Кража или находка пленум верховного суда

Отличие находки от кражи в уголовном процессе

Кража или находка пленум верховного суда

На практике зачастую сложно разграничить отношения, регулируемые уголовном или гражданским законодательством.

основное отличие состоит в том, что находка не представляет собой уголовно – наказуемого деяния, данное понятие является гражданско – правовым.

Наиболее остро стоит проблема соотношения понятий «бесхозяйная вещь», «находка» (отношения, связанные с ними, регулируются ГК РФ) и понятие хищения имущества, установленного Уголовным кодексом Российской Федерации.

В соответствии со ст.

158 УК РФ под хищением понимается совершение с корыстной целью противоправного безвозмездного изъятия и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Кража – тайное хищение чужого имущества, стоимостью свыше 2500 рублей. Если стоимость менее 2500 рублей, то это административное правонарушение.

Под хищением в уголовном кодексе России понимаются:

1)             действия совершенные с корыстной целью;

2)              противоправные действия;

3)              безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц;

4)              причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Для того чтобы деяние было признано хищением (а тайное деяние, соответственно, кражей) необходима совокупность всех указанных признаков. Если один из них отсутствует, то хищение, и, как следствие, такой состав преступления как кража, отсутствуют.

На практике не вызывает сомнений квалификация содеянного при краже белья, висящего для сушки перед домом, велосипеда или коляски, оставленных перед магазином, досок, складированных вблизи забора и т.д. При отсутствии квалифицирующих признаков, в зависимости от стоимости похищенного, предусмотрена уголовная либо административная ответственность.

В жизни каждого человека были случаи находки брошенных, потерянных и оставленных без присмотра вещей. В данном случае достаточно сложно разграничить понятия «находка» с понятием «хищение» чужого имущества. В связи с этим, при решении вопроса следует уяснить понятие владения имуществом и различие между потерянной вещью и забытой.

Владение в юридическом смысле понимается значительно шире, чем простое держание в руках или непосредственное использование вещью. Все имущество, находящееся в помещении, специальном хранилище, транспортном средстве (автомобиле, купе поезда), считается находящимся во владении лица, которому принадлежит помещение или который поместил там свои вещи.

Вещи, оставленные без присмотра в специальных местах (вокзал, аэропорт и т.д.), считаются находящимися во владении лиц, которым они принадлежат. Поэтому, если пассажир оставил на время чемодан на вокзале без присмотра, отойдя в буфет, завладение этим чемоданом посторонним лицом квалифицируется как кража.

Забытая вещь находится в месте, известном собственнику или владельцу, и он имеет возможность за ней вернуться или иным способом её возвратить.

Если пассажир, забывает в такси свою сумку, а водитель либо последующий пассажир забирает ее с намерением обратить в свою пользу, он совершает кражу.

Если гражданин забывает в туалете медицинского (или иного) учреждения свой телефон, а следующий человек забирает его с намерением обратить в свою пользу, он также совершает кражу.

Верховный суд подтвердил, что брать забытые вещи равнозначно воровству.

Верховный суд России подтвердил, что брать чужое в общественном месте – это воровство. Наталья Г.: взяла в холле поликлиники чужой мобильный телефон.

История банальная, но затрагивает принципиальный правовой вопрос: как отличить находку от кражи? Трубку оставил некий пациент, который ушел, забыв по рассеянности телефон.

Через некоторое время человек спохватился и вернулся, но аппарата не обнаружил.

Впоследствии в суде защита женщинА попыталась доказать, что хозяин сам виноват, раз оставил без присмотра свою вещь. Ссылаясь, что телефон не похищен, а найден.

По мнению адвоката, прямого умысла на завладение чужим имуществом у женщины не было, активных действий по изъятию телефона из владения потерпевшего она не предпринимала. Найденным телефоном не распоряжалась, а добровольно выдала, когда к ней обратились по этому поводу.

Проще говоря, картина получалась такая: увидела в общественном месте бесхозный телефон, положила его в свой карман. А когда ее установили, спокойно вернула взятое. Не запираясь. Надо ли за это наказывать?

Нижестоящие суды осудили женщину по статье «кража» и назначили 100 часов обязательных работ. Защита дошла до Верховного суда страны, пытаясь обжаловать приговор. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России признала вынесенные решения совершенно законными.

Вещь, оставленная в общественном месте без присмотра, не становится ничейной. Взять ее — воровство.

В своем определении Верховный суд указал: телефон потерпевшего не был утерян, а был оставлен им совместно с другими вещами в помещении поликлиники в известном собственнику месте.

Причем хозяин отлучался на непродолжительное время, а после обнаружения пропажи попытался дозвониться на свой номер.

В то же время из показаний осужденной очевидно – она осознавала, что телефон имеет владельца, которого рядом нет, но при этом не отвечала на звонки, а затем и вовсе избавилась от сим-карты. Так что уверения, мол, нашла, а когда попросили, то вернула, были лукавством.

Потерянная вещь – это предмет, не имеющий идентификационных признаков принадлежности и находящейся в месте, которое собственнику или владельцу неизвестно. Так, потерянные в лесу часы, нож или на пляже цепочка для нашедшего их являются находкой, а оставленный в лесу на длительное время автомобиль – нет.

Если таким автомобилем завладеет обнаруживший его без владельца какой-либо субъект с намерением обратить его в свою пользу, он совершит кражу или угон поскольку очевидно, что автомобиль оставлен без присмотра и его принадлежность легко устанавливается.

Аналогичным образом складывается судебная практика и с оставленным в парке телефоном, поскольку телефон также имеет идентификационные признаки принадлежности (IMEI номер, СИМ-карту и др.).

Таким образом, присвоение находки, т.е. утерянной вещи, не влечет уголовной ответственности.

Между тем, при находке вещей все же необходимо задуматься о правомерности своих действий, а также об избежание уголовной ответственности, предусмотренной ст. 158 УК РФ, необходимо выполнение ряда несложных действий, которые закреплены гражданским законодательством.

В соответствии со ст.

227 Гражданского кодекса Российской Федерации, нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу.

Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь.

В п.2 указанной статьи сказано, что, если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления. При этом нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в полицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу.

Таким образом, основанной обязанностью нашедшего вещь является, с одной стороны, информировать о находке, а с другой — возвратить вещь собственнику.

Если кратко, то

1) найдя вещь вы должны вернуть её собственнику;

2) если вещь найдена в помещении или транспорте, то вещь подлежит передаче представителю владельца помещения или транспорта (но это не обязательно, читаем далее);

3) если собственник вещи или потерявший её неизвестны, то нашедший обязан уведомить полицию или муниципалитет;

4) и имеет право хранить найденную вещь у себя;

5) если в течении шести месяцев с момента заявления о находке собственник или иное лицо, имеющее право получить вещь, не установлены и не объявились, то вы становитесь собственником;

6) нашедший вещь имеет право потребовать от лица, имеющего право на получение находки, вознаграждение в размере до 20 % стоимости вещи.   (Гражданский кодекс России статьи 227 – 229).

Обращаю внимание, что сроки уведомления о находке и передачи представителю владельца помещения или транспорта, в которых была найдена вещь, в законе не указаны. Это важно.

И так, во избежание неблагоприятных последствий, гражданам не следует забирать себе забытые или потерянные другими людьми вещи.

При нахождении забытых вещей и предметов принимать меры к их возврату собственнику.

Источник: https://29.xn--b1aew.xn--p1ai/document/21034465

Первая Центральная Коллегия Адвокатов

Кража или находка пленум верховного суда

Актуальной на сегодняшний день остается проблема отграничения кражи (ст.158 УК РФ) от присвоения найденного имущества (ст.227 Гражданского кодекса РФ).

В силу ст.158 УК РФ под кражей понимается тайное хищение чужого имущества. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.

2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» разъясняет, что как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них.

Из указанного разъяснения видно, что при краже обязательно происходит незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или владельца, либо незаметно для них. При находке же, критерий незаконности отсутствует, но только в том случае, если нашедший имущество не знает, кому оно принадлежит, а также, если о месте утраты имущества собственнику неизвестно.

Если имущество было оставлено собственником (владельцем) в определенном месте и собственник (владелец) помнит о месте, где он оставил свое имущество, то изъятие такого имущества посторонним лицом следует квалифицировать как кражу только при наличии умысла или объективных обстоятельств, свидетельствующих о таком умысле.

Определяющим критерием должен являться фактор неизвестности местонахождения имущества для самого собственника.

Для иллюстрации изложенного тезиса, можно привести два случая из практики. Лицо, желая воспользоваться банкоматом, обнаруживает в лотке выдачи денежных средств купюру и присваивает ее.

