При установлении прямого умысла, но отсутствии желаемого последствия, содеянное квалифицируется как стадия соответствующего преступления.

Так, например, в силу судебного правила, нанесение повреждений жизненно важным органам тела, которые, как правило, влекут гибель потерпевшего и не привели к смертельному исходу лишь в силу случайного стечения обстоятельств, не зависевших от воли виновного, надлежит квалифицировать не по результатам наступивших последствий, а как покушение на убийство.(См.: БС РФ, 1961, № 5. С. 8).

В теории уголовного права выработан алгоритм квалификации преступления. Общий подход к такой квалификации можно представить в следующем виде.

Определить:

1. В чем проявляется общественная опасность деяния?

2. Категорию преступления.

Объект

3. Каков основной объект преступления?

4. Каков (если есть) дополнительный (факультативный) объект преступления?

5. Что является предметом преступления или кто является потерпевшим от преступления?

Объективная сторона

6. Установить общие признаки объективной стороны: способ совершения преступления, обстановку совершения преступления, время, место, вредные последствия, возможность наступления таких последствий, причинную связь между действием (бездействием) и наступившими последствиями.

Субъект

7. Установить, кто является субъектом преступления? Общие признаки: физическое лицо, возраст уголовной ответственность, вменяемость.

8. Признаки специального субъекта (если есть).

Субъективная сторона

9. а) Умысел (прямой, косвенный), неосторожность (небрежность, легкомыслие), мотив, цель, эмоции (если есть), б) достижение промежуточной цели совершение преступления, общая цель совершения преступной деятельности (промежуточная цель и общая цель (если есть) через деятельность членов группы).

10. К какому виду состава преступления относится данное деяние (формальному, материальному, формально – материальному, усеченному)?

11. Установить квалифицированные и особо квалифицированные виды преступлений (если есть): например, совершение с применением насилия опасного (не опасного), общеопасным способом, группой лиц, организованной группой и др.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: https://zdamsam.ru/a72713.html

Частные правила квалификации преступлений

Квалифицируется по статье

Частные правила квалификации преступлений, как уже было сказано, имеют свое деление. Группу частных правил квалификации преступлений в рамках одного состава преступления образуют четыре под­группы таких правил, а именно связанные: 1) с особенностями субъективных признаков преступления; 2) частично неокон­ченной преступной деятельностью; 3) соучастием; 4) мнимой обороной.

Подгруппу правил квалификации преступлений, связан­ных с особенностями субъективных признаков преступле­ния, составляют следующие правила.

1.

Совершенное лицом в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет общественно опасное деяние, содержащее признаки двух преступлений, за одно из которых уголовная ответственность наступает с шестнадцати лет, а за другое – с четырнадцати лет, квалифицируется только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей уголовную ответ­ственность с четырнадцатилетнего возраста. Например, если оно совершит изнасилование или разбой при бандитизме, со­деянное квалифицируется соответственно по ст. 131 или 162, а не по ст. 209 УК. Приведенное правило основано на положениях содержа­щихся в ч. 1 и 2 ст. 20 УК.

2. Лицо может нести ответственность за умышленное преступление, в состав которого включены объективные признаки, не являющиеся действием или последствием (например, характеризующие потерпевшего), лишь при условии, что оно осознавало наличие таковых.

Если лицо не осознает какой–либо из объективных призна­ков умышленного преступления, то содеянное подпадает под статью об умышленном преступлении без указанного призна­ка (например, вместо п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности) должна быть применена ч. 1 этой статьи (убий­ство без квалифицирующих обстоятельств).

Если в законе нет аналогичной статьи об умышленном преступлении без того признака, который лицом не осознан, но мог и должен был быть осознан, то применяется статья о неосторожном преступлении, включающем подобный при­знак, при отсутствии же подобной нормы – статья о неосторожном преступлении без этого признака. Если и такой статьи нет, то состав преступления отсутствует. Так, от ч. 2 ст.

167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение чужо­го имущества, совершенное путем поджога или иным общео­пасным способом, или повлекшее по неосторожности смерть человека и т.д.) возможен последовательный переход к ч. 1 этой же статьи (без отягчающих обстоятельств) и (если иму­щество было уничтожено или повреждено в крупном разме­ре) к ст.

168 данного УК (неосторожное уничтожение имуще­ства).

3. Действия лица, полагающего, что содеянное им не пре­ступно, тогда как в действительности признается таковым (юридическая ошибка), квалифицируются по статье УК РФ,предусматривающей ответственность за содеянное, поскольку осознание противоправности не является элементом вины.

Это правило основано на презумпции того, что с момен­та издания уголовного закона запрещенность деяния известна каждому.

Не является преступлением действие, ответственность за которое не предусмотрена Особенной частью УК РФ (так называемое «мнимое преступление»), если лицо полагало, что
оно признается преступлением (юридическая ошибка).

Деяние, посягающее фактически не на тот объект, на причинение вреда которому был направлен умысел виновно­го (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.

Деяние, посягающее фактически на два объекта (или более), когда умысел виновного был направлен на причинение вреда только одному из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла, а если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту, то еще и за предусмотренное уголовным за­коном неосторожное преступление, которым ему фактически причинен вред.

Деяние, при совершении которого умысел виновного на­правлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически посягательство осуществлено только на один из них
(фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на преступление против объектов, которым вред не нанесен.

Деяние, при совершении которого конкретизированный умысел виновного направлен на причинение меньшего ущерба, чем фактически наступивший (фактическая ошибка в по­следствиях), квалифицируется как оконченное преступление, нанесшее ущерб, охватывавшийся умыслом виновного.

Использование для совершения преступления по ошибке другого, но не менее пригодного средства (фактическая ошибка в средствах), на квалификацию преступления не влияет.

Использование для совершения преступления средства, сила которого представлялась виновному заниженной (фактическая ошибка в средствах), влечет квалификацию содеян­ного как неосторожного преступления, если виновный должен был и мог осознавать истинную силу примененного средства, а при отсутствии обязанности и возможности такого осознания — как умышленного преступления в соответствии с осо­знаваемой силой употребленного средства.

Использование для совершения преступления непри­годного в данном случае средства, которое виновный считал вполне пригодным (фактическая ошибка в средствах), квали­фицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью его умысла.

Использование для совершения преступления непригодного в любом случае средства, которое виновный считал пригодным исключительно в силу своего невежества или суе­верия (фактическая ошибка в средствах), не влечет уголовной ответственности.

Лицо, не осознававшее и не предвидевшее, что его действия явятся причиной фактически наступивших преступ­ных последствий (фактическая ошибка в причинной связи), не несет уголовную ответственность, если оно не должно было и не могло предвидеть данного развития причинной связи, ли­бо несет ответственность за неосторожное преступление, если

должно было и могло это предвидеть.

Лицо, предвидевшее и желавшее развитие причинной связи, которая ведет к общественно опасным последствиям, но таковые фактически не наступили (фактическая ошибка
в причинной связи), несет уголовную ответственность за покушение на преступление в соответствии с осознававшимся развитием такой связи.

Деяние, при котором ущерб по обстоятельствам, не за­висящим от виновного, причиняется не тому, против кого бы­ло направлено преступление (отклонение действия), представ­ляет собой совокупность преступлений, покушение на пре­ступление в соответствии с направленностью умысла и неосто­рожное деяние против того, на что он направлен не был. На­пример, А., намеревавшийся убить выстрелом из пистолета Б., промахнулся и пулей был причинен тяжкий вред здоровью В. В таком случае А. несет ответственность за покушение на убийство Б. и причинение тяжкого вреда здоровью В. по неосторожности.

Деяние, при совершении которого виновный осознавал наличие квалифицирующих или привилегирующих (смягчающих) обстоятельств, фактически отсутствовавших (ошибка в квалифицирующих или привилегирующих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление с квалифицирующими обстоятельствами или оконченное преступление с привилегирующими обстоятельствами.

Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии квалифицирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в квалифицирующих обстоятельствах), представляет собой оконченное преступление без этих обстоятельств.

Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии привилегирующих обстоятельств, фак­тически существовавших (ошибка в привилегирующих обсто­ятельствах), представляет собой покушение на преступление без указанных обстоятельств.

Покушение (а равно приготовление) на «негодный» объект (то есть существующий лишь в осознании субъекта и объективно не терпящий и не могущий потерпеть ущерба, вследствие чего покушение на него не может быть доведено до стадии оконченного преступления) или с негодными сред­ствами (не способными по своим объективным свойствам вы­звать наступление желаемого результата) квалифицируется как покушение на преступление (либо приготовление) в соот­ветствии с направленностью умысла виновного, то есть на тех же основаниях, что и всякое другое покушение.

К подгруппе правил квалификации частично неокончен­ной преступной деятельности относится правило, согласно которому в рамках одного состава преступления более позд­няя стадия охватывает раннюю, то есть приготовление охва­тывается покушением, а приготовление и покушение – окон­ченным преступлением.

Разновидностью ситуации, подпадающей под это прави­ло, являются также случаи приготовления к преступлению или покушения на него, при которых умысел, воплощенный в приготовлении или покушении, реализован в оконченном пре­ступлении частично.

Подгруппа правил квалификации преступлений при соуча­стии охватывает следующие правила.

1.

Действия соучастника, являющегося исполнителем пре­ступления в совершении которого он принимает одновременно участие в качестве организатора, подстрекателя или пособни­ка, квалифицируются по статье Особенной части УК, преду­сматривающей ответственность за данное преступление, без применения ст. 33 УК РФ. Это правило вытекает из содержа­ния ч. 3 ст. 34 этого УК.

2. Лицо, участвующее в совершении преступления со спе­циальным субъектом (например, должностным лицом) и не обладающее признаками последнего, несет уголовную ответ­ственность лишь за соучастие в данном преступлении, причем ему не вменяются квалифицирующие обстоятельства, харак­теризующие другого соучастника исключительно как специ­ального субъекта (например, наличие прежней судимости).

Это правило основано на норме, содержащейся в ч. 4 ст.

34 УК РФ, в которой установлено, что «лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответ­ствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участ­вовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступ­ление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособ­ника», а также на положении, закрепленном в ч. 2 ст. 67 этого УК, в соответствии с которым «смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучаст­ников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику».

3. При эксцессе исполнителя последний несет ответствен­ность за фактически содеянное, а другие соучастники – за ту его часть, которая охватывалась их умыслом. Действия по­следних квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление, на со­вершение которого был направлен умысел соучастников, со ссылкой на ст. 33 УК.

Когда исполнитель совершает преступление, полностью отличающееся от деяния, охватывавшегося умыслом соучаст­ников, то налицо неудавшееся соучастие, представляющее со­бой по своей юридической природе приготовление к преступ­лению.

В этих случаях неудавшееся соучастие квалифициру­ется по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за тяжкое или особо тяжкое преступление, на совершение которого был направлен умысел неудавших­ся соучастников, со ссылкой на ст. 30 УК.

Неудавшее­ся соучастие в преступлении небольшой или средней тяжести согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ преступлением не признается и ненаказуемо.

Подгруппа правил квалификации мнимой обороны вклю­чает следующие правила.

Причинение вреда при мнимой обороне не влечет уго­ловной ответственности, если лицо, не предвидело и не должно было или не могло предвидеть отсутствие реального об­щественно опасного посягательства и не превысило пределы необходимой обороны применительно к условиям соответству­ющего реального посягательства.

Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление, если ли­цо не предвидело, но, исходя из обстановки происшествия,
должно было и могло предвидеть, что реальное обществен­но опасное посягательство отсутствует.

Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, если лицо совершило действия, явно не соответству­ющие характеру и степени общественной опасности посягательства, применительно к условиям соответствующего реального посягательства.

В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его дей­ствия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пре­делы защиты, допустимой в условиях соответствующего ре­ального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости пося­гательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответ­ственность за причинение вреда по неосторожности.

Иные частные правила будут рассмотрены в других темах курса: тема № 6. Квалификация преступлений при неоконченной преступной деятельности; тема № 7. Квалификация преступлений, совершаемых в соучастии; тема № 11. Изменение квалификации преступлений.

Источник: https://poisk-ru.ru/s31394t11.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть