Кража переросла в разбой

Перерастание кражи в грабеж

Кража переросла в разбой

Тайное хищение перерастает в открытое, если субъект после обнаружения его действий не прекращает их, а стремится довести их до конца.

Если виновный для удержания имущества применяет насилие или угрозу, то действие в зависимости от интенсивности насилия квалифицируется как разбой или грабеж.

Если тайные действия виновного обнаружены, и он бросил имущество, а насилие применяет с целью избежать задержания, то действия квалифицируются по совокупности как покушение на кражу и преступление против личности (или против порядка управления).

Если тайное хищение было совершено с признаком незаконного проникновения, а затем перерастает в грабеж или разбой, то признак проникновения вменяется в квалификации более опасных форм хищений.

Виды грабежа:

1. Грабеж без насилия, т е открытое хищение ч. 1 ст. 161.

а) Открытое хищение путем рывка, т е внезапный захват имущества.

б) Обыск потерпевшего без применения насилия.

2. Открытое хищение с применением насилия не опасного для жизни или здоровья (насильственный грабеж) п. «г» ч. 2 ст. 161. Потерпевшему причиняются побои (ст. 116), физическая боль без причинения вреда здоровью (выкручивание рук, сдавливание частей тела), насильственное ограничение свободы (связывание, запирание).

Вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а так же последствий которые наступили или могли наступить (оставление в холодном помещении, лишение возможности обратиться за помощью, состояние здоровья самого потерпевшего).

Если угроза носит не определенный характер (будет плохо, хуже), то ее интенсивность определяется с учетом всех обстоятельств дела, места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершение каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие. Если у потерпевшего имелись реальные опасения за жизнь или здоровье – это разбой, если угроза не представляла опасности для жизни и здоровья – это насильственный грабеж п. «г», ч. 2 ст. 161.

Грабеж – материальный состав.

Субъект преступления – лицо, достигшее 14 лет.

Хищение всегда совершается с прямым умыслом.

Разбой ст. 162.

Признаки:

1. Нападение. Рассматривается в 2х аспектах:

а) Использование мускульной силы человека, т е физический контакт с телом потерпевшего.

б) Введение в организм потерпевшего помимо или вопреки его воли наркотических, психотропных сильнодействующих или ядовитых веществ (одурманивающие вещества). Если введенные вещества были опасны для жизни или здоровья и потерпевший оказался в беспомощном состоянии, то это разбой. Если вещества не были опасны для жизни или здоровья это насильственный грабеж п. «г» ч. 2 ст. 161.

2. Применение насилия опасного для жизни или здоровья.

а) Потерпевшему причиняется легкий вред здоровью, средней тяжести и тяжкий вред здоровью (ч. 1 ст. 162 включает в себя ст. 115, ст. 112; п. «в» ч. 2 ст. 162 включает ст.111).

б) Иное насилие, которое не повлекло вреда здоровью, но в момент его применения создавало реальную угрозу для жизни или здоровья (сбрасывание с высоты, с движущегося или под движущийся транспорт.

3. Угроза применения насилия опасного для жизни или здоровья. Угроза может быть выражена устно, действием, демонстрацией оружия, в т ч незаряженного негодного, макеты, игрушки или предметы (в т ч животные), такие угрозы квалифицируются по ч. 1 ст. 162.

Если потерпевший определит, что это макет или игрушка, то действия виновного квалифицируются как насильственный грабеж.

Пока угрожают собакой это ч.1, как только дали команду ч. 2 ст. 162.

4. Цель нападения – завладение имуществом.

Насилие или угроза насилия при грабеже и разбою применяется с целью завладения или удержания имущества.

Разбой окончен с момента нападения – это усеченный состав.

Субъект преступления -14 лет.

Квалифицирующие признаки:

1. ч.2 – группа лиц по предварительному сговору. Признак вменяется всем лицам, кто дал согласие на применение насилия опасного для жизни или здоровья или применение оружия или предметов.

2. ч.2 – применение оружия или предметов используемых в качестве оружия. Оружие: огнестрельное, холодное, метательное, пневматическое, газовое, только пистолеты и револьверы. Предметы – это любые предметы, которыми может быть причинен вред здоровью, в том числе механические распылители и газовые баллончики.

Вопросы квалификации:

Если в результате разбойного нападения потерпевшему была причинена смерть, то действия могут быть квалифицированы:

В зависимости от отношения к смерти:

а) Действия квалифицируются по совокупности п. «в» ч.4 ст. 162, ч. 4 ст. 111 (неосторожность по отношению к смерти).

б) Действия квалифицируются по совокупности п. «в» ч.4 ст. 162, п. «з» ч.2 ст. 105 – убийство, сопряженное с разбоем

Дата добавления: 2015-04-11; просмотров: 32 | Нарушение авторских прав

1 | | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |

lektsii.net – Лекции.Нет – 2014-2020 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав

Источник: https://lektsii.net/3-42017.html

Грабеж: тонкие юридические грани грубого преступления

Кража переросла в разбой

На суде сторона обвинения, рассматривая преступление, связанное с насильственным присвоением чужого имущества, чаще всего указывает на статьи “с запасом”. То есть на признаки разбоя.

Адвокат, в свою очередь, стремится доказать, что преступные действия подзащитного носили более мягкий характер. Поэтому стоит внимательнее присмотреться к тонким границам этого преступления.

Потребуется выяснить: как сам потерпевший воспринимает действия преступника?

Характерные признаки грабежа

1. В ст. 161 УК РФ указано, что грабеж – открытое хищение имущества. Преступление совершается в присутствии потерпевшего (иных заинтересованных лиц).

2. Люди, присутствовавшие при открытом хищении их собственности, могли принимать меры для защиты, но в других случаях могли и не оказывать должного сопротивления.

3. Преступник полностью осознает последствия своих действий независимо от того, как ведет себя потерпевший. Иной раз человека обвиняют в грабеже знакомых ему граждан. Он уверен, что потерпевшие не собираются оказывать противодействие. Какой же это грабеж? Это кража.

К примеру, один гражданин задолжал другому определенную сумму. Тогда кредитор приходит к нему в дом и забирает деньги, лежащие на столе. Естественно, это преступление, причем оно носит признаки грабежа. Но в том случае, если он не взял лишних денег, наказание последует не за разбой. Если же должник оказывал сопротивление, тогда налицо неоспоримые признаки грабежа.

4. Виновный пытается завладеть имуществом тайно. Он уверен, что его действия никто не замечает, хотя потерпевший видит подобные намерения. На суде он может заявить, что побоялся оказать сопротивление грабителю. Однако преступник не знал, что за ним наблюдают, иначе бы он отказался от своих намерений. Это кража.

5. Хищение носило сперва тайный характер. Кража переросла в грабеж только после выявления действий преступника. Виновное лицо проигнорировало данные обстоятельства и продолжило далее совершать преступные действия.

Теперь возникает вопрос: в каком состоянии находился преступник, когда продолжал отбирать имущество? Может быть он находился в шоковом состоянии, испугавшись разоблачения. Если потерпевший узнал преступника, тогда адвокату будет легче доказать, что его клиент просто вернул бы имущество потерпевшему, если бы осознавал, что он творит.

Когда грабеж считается завершенным преступлением?

Очень важным моментом можно считать незаконченность преступления. Кража приобретает признаки грабежа только в том случае, когда виновный полностью овладевает имуществом, распоряжается ним по своему усмотрению. В противном случае его действия могут носить признаки хулиганства.

Адвокат такого лица заявит, что его подзащитный не ставил цель овладеть имуществом, а просто конфликтовал с потерпевшим на почве личной неприязни. Грабеж можно считать завершенным именно с того момента, когда преступник уже может распоряжаться имуществом, полученным преступным путем.

Юристы обращают внимание на корыстную цель совершения преступления. Но преступник может распоряжаться забранным имуществом и без выгоды лично для себя. Этот факт иногда смягчает наказание, хотя на переквалификацию преступления повлиять не может.

Признаками грабежа можно считать:

  • совершение насильственных действий группой лиц, заранее сговорившихся;
  • открытое проникновение на чужую территорию;
  • применение насилия, хотя и не несущего опасности для здоровья;
  • угроза применения насилия.

Также грабеж характеризуется хищением в крупном, а еще в особо крупном размере (п. “д” ч. 2, п. “б” ч. 3 ст. 161 УК).

Стоит обратить внимание на такой признак грабежа: психическое насилие, запугивание. Иногда преступник запугивает жертву не только угрозой физического воздействия, но и раскрытия фактов, способных опозорить человека.

Тогда грабеж больше носит признаки шантажа. Правонарушитель может заявить на суде, что не стал бы овладевать имуществом потерпевшего, если бы тот под угрозой раскрытия тайны не согласился отдать имущество.

Налицо более мягкая форма преступления.

Но чаще всего грабеж характеризуется:

  • причинением физической боли, побоев;
  • ограничением свободы (использование наручников, связывание, оставление в запертом помещении).

Можно ли грабеж спутать с разбоем?

Многие признаки похожи, однако следует учитывать такие отличия:

  • разбой может нести прямую опасность для жизни пострадавшего (применение или угроза применения ножа, топора, лома, пистолета);
  • преступник может ввести в организм жертвы препараты, опасные для жизни (нервно-паралитические, наркотические, токсические);
  • последствия разбоя – причинение тяжкого вреда здоровью;
  • использовалось психическое воздействие путем угроз “изувечу”, “убью”.

Какое сходное преступление нельзя считать грабежом?

Применение насилия, а также угроза такого применения при грабеже служат средством завладения имуществом. Если похититель применяет насилие уже после совершения преступления, пытаясь уйти от ответственности, он совершает кроме воровства еще и злостное хулиганство. Однако такое преступление не может считаться грабежом.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cf01d6ff06e6b223de6e225/grabej-tonkie-iuridicheskie-grani-grubogo-prestupleniia-5e23013dc31e4900addeef34

Перерастание кражи в другие формы хищений и в разбой

Кража переросла в разбой

Встречаются случаи, когда хищение начинается как тайное, но в процессе изъятия имущества обнаруживается посторонними людьми. Тогда возможно перерастание одной формы хищения в другую – в грабеж, в том числе насильственный*(463). Кража, равно как и грабеж, могут перерасти в разбой.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г.

N 11 разрешило эти вопросы: “Действия, начатые как кража, но затем обнаруженные потерпевшим или другими лицами и, несмотря на это, продолженные виновным с целью завладения имуществом или удержания его, должны квалифицироваться как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни и здоровья, либо угрозы применения такого насилия – как разбой. Если насильственные действия совершены по окончании кражи с целью скрыться или избежать задержания, они не могут рассматриваться как грабеж или разбой и подлежат самостоятельной квалификации по соответствующим статьям УК в зависимости от характера этих действий и наступивших последствий” (п. 3). Вернулся к обсуждению этого вопроса и Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29: “Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия – как разбой” (п. 5). Недостатком этого постановления считаю отсутствие в нем положения, которое имелось в постановлении Пленума 1986 г. (п. 3), о невозможности перерастания при обнаружении уже оконченного хищения.

О перерастании одной формы хищения в другую свидетельствуют следующие признаки:

1) хищение начало осуществляться как тайное;

2) в процессе изъятия чужого имущества или позднее, но до окончания хищения оно было обнаружено посторонними для виновного людьми;

3) несмотря на это, виновный не оставил намерения изъять имущество и продолжил процесс хищения.

При констатации факта перерастания хищения оно уже не квалифицируется как тайное; окончательная квалификация зависит от того, было или нет применено виновным насилие для удержания имущества и сокрытия с ним с места преступления и каким было это насилие по степени тяжести.

Если виновный насилия не применял и скрылся с похищенным, его действия квалифицируются как ненасильственный грабеж.

Грабеж был, например, в действиях П. и Х., которых Ирбитский районный суд Свердловской области признал виновными в тайном хищении. Отменяя данный приговор с направлением уголовного дела на новое рассмотрение по доводам кассационного представления прокурора, судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в обоснование своего решения указала следующее.

Признавая П. и Х. виновными в краже, суд сослался на то, что они тайно проникли на склад строительного цеха, откуда похитили 15 мешков с цементом, которые вынесли с территории склада и спрятали. Сторож указанных действий П. и Х. не видел, обнаружил их после совершения преступления, когда они грузили похищенное.

Также суд указал на временной промежуток между действиями осужденных по изъятию имущества и обнаружением их сторожем. Между тем по смыслу закона тайное хищение считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению.

В данном случае, как видно из материалов дела и установлено судом, осужденные, имея умысел на хищение цемента и изъяв из склада 15 мешков с цементом, спрятали их неподалеку от склада, тем самым приготовив к хищению, и ушли искать транспорт для перевозки цемента.

Когда они приехали на мотоцикле и погрузили семь мешков с цементом, то были замечены сторожем, который закричал им, возмущаясь тем, что они похитили цемент. В связи с этим, как пояснял в ходе следствия П., Х. решил договориться со сторожем и пошел к нему, но тот разговаривать с ним не стал.

Несмотря на это, осужденные увезли погруженные в мотоцикл семь мешков с цементом и продали их.

При таких обстоятельствах доводы автора кассационного представления о том, что действия осужденных, начатые как тайное хищение, переросли в грабеж, заслуживают внимания.

Наличие временного промежутка между изъятием и сокрытием приготовленного к хищению цемента и обнаружением этих преступных действий осужденных сторожем в данном случае не может свидетельствовать о тайном характере действий П. и Х.

, поскольку они, изъяв из склада мешки с цементом и спрятав их неподалеку за забором, вместе с тем не получили реальной возможности распорядиться этим цементом и еще до наступления такой возможности были обнаружены сторожем*(464).

Если для удержания имущества виновным было применено насилие, не опасное для жизни или здоровья потерпевшего, или угроза применения такого насилия, – налицо насильственный грабеж.

В том случае, если насилие было опасным для жизни или здоровья или имела место угроза таким насилием, действия виновного подпадают под состав корыстного посягательства на собственность – разбоя.

Перерастания одной формы хищения в другую может и не произойти, если обнаруженное лицо откажется от своего намерения продолжить хищение. Если лицо оставит попытки изъять имущество после обнаружения факта хищения или бросит уже изъятое имущество на месте обнаружения, содеянное им квалифицируется как покушение на тайное хищение*(465).

В том случае, если для того, чтобы скрыться, избежать задержания, лицо применяет насилие, это насилие требует самостоятельной квалификации, в зависимости от причиненного вреда здоровью и от того, в отношении кого это насилие применяется (например, возможна квалификация содеянного, кроме ст. 30 и 158 УК РФ, еще и по ст.

318 УК РФ – применение насилия в отношении представителя власти).

Действия виновного по удержанию уже похищенного имущества, после того, как тайное хищение окончено, сопровождаемые применением насилия, также не могут свидетельствовать о перерастании одного преступления в другое; насилие требует самостоятельной квалификации.

Классическим примером подобного является известное дело Д., осужденного районным судом г. Хабаровска. Он был признан виновным в грабеже, совершенном при следующих обстоятельствах. Д., будучи в нетрезвом состоянии, похитил в автоматической камере хранения на станции вокзала чемодан с вещами, принадлежащий солдату К.

На пути к выходу из вокзала Д. столкнулся с потерпевшим К., который узнал свой чемодан. Поняв это, Д. стал убегать от него, затем бросил чемодан, но был задержан. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР указала, что Д.

не применял насилия ни с целью завладения чемоданом, ни для его удержания после изъятия из автоматической камеры хранения. Поэтому содеянное им следует квалифицировать как тайное хищение*(466). Следует только отметить, что на момент столкновения с хозяином вещей хищение, совершенное Д., было закончено.

Реальную возможность пользоваться и распоряжаться чемоданом виновный получил сразу после изъятия его из автоматической камеры хранения.

В.В. Мальцев оговаривает возможность и другого перерастания – угона в кражу, приводя при этом в качестве примера дело В.

В. угнал мотоцикл П., а когда приехал на нем к себе домой, решил завладеть им. Для этого он переделал и перекрасил угнанный ранее мотоцикл. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ посчитала, что в данном случае действия, связанные с угоном, переросли в кражу*(467). Такая квалификация вызывает у меня возражения.

О перерастании одного преступления в другое можно говорить только тогда, когда первое деяние еще не имеет признаков оконченного преступления. В деле же В. угон был окончен с того момента, когда виновный завладел транспортным средством и начал на нем движение.

Поэтому факт дальнейшего присвоения мотоцикла по вновь возникшему умыслу должен был получить свою правовую оценку.

Считаю, что в приведенном примере есть совокупность разных преступлений – угона и тайного хищения, совершенных лицом последовательно, хотя и в отношении одного и того же имущества.

Что же касается принципиальной возможности перерастания разных форм преступлений из одной в другую, за исключением кражи – грабежа – разбоя, например, мошенничества или присвоения (растраты) в разбой*(468), то, видимо, с ее наличием можно согласиться в отношении однородных преступлений, направленных на один и тот же предмет преступного деяния. Хотя с точки зрения чистоты квалификации правильнее было бы все-таки вменять покушение на одно преступление и другое оконченное преступление, т.е. на совокупность последовательно совершенных преступных деяний.

Источник: https://studopedia.ru/8_69630_pererastanie-krazhi-v-drugie-formi-hishcheniy-i-v-razboy.html

Верховного Суда РФ к статье 161 УК РФ (грабеж)

Кража переросла в разбой

Одним из наиболее распространенных преступлений, направленных на хищение чужого имущества, помимо кражи, является грабеж.

На практике возникает большое количество спорных ситуаций при квалификации действий лица как открытое хищение.

Поэтому в 2002 году Верховный суд решил разъяснить правоприменительным органам наиболее спорные моменты и издал Постановление Пленума Верховного суда № 29 (ППВС № 29).

В статье рассмотрим самые распространенные и важные вопросы, которые встречаются при квалификации грабежа в судебной практике.

Что такое открытое хищение?

Высший судебный орган определяет грабеж как открытое хищение чужого имущества (п. 3 ППВС № 29). Именно признак открытости отличает грабеж от иных видов хищений (рабой, кража).

То есть при квалификации действий лица следует, в первую очередь, устанавливать признаки хищения, перечисленные в Примечании к ст. 158 УК РФ (п.

1 ППВС № 29), а затем устанавливать признаки открытости совершенного преступления.

Поэтому Верховный суд разъясняет нижестоящим судам, что открытость хищения возможна только при наличии следующих признаков:

  • Объективный признак означает, что существуют лица, которые наблюдают за процессом изъятия имущества и понимают характер совершаемых действий. То есть злоумышленник совершает хищение либо при собственнике, либо при посторонних.
  • Субъективный признак — злоумышленник должен понимать, что владелец имущества или другой человек наблюдают за его действиями, и они понимают, что его действия являются незаконными. То есть лицо осознает, что его действия заметны для окружающих.

Пример:

Представим, что Иван идет по торговому центру и видит незнакомца с дорогим мобильным телефоном. Иван подбегает к нему и выхватывает его из рук мужчины.

Безусловно, это хищение является открытым, так как, во-первых, происходят на виду у собственника и других посетителей ТЦ, а, во-вторых, Иван понимает, что действует открыто.

Когда говорить об открытости нельзя?

Верховный суд также разбирает ситуации, когда говорить об открытости хищения нельзя:

  1. Если посторонний присутствует при хищении, наблюдает за процессом, однако не понимает характер совершаемых действий, то говорить о грабеже нельзя (п. 4 ППВС № 29).

    То есть если изъятие имущества осуществляется в присутствии лиц, которые не осознают характер происходящего рядом с ними (лица, страдающие психическими расстройствами, малолетние и др.), то квалификация должна быть по ст. 158 УК РФ как тайное хищение.

    Не осознавать противоправность действий могут не только маленькие дети или лица, страдающие психическими расстройствами, но и те, кто полагает, что злоумышленник действует законно.

    Представим, что Иван находится в торговом центре и видит забытую кем-то сумку. Он подходит и уверенно забирает ее так, как будто это он ее оставил.

    Несмотря на то, что это он забирает сумку на глазах у всех, тем не менее процесс изъятия, преступный характер изъятия окружающими лицами не осознается.

    Поэтому при таких обстоятельствах речь идет о тайном хищении, а не о грабеже (п. 4 ППВС № 29).
  1. Если третье лицо, присутствующее при хищении и наблюдающее процесс изъятия, правильно понимает характер совершаемых действий, однако не является посторонним лицом для злоумышленника, то говорить о грабеже также нельзя (п. 4 ППВС № 29).

    Речь идет о присутствии близкого родственника преступника при хищении.

    Например, Иван со своей супругой идут по улице и видят плохо закрытую машину. Иван открывает машину и забирает имущество оттуда. При этом, жена стоит рядом, но Иван не воспринимает ее как человека, который собирается препятствовать его действиям в силу родственных отношений. Действия Ивана должны быть квалифицированы как кража, а не как грабеж.

Если же близкий родственник предпринимает какие-то действия, направленные на предотвращение хищения, и злоумышленник понимает, что родственник не не одобряет его поведения и будет ему противодействовать тем или иным образом, тогда в случае изъятия имущества, действия лица будут квалифицированы как открытое хищение.

Момент окончания

Грабеж — преступление с материальным составом. Для того, чтобы действия лица рассматривались как оконченный грабеж, необходимо установить не только изъятие, но и наступление общественно опасных последствий в виде причинения имущественного ущерба, а также причинно-следственную связь между ними.

Следовательно, грабеж считается оконченным с момента, когда у злоумышленника появилась возможность распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным (п. 6 Постановления): продать его, воспользоваться им, подарить его и др.

Рекомендуем к прочтению:

Перерастание преступлений

Не всегда действия злоумышленника идут по заранее разработанному плану. Часто происходят ситуации, когда лицо собиралось совершить одно преступление, однако по не зависящим от него обстоятельствам совершило другое.

Перерастание преступлений — это ситуация, когда в процессе совершения преступления изначально запланированное деяние приобретает признаки другого преступления. Перерастание возможно на стадии неоконченного преступления (приготовление, покушение) и только с менее тяжкого в более тяжкое.

В пункте 5 Постановления Верховный суд поднимает проблему перерастания одной формы хищения в другую. Рассмотрим две возможные ситуации:

  1. Перерастание кражи в грабеж.

Если злоумышленник планировал изначально совершить тайное хищение чужого имущества, однако в процессе изъятия его действия были обнаружены владельцем или третьими лицами, то он подлежит ответственности за грабеж, а не за кражу.

Пример из судебной практики:

Онегов пришел в гости к своей родственнице. Пока та была на кухне, он решил тайно похитить ее телевизор.

Воспользовавшись тем, что за ним никто не наблюдает, он начал выносить телевизор, однако родственница заметила его действия. Она попросила вернуть телевизор, но Онегов проигнорировал ее просьбу и похитил имущество.

В данной ситуации Индустриальный районный суд г. Ижевска квалифицировал действия Онегова как грабеж (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ): действия Онегова, начатые как кража, однако затем обнаруженные потерпевшей, представляют собой перерастание кражи в грабеж.

  1. Перерастание грабежа в разбой.

Если лицо изначально планирует совершить открытое хищение, однако для завладения имущества злоумышленник применяет по отношению к потерпевшему насилие, опасное для жизни или здоровья, то его действия должны быть квалифицированы как разбой, а не как грабеж.

Представим, что Иван подошел к Петру для того, чтобы похитить у него телефон. Изначально Иван просто планировал выхватить его из рук Петра, но тот не захотел отдавать его. Поэтому Иван достал пистолет и направил его в голову Петра, угрожая выстрелить, если тот не отдаст телефон.

Так как Иван угрожал потерпевшему применить насилие, опасное для его жизни, действия злоумышленника должны быть квалифицированы как разбой.

Эксцесс исполнителя при совершении преступления группой лиц

Перерастание возможно и в том случае, если лица действуют в соучастии (п. 14.1 ППВС № 29). То есть если соучастники изначально договорились совершить кражу, но кто-то из них вышел за пределы сговора и совершил грабеж, то только его действия должны быть квалифицированы как открытое хищение (действия других должны рассматриваться как кража).

Если же другие соучастники воспользовались его действиями и продолжили уже открытое совершать хищение, то их действия также подпадают под грабеж. Аналогичное правило применяется в том случае, если соучастники запланировали совершить грабеж, но в процессе кто-то из них начал применять насилие, опасное для жизни или здоровья.

Представим, что Иван, Петр и Денис ночью на улице подошли к Татьяне и начали требовать у нее сумку. Изначально они планировали совершить грабеж. Однако Иван, видя, что Татьяна не хочет отдавать сумку, достал нож и ударил им Татьяну. Петр и Денис испугались и убежали с места преступления, а Иван забрал сумку и пошел домой.

В данном случае только действия Ивана можно квалифицировать как разбой, так как Петр и Денис не воспользовались обстановкой, не применяли насилие по отношению к потерпевшей (их действия будут квалифицированы как покушение на грабеж).

С незаконным проникновением

В отличие от ст. 158 УК РФ, в ст. 161 УК РФ законодатель не дифференцирует уголовную ответственность лица в зависимости от типа помещения, в которое лицо незаконно проникло. Поэтому при совершении грабежа с незаконным проникновением действия злоумышленника будут квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Верховный суд наставляет нижестоящие суды исследовать следующие вопросы (п. 19 ППВС № 29):

  1. Для чего злоумышленник оказался в помещении?
  2. Когда у злоумышленника появился умысел открыто похитить имущество?

    Важно! Для квалификации действий лица как грабеж с незаконным проникновением умысел должен возникнуть до того, как лицо оказалось в помещении.

  3. Находился ли злоумышленник в помещении правомерно или нет?

    Незаконное проникновение предполагает, что у лица нет доступа к этому помещению, жилищу или хранилищу. Так как отсутствие доступа к помещению может быть по разным причинам, Верховный суд приводит примеры не незаконного проникновения, а, наоборот, рассматривает перечень действий, когда нахождение в помещении считается законным:

    • Помещение или хранилище открыто для свободного доступа в течение какого-то периода времени: помещение банков в рабочее время, помещение магазинов и др. Если проникновение осуществляется после окончания рабочего дня, когда помещение закрыто, проникновение будет признано незаконным.
    • У злоумышленника есть доступ в помещение в силу своего служебного положения, в силу выполнения своих профессиональных обязанностей или в силу иных обстоятельств (родственные связи/знакомство).

    Таким образом, в остальных случаях проникновение в помещение будет считаться незаконным.

Рекомендуем к прочтению:

С применением насилия

По замыслу законодателя, открытое хищение имущества может быть как насильственным, так и ненасильственным. В пункте 21 Постановления Верховный суд разъясняет, что открытое хищение с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, должно квалифицироваться как грабеж (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ).

Важно! Существуют ситуации, когда злоумышленник не контактирует с телом потерпевшего, однако воздействует на его организм с помощью различных препаратов (медицинских лекарств, наркотиков и др.). Если такой препарат не причинил потерпевшему вред здоровью, то речь идет о грабеже (п. 23 ППВС № 29).

Пример из судебной практики:

Авагимян сидела вместе со своим знакомым в машине и увидела у него на шее золотую цепочку с крестиком. Она вышла из машины и направилась в кафе, чтобы купить кофе. В кафе она добавила в кофе знакомого медицинский препарат «Фенозипам», который тот выпил. Под воздействием этого медицинского препарата потерпевший уснул, а Авагимян сняла с него цепочку.

Так как препарат не представлял опасность для жизни и здоровья ее знакомого, Октябрьский районный суд г. Саратова квалифицировал ее действия как грабеж, совершенный с применением неопасного насилия (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ).

Источник: https://ugpravo.pro/vidy-prestuplenij/protiv-sobstvennosti/grabezh/kommentariy-k-161.html

Приговор суда по ч. 2 ст. 161 УК РФ № 1-86/2017 | Грабеж

Кража переросла в разбой

Дело №

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г.Пермь ДД.ММ.ГГГГ

Индустриальный районный суд г. Перми

в составе председательствующего судьи Каргаполовой Г.А.

с участием государственного обвинителя прокуратуры Индустриального района г.Перми Максимовой Н.В.

подсудимого Филиппова В.В.

потерпевшей Потерпевший №1, представителя потерпевшего Шеиной С.Г.

защитника адвоката Грищенкова В.В.

при секретаре Драчевой Л.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Филиппова В. В., , судимого

содержащегося под стражей с ДД.ММ.ГГГГ,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

ДД.ММ.ГГГГ около ДД.ММ.ГГГГ Филиппов В.В., находясь в магазине «», расположенном по адресу: реализуя умысел на тайное хищение чужого имущества, взял с витрины бутылку виски «SCOTTISH LAND», стоимостью 239 рублей 93 копейки, принадлежащую ООО , которую спрятал в рукаве своей куртки.

С похищенным товаром он направился к выходу из магазина, однако его действия были замечены продавцом магазина Потерпевший №1, которая потребовала вернуть похищенный товар, пыталась задержать Филиппова В.В., удерживая его рукой за куртку.

Однако Филиппов, осознавая, что его действия приобрели открытый характер, желая довести свой преступный умысел до конца, применяя насилие не опасное для жизни и здоровья, толкнул Зуеву в плечо, отчего она ударилась о входную дверь магазина, испытав физическую боль.

Филиппов, удерживая при себе похищенную бутылку виски, выбежал из помещения магазина, открыто похитив имущество ООО причинив материальный ущерб в сумме 239 рублей 93 копейки.

Подсудимый Филиппов В.В. вину признал частично, показал, что в магазине тайно похитил бутылку виски, которую спрятал в рукав. Продавец Зуева не могла видеть бутылку в его рукаве. На выходе Зуева преградила ему пусть, взяла за куртку. Он, желая освободиться от захвата, не сильно толкнул ее, после чего вышел из магазина.

Вина подсудимого нашла подтверждение в судебном заседании.

Представитель потерпевшего Шеина С.Г. показала, что она работает менеджером ООО От сотрудников магазина «», по стало известно о хищении виски.

Со слов сотрудников знает, что продавец Зуева, находясь в торговом зале, заподозрила двух мужчин в хищении товара, попыталась задержать одного из них, для чего перегородила ему путь, мужчина толкнул Зуеву, после чего вышел из магазина.

В настоящее время ущерб предприятию возмещен. Ей известно, что Филиппов совершал и другие хищения товара в сети магазинов « »

Потерпевшая Потерпевший №1 показала, что работает продавцом – кассиром в магазине «» по . ДД.ММ.ГГГГ она была на выкладке товара возле кассовой зоны. Заметила, что у подсудимого Филиппова что-то находится в рукаве куртки. Она сразу поняла, что он похитил товар из магазина, попыталась его задержать у входной двери, сказала ему остановиться, показать, что у него, взяла рукой за одежду.

В этот момент Филиппов с силой оттолкнул ее в плечо, она ударилась спиной о дверь, испытав физическую боль. Филиппов вышел из магазина. Следом за ним вышел и второй мужчина, который оттолкнул и ударил ее. При просмотре записи с камер наблюдения она увидела, что Филиппов похитил с витрины бутылку виски, а второй мужчина-колбасу. После этого у нее болела спина, она приобретала лекарства.

Из протокола предъявления лица для опознания видно, что потерпевшая Зуева Е.Л. опознала Филиппова В. В., как мужчину, который совершил хищение из магазина « толкнул, когда она пыталась задержать его. Опознала по чертам лица, по одежде, так как хорошо запомнила Филиппова, (л.д.52-55)

Согласно протоколу очной ставки между подозреваемым Филипповым В. В. и

потерпевшей Потерпевший №1, Зуева в целом дала показания, соответствующие показаниям в судебном заседании. (л.д. 73-76)

По справке об ущербе, ДД.ММ.ГГГГ в магазине «» был похищено: виски «SCOTTISH LAND» – 1 шт., стоимостью 239 рублей 93 копейки. (л.д. 4)

Из протокола осмотра места происшествия видно, что осмотрено помещение магазина «» по адресу: изъята видеозапись с камер наблюдения (л. д. 9-15)

Согласно протоколу осмотра предметов, осмотрена видеозапись с камер видеонаблюдения, установленных в магазине «» по адресу: . В ДД.ММ.ГГГГ в поле обзора камеры заходит мужчина, на вид 20 – 30 лет, среднего телосложения, одет в синюю болоньевую куртку длиной до пояса, светлые джинсы, ботинки черного цвета. Мужчина заходит в магазин и идет вдоль витрин. В ДД.

ММ.ГГГГ в магазин заходит мужчина, на вид 20 – 30 лет, среднего телосложения, одет в шапку ушанку черного цвета с мехом светлого цвета, серую болоньевую куртку по пояс, темно – синие спортивные штаны, проходит за первым мужчиной. В ДД.ММ.

ГГГГ в обзор камеры попадает женщина- сотрудник магазина, которая встала у выхода из магазина, преграждая путь этим мужчинам.

Мужчина, на вид 20 – 30 лег, среднего телосложения, волосы светло русые, на лице усы и борода, одет в болоньевую куртку в верхней части темно – синего цвета, в нижней части бежевого цвета, светлые джинсы, ботинки коричневого цвета, идет впереди, за ним на расстоянии 3-5 метров идет мужчина №.

Мужчина №, подойдя к сотруднице магазина, оттолкнул ее в сторону, сотрудница магазина стала преграждать путь мужчине №, который схватил ее за одежду и толкнул в сторону, после чего мужчина № и мужчина № вышли из магазина. При просмотре видеофайла № с камеры № видно, что в ДД.ММ.ГГГГ мужчина №, подходит к витрине алкогольной продукции, берет с верхней полки алкоголь, после чего направляется в кассовую зону. (л.д. 110-111)

Допрошенный подозреваемым, Филиппова В.В., который показал, что ДД.ММ.ГГГГ он приехал в и около ДД.ММ.ГГГГ часов пошел в магазин «» по адресу: так как у него не было денег, он решил похитить бутылку коньяка. В магазине он тайно похитил бутылку коньяка, название не помнит, спрятав бутылку под одежду, а именно в рукав куртки. После того, как он похитил бутылку, он пошел к выходу из магазина.

Когда он подошел к дверям, то около дверей стояла сотрудница магазина, данная женщина сказала ему «стой» и схватила его за левый рукав куртки. Он не стал останавливаться, отдернул куртку и быстро вышел на улицу, не оглядываясь. Женщину, пытающуюся его задержать, он не толкал, а только отдернул руку, на женщину не смотрел. После этого, он ушел в сауну, где выпил похищенное спиртное. (л.д.

64-68)

Из показаний обвиняемого Филиппова В.В. от ДД.ММ.ГГГГ, видно, что в магазин «» он пришел с целью похитить спиртное, в алкогольном отделе он похитил бутылку виски, марку не помнит, а не бутылку коньяка. Он был уверен, что продавец не видела, как он брал бутылку с полки и прятал бутылку в рукав.

Когда он подошел к выходу, продавец не могла видеть, что он похитил бутылку, бутылка была спрятана в рукаве куртки и не торчала. Продавец ему сказала только «Стой» и схватила его за рукав, он подумал, что продавец его хочет направить в другой выход.

Он не остановился и тихонько оттолкнул продавца левой рукой, освобождаясь от захвата. От толчка продавец не могла испытывать физическую боль и на дверь он ее не толкал. Вслед продавец ему ничего не кричала, поэтому он подумал, что похитил бутылку тайно. Признает кражу бутылки виски.

В магазин он пришел один, кто шел следом за ним к выходу из магазина он не видел и не знает. (л.д. 82-85 )

Согласно показаниям обвиняемого Филиппова В.В. от ДД.ММ.

ГГГГ, продавец не могла видеть, что он спрятал бутылку, выложить похищенное продавец его не предлагала, намерений причинить боль продавцу у него не было, когда та ему преградила путь, он не сильно оттолкнул продавца рукой в плечо, при этом та ему ничего не говорила. О том, что продавец ударилась о дверь, он не видел, из действий продавца, он не мог понять, что та видела как он похитил бутылку, так как продавец это ничем не обозначила. (л.д.128-130 )

Анализируя исследованные доказательства в совокупности, суд считает вину Филиппова установленной.

У суда нет оснований не доверять показаниям потерпевшей Зуевой об обстоятельствах хищения товара из магазина Филипповым. Потерпевшая была допрошена неоднократно, дала последовательные показания о том, что неизвестный ей тогда Филиппов, что-то спрятав в рукаве куртки, пытался выйти из магазина.

Из показаний потерпевшей видно, что хотя она и была очевидцем того, как Филиппов похищал товар, но определенно понимала, что в рукаве куртки он спрятал то, что собрался похитить.

Показания об этом Зуевой согласуются с показаниями Филиппова о том, что действительно, похищенная им бутылки виски была у него именно в рукаве.

Таким образом, Зуева, понимая, что Филиппов пытается похитить товар, пыталась пресечь преступление, задержать Филиппова. Из ее показаний следует, что свое требование она высказала вполне определенно, даже взяла Филиппова за одежду.

Из показаний Зуевой также видно, что Филиппов, желая освободиться от Зуевой и выйти из магазина, оттолкнул ее. Таким образом, хищение имущества переросло в открытое, Филиппов применил в отношении продавца насилие, не опасное для жизни и здоровья. Именно это насилие позволило Филиппову реализовать умысел на хищение бутылки виски до конца.

Оснований для оговора Филиппова со стороны Зуевой не установлено.

Показания подсудимого о том, что он совершил хищение тайно, а Зуева не могла заподозрить его в этом, суд считает недостоверными, вызванными стремлением избежать ответственности.

Судом отмечается, что показания Филиппова об обстоятельствах совершения преступления не последовательны. Так допрошенный подозреваемым, Филиппов показал, что на окрик Зуевой даже не останавливался, отдернул куртку и ушел. Зуеву не толкал. На более поздней стадии расследования показал, что не сильно оттолкнул продавца в плечо. Отрицал, что в магазине находился еще один его знакомый.

В судебном заседании Филиппов признал, что оттолкнул Зуеву именно с целью освободиться от ее захвата и выйти из магазина с похищенным.

Суд находит вину подсудимого установленной и квалифицирует его действия по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, относящегося к тяжкому преступлению, а также влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

С учетом фактических обстоятельств содеянного и степени его общественной опасности, а также ввиду наличия отягчающего наказание обстоятельства, суд не усматривает оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую.

Учитывает суд личность подсудимого, который ранее судим, положительно охарактеризован в быту.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, являются добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, отягчающим- рецидив преступлений.

В силу п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений является опасным.

Наказание подсудимому должно быть назначено в виде лишения свободы, оснований для назначения иных видов наказания не усматривается, поскольку такое наказание не будет способствовать достижению целей наказания.

Оснований для применения ст. 64, ч. 3 ст. 68, ст. 73 УК РФ нет.

Считая соразмерным и достаточным основного наказания, суд не назначает дополнительного наказания в виде штрафа и ограничения свободы.

Гражданский иск потерпевшей Потерпевший №1 о возмещении материального ущерба удовлетворению не подлежит, поскольку сведений о том, что приобретение Зуевой ДД.ММ.ГГГГ медикаментов на сумму 1530 руб. непосредственно связано с совершенным в отношении нее Филипповым преступления не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 296-299 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ

признать Филиппова В. В. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на два года шесть месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок наказания с ДД.ММ.ГГГГ.

Зачесть в срок отбытого наказания время содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить содержание под стражей.

В удовлетворении гражданского иска Потерпевший №1 о возмещении материального ущерба отказать.

Производство по гражданскому иску ООО « прекратить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Пермский краевой суд через Индустриальный районный суд г.Перми в течение 10 суток со дня провозглашения, осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии при ее рассмотрении судом апелляционной инстанции.

        Судья: Г.А.Каргаполова

Источник: https://sud-praktika.ru/precedent/260004.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.