По данному факту было возбуждено уголовное дело по ст.

158 УК РФ, однако суд вынес оправдательный приговор, мотивировав тем, что собственник купюры утратил вещь самостоятельно и о месте утраты не знал, а нашедший купюру, не знал, кому она принадлежит и умысел на хищения у него отсутствовал.

В другом случае, лицо обнаружило, что в банкомате оставлена карта с введенным пин-кодом, и получило денежные средства, находящиеся на счет неизвестного лица. В данном случае, такое деяние следует квалифицировать по ст.158 УК РФ (кража), т.к.

собственник, на момент изъятия средств, не утратил свои денежные средства и знал, что деньги находятся на его счете и он может ими воспользоваться в любое время.

Также, лицо, получающее денежные средства в банкомате по чужой карте, осознавало о незаконности своих действий и объективные обстоятельства (обстановка) подтверждают это.

Можно конечно предположить и такой вариант, при котором, лицо считает, что это его карта, машинально думая, что свою карту уже вставил. В таком случае, в действиях лица отсутствует состав кражи, даже если в дальнейшем, лицо обнаружило чужую карту и осознало незаконность своих действий.

Необходимо отметить, что не образуют состава кражи противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество.

В дореволюционной практике утверждалось, что если местонахождение вещи неизвестно собственнику, но факт утраты имущества наблюдало лицо, его подобравшее, то в действиях последнего будут, скорее, усматриваться признаки хищения, нежели их отсутствие.

Согласно ст.227 ГК РФ находка представляет собой обнаружение чужой вещи, которая выбыла из владения собственника помимо его воли.

Эта норма применима как в случаях, когда нашедший вещь знает, кому эта вещь принадлежит, так и в случаях, когда собственник вещи ему неизвестен.

По российскому законодательству лицо, утаившее находку либо не заявившее о ней, не несет никакой юридической ответственности, поэтому в действиях таких лиц отсутствует состав преступления.

Подводя итог изложенному, при разграничении кражи и находки, необходимо установить, знает ли лицо, где утратило свое имущество, наличие умысла на хищение у лица, нашедшего вещь, а также обстоятельства обстановки, при которой произошло изъятие имущества. Таким образом, от показаний как потерпевшего, так и подозреваемого, обвиняемого в целом зависит юридическая квалификация содеянного.

Поэтому, лицам, привлекаемым к уголовной ответственности при указанных выше обстоятельствах, до дачи объяснений, показаний, рекомендуется в обязательном порядке проконсультироваться с адвокатом для формирования позиции защиты. Только при грамотно сформированной правовой позиции можно рассчитывать на законное и справедливое судопроизводство.

Консультацию подготовил адвокат Невидимов Г.А. 25.10.2015г., г.Иркутск

юридические консультации, юридические услуги, защита адвоката по уголовным делам, на предварительном следствии, суде в Иркутске (уголовный адвокат) по тел.8950-100-89-25

Источник: http://xn--80aaagj0amca9azanjdo8j.xn--p1ai/ugolovnaya-otvetstvennost/krazha-ili-naxodka.html

Юридические тонкости: кража или находка?

Кража или находка пленум верховного суда

В жизни каждому случалось найти на улице потерянную или забытую вещь. Первым побуждением у многих будет забрать ее с мыслью о том, что она ничья.

Однако зачастую такие действия могут повлечь за собой административную или уголовную ответственность, так как законом четко разграничивается находка и кража. Обо всех нюансах расскажем в статье.

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/ehkonomika/prestuplenie-sobstvennost/krazha-158-uk-rf/ili-nahodka.html

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.04.2017 N 75-УД17-2

Кража или находка пленум верховного суда

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 апреля 2017 г. N 75-УД17-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Смирнова В.П.,

судей Пейсиковой Е.В. и Кондратова П.Е.

при ведении протокола секретарем Прохоровым А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу адвоката Салимгареевой О.А. в интересах осужденной Героевой Н.Ю.

на приговор Сегежского городского суда Республики Карелия от 5 июля 2016 г., апелляционное постановление Верховного Суда Республики Карелия от 25 августа 2016 г.

и постановление президиума Верховного Суда Республики Карелия от 11 января 2017 г., а также уголовное дело.

По приговору Сегежского городского суда Республики Карелия от 5 июля 2016 г.

Героева Н.Ю. несудимая,

осуждена по п. “в” ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ на срок 100 часов на объектах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией.

Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Карелия от 25 августа 2016 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Карелия от 11 января 2017 г. приговор Сегежского городского суда Республики Карелия от 5 июля 2016 г. и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Карелия от 25 августа 2016 г. оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела и доводы кассационной жалобы, выступления осужденной Героевой Н.Ю. и адвоката Салимгареевой О.А.

в ее интересах в режиме видеоконференц-связи, поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой Н.А.

, полагавшей, что оснований для изменения и отмены судебных решений не имеется, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Героева Н.Ю. осуждена за кражу имущества С. – мобильного телефона с картой памяти общей стоимостью 21 400 руб., с причинением значительного ущерба потерпевшему.

В кассационной жалобе адвокат Салимгареева О.А. в защиту осужденной Героевой Н.Ю. просит приговор и последующие судебные решения в отношении Героевой отменить, уголовное дело прекратить в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Ссылается на то, что сотовый телефон был Героевой не похищен, а найден в общественном месте – в холле поликлиники.

Утверждает, что прямого умысла, направленного на завладение чужим имуществом, у Героевой не было, активных действий по изъятию телефона из владения потерпевшего она не предпринимала, телефон выбыл из владения собственника по его же невнимательности.

Найденным телефоном Героева не распоряжалась, поскольку не решала его юридическую судьбу – не дарила и не продавала, а добровольно выдала, когда к ней обратились по поводу возврата утраченного телефона.

Вывод суда кассационной инстанции о том, что Героева преодолела настройки системы безопасности телефона, не основан на доказательствах, данное обстоятельство не было предметом исследования в судах первой и апелляционной инстанций. Приведенные Героевой в свою защиту доводы не были опровергнуты.

Проверив материалы дела и обсудив заявленные доводы, Судебная коллегия не находит оснований для отмены судебных решений.

В силу ч. 1 ст. 401.1 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таких нарушений закона не установлено.

Обвинительный приговор в отношении Героевой соответствует требованиям ст. ст. 303, 304, 307 – 309 УПК РФ.

Доказательства, на которые суд сослался в приговоре в обоснование своего вывода о виновности Героевой в совершении преступления, проверены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и признаны допустимыми.

Доводы Героевой и ее адвоката об отсутствии у осужденной корыстного мотива, а также о том, что Героева кражу телефона не совершала, проверялись судами первой, апелляционной и кассационной инстанций и обоснованно отвергнуты по мотивам, изложенным в судебных решениях.

Так, судом достоверно установлено, что телефон потерпевшего не был утерян, а был оставлен им совместно с другими вещами в помещении поликлиники в известном собственнику месте. Как следует из показаний потерпевшего С.

, он не считал телефон потерянным и через непродолжительное время вернулся на место, где его оставил с другими вещами, обнаружив отсутствие телефона, осуществлял звонки на свой абонентский номер с целью установления его местонахождения, а затем сразу же обратился за помощью в полицию для осуществления его поиска.

Из показаний Героевой видно, что она осознавала и то обстоятельство, что телефон кому-то принадлежит, и то, что владельца чужой вещи рядом нет, однако она не отвечала на осуществленные по телефону вызовы, а затем избавилась от сим-карты, находящейся в нем, заменила ее другой сим-картой и обратила телефон в свою пользу.

Согласно уголовному закону под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного или иных лиц.

Судебная коллегия, учитывая конкретные обстоятельства уголовного дела, место совершения деяния – государственное учреждение (поликлиника), показания потерпевшего о достоверно известном ему месте нахождения принадлежащего ему телефона, действия Героевой, направленные на обращение чужого имущества в свою пользу, а также особенности предмета хищения – мобильного телефона, находящегося в рабочем состоянии и имеющего идентификационные признаки, полагает, что доводы адвоката об отсутствии в действиях ее подзащитной состава преступления, что в данном случае имеет место находка, а не кража чужого имущества, являются несостоятельными.

Действия Героевой Н.Ю. правильно квалифицированы по п. “в” ч. 2 ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.

Наказание Героевой назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Сегежского городского суда Республики Карелия от 5 июля 2016 г., апелляционное постановление Верховного Суда Республики Карелия от 25 августа 2016 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Карелия от 11 января 2017 г. в отношении Героевой Н.Ю. оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/kassatsionnoe-opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-19042017-n-75-ud17-2/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть