Кража сумки статья

Верховный суд подтвердил, что брать забытые вещи равнозначно воровству

Кража сумки статья

Верховный суд России подтвердил, что брать чужое в общественном месте – это воровство. На привычке брать, что плохо лежит, погорела жительница Карелии Натальи Г.: она взяла в холле поликлиники чужой мобильный телефон.

История банальная, но затрагивает принципиальный правовой вопрос: как отличить находку от кражи? Трубку оставил некий пациент , который ушел, забыв по рассеянности телефон. Через некоторое время человек спохватился и вернулся, но аппарата и след простыл.

Верховный суд разъяснил, как получить компенсацию за бесконтактную аварию

Трубка стоимостью более 20 тысяч рублей прилипла к рукам той самой Натальи Г. Впоследствии в суде защита женщины попыталась доказать, что хозяин сам виноват, раз оставил без присмотра свою вещь. Мол, телефон не похищен, а найден.

По мнению адвоката, прямого умысла на завладение чужим имуществом у женщины не было, активных действий по изъятию телефона из владения потерпевшего она не предпринимала. То есть сама никому в карман не залезла.

Найденным телефоном не распоряжалась, а добровольно выдала, когда к ней обратились по этому поводу.

Проще говоря, картина получалась такая: увидела в общественном месте бесхозный телефон, положила его в свой карман. А когда ее вычислили, спокойно вернула взятое. Не запираясь. Надо ли за это наказывать?

Нижестоящие суды осудили женщину по статье “кража” и назначили 100 часов обязательных работ. Защита дошла до Верховного суда страны, пытаясь обжаловать приговор. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России признала вынесенные решения совершенно законными.

Вещь, оставленная в общественном месте без присмотра, не становится ничейной. Взять ее – воровство

В своем определении Верховный суд указал: телефон потерпевшего не был утерян, а был оставлен им совместно с другими вещами в помещении поликлиники в известном собственнику месте.

Причем хозяин отлучался на непродолжительное время, а после обнаружения пропажи попытался дозвониться на свой номер.

В то же время из показаний осужденной очевидно – она осознавала, что телефон имеет владельца, которого рядом нет, но при этом не отвечала на звонки, а затем и вовсе избавилась от сим-карты. Так что уверения, мол, нашла, а когда попросили, то вернула, были лукавством.

К сожалению, принцип “что упало, то пропало” у нас порой разделяют даже люди, считающие себя добропорядочными и законопослушными. По их мнению, воровство – это когда прямо залезаешь в чей-то карман или тайком забираешься в чужой дом. А взять забытую кем-то на лавочке или багажной тележке вещь многие воровством не считают. Дескать, это находка, а за находки не сажают.

У судов на этот счет другой, более строгий взгляд. Забытая в общественном месте вещь не становится ничейной. Оставили сумку, например, в аэропорту? Тот, кто возьмет ее, тот вор. Без вариантов.

Верховный суд защитил клиента банка, досрочно погасившего кредит

“Правовые подходы что считать кражей, что находкой отработаны достаточно четко, – пояснила “РГ” пресс-секретарь Ассоциации юристов России Валерия Авер. – Владение в юридическом смысле понимается значительно шире, чем просто держать вещь в руках или непосредственно ею пользоваться.

Поэтому даже оставленная без присмотра вещь не перестает принадлежать владельцу”. По ее словам, вещи, оставленные без присмотра в специальных местах (вокзал, аэропорт и т.д.), считаются находящимися во владении лиц, которым они принадлежат. Забытая вещь находится в месте, известном хозяину, и он может вернуться за ней.

Так, если пассажир забывает свои вещи в такси, а водитель либо другой пассажир забирает их себе, он совершает кражу.

“Не влечет уголовной ответственности только присвоение находки, то есть потерянной вещи, – говорит Валерия Авер. – У потерянной вещи с юридической точки зрения есть два признака. Первый: она находится в неизвестном хозяину месте. Второй: у нее нет идентификационных признаков.

Поэтому нож или котелок, потерянные кем-то в лесу, станут находкой. Но если на проселочной дороге вы увидите оставленный кем-то автомобиль, это не может считаться находкой. У автомобиля есть идентификационные признаки. Его принадлежность легко устанавливается. Просто по каким-то причинам хозяин оставил машину без присмотра.

Но не потерял. Присвоить себе автомобиль нельзя – это будет кражей”. К тому же, даже если вещь считается находкой, честный человек должен сделать все, чтобы найти настоящего хозяина. Согласно ГК, нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом ее хозяина.

Если владелец неизвестен, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления.

Источник: https://rg.ru/2017/08/28/verhovnyj-sud-podtverdil-chto-brat-zabytye-veshchi-ravnoznachno-vorovstvu.html

Часть 2 статьи 158 УК РФ пункт «г» – карманная кража

Кража сумки статья

УК РФ, предусматривая ответственность за кражу, дополнительно выделяет некоторые разновидности этого преступления, используя квалифицирующие признаки. И если обычная кража наказывается по ч. 1 ст.

158 УК РФ, то та, что совершается из карманов, сумок или других предметов одежды или клади, предусмотрена уже п. «г» ч. 2 той же статьи.

Рассмотрим, что представляет собой этот вид преступного деяния, кто и как будет отвечать за него.

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/ehkonomika/prestuplenie-sobstvennost/krazha-158-uk-rf/karmannaya.html

Какая статья за кражу личных вещей

Кража сумки статья

Кража относится к самым распространенным видам преступлений. Такое хищение определяется как скрытое завладение имуществом другого лица. Зачастую вором изымаются именно личные вещи граждан.

Уголовная ответственность в большинстве случаев наступает, если ценность похищенного превышает тысячу рублей.

В нашей статье рассмотрим, какое наказание предусматривает Уголовный кодекс за данное деяние, и какие признаки влияют на определение ее тяжести.

Статья за кражу: общий состав

Закон определяет однозначное отношение к хищению – это преступное действие, следствием которого является нанесение вреда собственности гражданина. Состав преступления и наказание, которое за этим последует, определено в ст.158 УК РФ и ст. 7.27 КоАП РФ.

Основными признаками кражи считаются:

  • нанесение ущерба собственнику имущества;
  • тайное (незаметное) его изъятие;
  • получение выгоды лицом, совершившим преступление;
  • умышленные действия преступника.

Тайное, незаметное завладение чужой собственностью отличает кражу от грабежа (ст. 161 УК РФ). При ограблении завладение принадлежащей другому человеку вещью проводится открыто – преступник знает, что за ним наблюдают, но продолжает действовать. Если при этом была применена физическая сила или оружие, то это грабеж (ст. 162 УК РФ).

Объектом кражи всегда является собственность. Предметом хищения не могут выступать запрещенные законом и изымаемые из оборота:

  • оружие;
  • психотропные и наркотические средства;
  • радиоактивные вещества.

Преступность действий с этими предметами и веществами определяются совсем другими статьями УК РФ и наказывается гораздо строже.

Человек, совершивший кражу, может быть признан преступником, если ему исполнилось 14 лет и он дееспособен.

Преступник понесет наказание только в том случае, если воспользуется украденным, что подтверждает умышленный и корыстный характер его действий. Если чужая собственность украдена, но злоумышленник воспользоваться ею не успел, преступление будет рассматриваться как попытка хищения.

Закон при этом определяет следующие санкции:

  • штраф в твердой сумме, или установленный исходя из дохода преступника;
  • отработка до 360 часов на общественных работах;
  • исправительные и принудительные работы до 12 и 24 месяцев соответственно;
  • арест до 120 дней или лишение свободы до двух лет.

Квалифицирующий состав

Если хищение совершено методом, который требует предварительной договоренности или подготовки, преступление считается опасным для общества и наказывается более жестко. К отягчающим обстоятельствам относятся:

  • предварительная договоренность двух и более лиц о совершении хищения;
  • тайное проникновение преступника или группы в жилище или отдельное помещение (хранилище), при котором использовались окна, чердаки, путепроводы и т.д.;
  • значительная сумма причиненного хищением ущерба (от 2,5 тыс. рублей), крупное хищение – от 250 тыс. рублей;
  • изъятие собственности из сумки, верхней одежды, которые находились на потерпевшем в момент кражи.

Особо жесткое наказание (до 10 лет заключения) предусматривается за хищения миллиона и более рублей, если кражи совершаются организованной группой (ч. 4 ст. 158 УК РФ).

Мелкая кража

Наиболее яркими примерами мелких хищений являются кражи в супермаркетах. В качестве объектов воровства выступают продукты питания, спиртные напитки, косметика, бытовая химия, кошельки посетителей или банковские карточки.

Важность объема материального ущерба

Чтобы кража была определена, как мелкая, ценность украденной личной вещи должна быть менее тысячи рублей. Цена устанавливается не по стоимости, установленной собственником, а при проведении экспертизы. Если похищенная вещь на момент совершения кражи не имела установленной цены, оценку также проводит назначенный эксперт.

Для защиты своих прав человеку, которого уличили или обвинили в краже, необходимо привлечь адвоката, который проследит за соблюдением предписанной законом процедуры и правильным определением стоимости имущества.

Это важно для обвиняемого в краже – цена похищенного влияет не только на определение степени материального ущерба, но и вида проступка (административного или уголовного), меру наказания.

Наказание по статье

Мелкое хищение (до 1000 руб.) наказывается согласно ст. 7.27 КоАП РФ:

  • штраф, который составляет пятикратную цену украденного, но не может быть менее 1 тыс. руб.;
  • административный арест (15 дней);
  • общественные работы до 50 часов.

Если стоимость похищенного находится в пределах 2500 рублей, то штраф составит не менее 3 тыс. рублей, а привлечение к общественным работам – до 120 часов.

Возможен вариант, при котором мелкая кража отягощается рядом обстоятельств – проникновение в помещение или жилище, хищение из одежды или сумки, сговор и т. д. Такое действие будет рассматриваться как уголовное преступление, и наказываться по ст. 158 УК.

В расследовании и судебном процессе по делам о кражах важна роль адвоката. От его опыта и квалификации часто зависит, обернется наказание реальным сроком, или виновник отделается штрафом и условным приговором. Для того, чтобы узнать больше о ваших правах в подобной ситуации, обратитесь к нашим юристам по указанным телефонам или онлайн.

Источник: https://vitlprav.ru/articles/kakaya-statya-za-krazhu-lichnyh-veshej/

Кража из одежды, сумки и другой ручной клади

Кража сумки статья

Яни Павел Сергеевич, профессор юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор.

Рассматриваются вопросы квалификации хищений по п. “г” ч. 2 ст. 158 УК РФ, в том числе связанные с пониманием категорий ручной клади, нахождения при потерпевшем, осознания указанных обстоятельств.

Ключевые слова: кража из одежды, сумки и другой ручной клади.

Stealing from clothes, a bag or other hand luggage

P.S. Yani

Yani Pavel Sergeyevich, LLD, Prof., Professor, Faculty of Law, Lomonosov Moscow State University.

The article considers the issues of classification of thefts under Article 158, part 2, para. “d” of the Criminal Code of the Russian Federation, in particular, those related to understanding the categories of hand luggage, possessing by a victim, recognizing the above circumstances.

Key words: stealing from clothes, from a bag and other hand luggage.

В пункте “г” ч. 2 ст. 158 УК РФ квалифицирующим кражу признаком названо ее совершение из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

Понятие одежды и сумки толкуется в их общеупотребительном смысле. Ручная кладь – обозначение широкое, это поклажа, которую можно переносить на себе, не обязательно в руках.

Различные словарные значения этого термина приведены на сайте: http://worklib.ru/dic/D0%>BA%D0%>BB%D0%>B0%D0%>B4%D1%>8C/.

Возникла дискуссия о вменении обсуждаемого признака при хищении телефона из чехла, который владелец носит на шнуре либо на поясе. Со ссылкой на словарное определение сумки и чехла предлагается в первом случае чехол не считать сумкой и соответствующий признак не вменять, а во втором – признать чехол частью одежды, ремня, и данный признак, напротив, вменять .

См.: Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография. М.: Норма; Инфра-М, 2012. Если не оговорено иное, в частности, не приведены страницы издания, ссылка сделана на источники (нормативные и научные, а также на судебные решения), опубликованные в СПС “КонсультантПлюс”.

Вместе с тем можно, думается, рассудить и так, что всякое находящееся при владельце приспособление для хранения и переноса имущества вне зависимости от его размеров и конструкции надо признавать ручной кладью.

Например, ГОСТ 28631-2005 распространяется на сумки, чемоданы, портфели, ученические ранцы, папки, изделия мелкой кожгалантереи .

И если, скажем, в моду войдут микроклатчи размером с тот же чехол для телефона, предназначенные исключительно для помады, пудры и туши (а, может, кстати, еще и для гаджета!), то хищение из них, клатчей, нужно будет квалифицировать по п. “г” ч. 2 ст. 158 УК.

Не обязательно емкость, но и, скажем, узелок на палке; и тогда изъятие с палки незаметно для владельца и третьих лиц собственно узелка (а не только содержимого узелка) будет образовывать тайное хищение из ручной клади.
http://standartgost.ru/g/%D0%93%D0%9E%D0%A1%D0%A2_28631-2005

Конечно, чрезмерно расширять перечень объектов ручной клади нельзя. К ней нужно отнести, например, футляр, в котором перевозится музыкальный инструмент или оружие, клетку с домашними животными и т.д.

Но не будут признаны ручной кладью, к примеру, закрепленные на волосах, шее, руках, ногах цепочки, веревочки (“фенечки”), на которых носят не прикрытые одеждой кольца и иные ювелирные изделия, могущие стать предметом тайного хищения.

При квалификации краж “нельзя вменять указанный признак… если крадутся сами сумки, одежда, находящиеся при потерпевшем. Необходимо, чтобы лицо проникало внутрь сумки, ручной клади, в карманы одежды” . Соглашаясь с квалификацией деяния по п. “г” ч. 2 ст.

158 УК, Мосгорсуд указал: “Доводы кассационных жалоб о том, что Н.

не совершал кражу из сумки, находившейся при потерпевшем, что предметы хищения находились в пакете, то есть иной ручной клади, что пакет не был в руках у потерпевшего, а находился рядом с ним, поэтому действия осужденного квалифицированы неверно, являются несостоятельными.

Как следует из показаний свидетелей, после совместного распития потерпевшего с Н. спиртных напитков потерпевший задремал. В это время Н.

, сидевший рядом с потерпевшим, оглядевшись по сторонам и убедившись, что за его действиями никто не наблюдает со стороны, взял полиэтиленовый пакет с ручками, лежавший под ногой потерпевшего, откуда достал предмет, похожий на мобильный телефон, а также зарядное устройство и гарнитуру к телефону, которые положил в карман своих брюк, а полиэтиленовый пакет положил обратно потерпевшему, после чего направился в сторону подземного пешеходного перехода, но был задержан” .

Лопашенко Н.А. Указ. соч.
Кассационное определение Московского городского суда от 18 марта 2013 г. по делу N 22-2327.
Изъятие имущества может происходить не только из карманов одежды, но и из ее складок или рукавов, когда владелец снял ее, сложив или повесив неподалеку, в зоне своего контроля.

“Из одежды” нужно понимать и как “из-под одежды” – так похищаются прикрытые одеждой украшения, например, носимые под плащом или шалью кулоны на шейной цепочке, надетые на руку браслеты, закрытые в момент хищения рукавами одежды.

Однако если, допустим, похищается шарф, наброшенный на висящий на стуле пиджак, то содеянное нельзя расценить как хищение именно “из одежды”.

Все эти предметы: одежда, ручная кладь – должны, как указано в законе, находиться при потерпевшем, что нужно понимать как их нахождение под его контролем.

Поскольку такой контроль означает более высокую степень защиты имущества, это и требует для ее преодоления применения вором особых криминальных приемов тайного изъятия такого имущества.

Например, когда снятое в ресторане пальто владелец повесил, положил в зоне своего обзора либо осязания (на спинку своего стула), то тем самым он контролирует доступ к содержащимся в пальто (карманах, рукавах) ценностям.

Когда же владелец сидит спиной к находящемуся далеко от него пальто, то эту одежду нельзя определить как находящуюся “при потерпевшем”; и если из пальто похищается телефон или шапка, признак хищения из одежды отсутствует.

Подконтрольность одежды и ручной клади владельцу как дифференцирующее ответственность обстоятельство должна осознаваться виновным, в противном случае, то есть когда, допустим, вор ошибочно полагает, будто за оставленной владельцем сумкой потерпевший не наблюдает и, стало быть, не создаст особых препятствий для изъятия из нее имущества, данный признак похитителю вменен быть не может.

Также исходя из строгого толкования текста закона получается, что, если сумка, иная ручная кладь находятся не при потерпевшем, а при, например, лице, которое согласилось или было обязано в силу выполняемой работы (скажем, работы гардеробщика) за ней присмотреть, пока владелец отсутствует, хищение из такой сумки не должно квалифицироваться по п. “г” ч. 2 ст. 158 УК даже в случае, когда вор применяет особые криминальные умения, чтобы имущество из нее изъять. В этом видится явный законодательный пробел.

Согласие присмотреть во время отлучки владельца за вещью, выраженное, например, попутчиком, не может быть расценено как принятие этой вещи во владение; стало быть, “присматривающий” не становится потерпевшим от хищения.

Вор может похищать из одежды или сумки, осознавая – не будучи, однако, в этом уверен! – лишь возможность наблюдения за его действиями владельца либо третьих лиц, которые, по его предположению, из-за страха не станут ему препятствовать.

Стало быть, по отношению к соответствующей обстановке совершения преступления, затрудняющей реализацию его цели, умысел у виновного – неопределенный.

Поэтому установление факта подобного наблюдения со стороны названных лиц требует вменения посягателю состава не кражи, а грабежа.

Однако если в действительности никаких лиц, наблюдающих за хищением и адекватно оценивающих действия похитителя, не было, то содеянное станет квалифицироваться как кража. Но можно ли при этом вменять виновному обсуждаемый признак? Данный вопрос порожден той логикой, которой руководствуются суды при исключении данного признака из обвинения в краже у мертвого либо спящего.

Суды трактуют анализируемый признак ограничительно, отрицая его наличие в деянии, когда имущество похищается из одежды трупа .

И хотя в некоторых случаях суды соглашаются с его вменением, когда хищение имущества происходит из одежды спящего , более распространенной является практика, данный признак при указанных обстоятельствах исключающая: “По смыслу уголовного закона, хищение имущества из одежды потерпевшего, который в силу своего состояния, обусловленного, в частности, сном, сильным опьянением или потерей сознания, не контролирует сохранность своего имущества и лишен возможности обнаружить и пресечь действия виновного, а виновное лицо это осознает, не может влечь уголовную ответственность по п. “г” ч. 2 ст. 158 УК РФ” .

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/91480-krazha-odezhdy-sumki-drugoj-ruchnoj-kladi

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть