Комментарий к ст 35 ук

Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)

Комментарий к ст 35 ук

Внимание! Возможно, это устаревшая версия документа!
В настоящее время база документов актуализируется.

      1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.
      2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

      3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.
      4.

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях.
      5.

Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.
      6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.
      7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Комм. А.В.Наумов

      1. Комментируемая статья выделяет формы соучастия, имеющие квалифицирующее значение либо значение для индивидуализации наказания.

К таким формам относятся: а) совершение преступления группой лиц; б) группой лиц по предварительному сговору; в) организованной группой и г) преступным сообществом (преступной организацией).

      2.

Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении участвовали два или более исполнителя без предварительного соглашения (ч.1 ст.35).

Такое соучастие может выразиться, например, в причинении телесных повреждений или совершении убийства в коллективной драке, в изнасиловании и т.д. В этих случаях обычно происходит присоединение соучастников к исполнителю, уже начавшему выполнять объективную сторону преступления. Другие соучастники также «успевают» полностью или частично выполнить объективную сторону совершаемого преступления.

      3. В соответствии с ч.2 ст.35 преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Обычно такой сговор происходит относительно места, времени или способа совершения преступления. Эта форма соучастия может сочетаться как с соисполнительством, так и с соучастием в тесном смысле, то есть с разделением ролей, однако в последнем случае должно быть не менее двух соисполнителей. Такая форма соучастия повышает опасность совершенного преступления и учитывается законодателем в качестве отягчающего (квалифицирующего) обстоятельства. Например, при краже (п.«а» ч.2 ст.158), мошенничестве (п.«а» ч.2 ст.159), присвоении или растрате (п.«а» ч.2 ст.160), грабеже (п.«а» ч.2 ст.161), разбое (п.«а» ч.2 ст.162), вымогательстве (п.«а» ч.2 ст.163).
      4. В соответствии с ч.3 ст.35 преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Данная форма соучастия отличается от предыдущей признаком устойчивости. Этот признак обычно предполагает умысел соучастников на совершение не одного, а нескольких преступлений(например, организованная группа создана для совершения квартирных краж). Однако устойчивость может выражаться и в тщательности подготовки одного преступления. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении «О судебной практике по делам о вымогательстве» от 4 мая 1990г. No.3 (с последующими изменениями) указал: «Под организованной группой, предусмотренной в качестве квалифицирующего признака… следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащается техникой и т.д.» (Бюл. ВС РСФСР, 1990, No.7, с.8-9). Совершение преступления организованной группой применительно к ряду составов предусматривается законодателем в качестве особо отягчающего (квалифицированного) состава преступления. Например, при краже (п.«а» ч.3 ст.158), при присвоении или растрате (п.«а» ч.3 ст.160), при мошенничестве (п.«а» ч.3 ст.159), при грабеже (п.«а» ч.3 ст.161), разбое (п.«а» ч.3 ст.162), вымогательстве (п.«а» ч.3 ст.163). Согласно ч.6 ст.35 УК создание организованной группы в случаях, специально не предусмотренных Особенной частью УК, влечет ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.
      В соответствии с ч.5 ст.35 лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее ими, подлежит ответственности за их организацию и руководство в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества несут ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.
      5. В соответствии с ч.4 ст.35 преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено сплоченной организованной группой, созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Преступное сообщество — наиболее опасная форма соучастия. От организованной группы оно отличается признаком сплоченности и целевой установкой на совершение определенных тяжких и особо тяжких преступлений. Сплоченность предполагает обычно наличие в преступной организации сложных организационно-иерархических связей, тщательной конспирации, наличие в обороте значительных денежных средств, установление связей с правоохранительными органами (коррумпированность), наличие системы защитных мер (внутренняя контрразведка), наличие охранников, боевиков и наемных убийц. Преступное сообщество, как правило, предполагает вооруженность соответствующей преступной организации новейшими видами оружия, в том числе и зарубежного производства.
      Специфика особой опасности преступного сообщества такова, что законодатель сам факт создания преступного сообщества считает самостоятельным и оконченным преступлением. Так, состав организации преступного сообщества (ст.210 УК) образует организация преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями. Самостоятельным преступлением является и бандитизм (ст.209 УК), в том числе и создание устойчивой вооруженной группы (банды) с целью нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой). В обоих случаях указанные действия квалифицируются по соответствующим статьям Особенной части УК.
      6. Согласно ч.7 ст.35 УК совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных Уголовным кодексом (в соответствии с п.«в» ч.1 ст.63 УК эти обстоятельства признаются отягчающими наказание).

>

Источник: http://www.nashyprava.ru/biblio/ukrf97/ukrf035.php

Комментарий к статье 35

Комментарий к ст 35 ук

     1. Комментируемая статья выделяет формы соучастия, имеющие квалифицирующее

значение либо значение для индивидуализации наказания. К таким формам относятся:

а) совершение преступления группой лиц; б) группой лиц по предварительному

сговору; в) организованной группой и г) преступным сообществом (преступной

организацией).

     2. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении

участвовали два или более исполнителя без предварительного соглашения (ч.

1 ст. 35). Такое соучастие может выразиться, например, в причинении телесных

повреждений или совершении убийства в коллективной драке, в изнасиловании

и т. д. В этих случаях обычно происходит присоединение соучастников к исполнителю,

уже начавшему выполнять объективную сторону преступления. Другие соучастники

также “успевают” полностью или частично выполнить объективную сторону совершаемого

преступления.

     3. В соответствии с ч. 2 ст. 35 преступление признается совершенным группой

лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся

о совместном совершении преступления. Обычно такой сговор происходит относительно

места, времени или способа совершения преступления. Эта форма соучастия может

сочетаться как с соисполнительством, так и с соучастием в тесном смысле, то

есть с разделением ролей, однако в последнем случае должно быть не менее двух

соисполнителей. Такая форма соучастия повышает опасность совершенного преступления

и учитывается законодателем в качестве отягчающего (квалифицирующего) обстоятельства.

Например, при краже (п. “а” ч. 2 ст. 158), мошенничестве (п. “а” ч. 2 ст.

159), присвоении или растрате (п. “а” ч. 2 ст. 160), грабеже (п. “а” ч. 2

ст. 161), разбое (п. “а” ч. 2 ст. 162), вымогательстве (п. “а” ч. 2 ст. 163).

     4. В соответствии с ч. 3 ст. 35 преступление признается совершенным организованной

группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся

для совершения одного или нескольких преступлений. Данная форма соучастия

отличается от предыдущей признаком устойчивости. Этот признак обычно предполагает

умысел соучастников на совершение не одного, а нескольких преступлений (например,

организованная группа создана для совершения квартирных краж). Однако устойчивость

может выражаться и в тщательности подготовки одного преступления. Пленум Верховного

Суда Российской Федерации в своем постановлении “О судебной практике по делам

о вымогательстве” от 4 мая 1990 г. N 3 (с последующими изменениями) указал:

“Под организованной группой, предусмотренной в качестве квалифицирующего признака…

следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом

на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа

тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками,

оснащается техникой и т. д.” (Бюл. ВС РСФСР, 1990, N 7, с. 8 – 9). Совершение

преступления организованной группой применительно к ряду составов предусматривается

законодателем в качестве особо отягчающего (квалифицированного) состава преступления.

Например, при краже (п. “а” ч. 3 ст. 158), при присвоении или растрате (п.

“а” ч. 3 ст. 160), при мошенничестве (п “а” ч. 3 ст. 159), при грабеже (п.

“а” ч. 3 ст. 161), разбое (п. “а” ч. 3 ст. 162), вымогательстве (п. “а” ч.

3 ст. 163). Согласно ч. 6 ст. 35 УК создание организованной группы в случаях,

специально не предусмотренных Особенной частью УК, влечет ответственность

за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

     В соответствии с ч. 5 ст. 35 лицо, создавшее организованную группу или

преступное сообщество либо руководившее ими, подлежит ответственности за их

организацию и руководство в случаях, предусмотренных Особенной частью УК,

а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом

преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной

группы или преступного сообщества несут ответственность за участие в них в

случаях, предусмотренных Особенной частью УК, а также за преступления, в подготовке

или совершении которых они участвовали.

     5. В соответствии с ч. 4 ст. 35 преступление признается совершенным преступным

сообществом, если оно совершено сплоченной организованной группой, созданной

для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Преступное сообщество

– наиболее опасная форма соучастия. От организованной группы оно отличается

признаком сплоченности и целевой установкой на совершение определенных тяжких

и особо тяжких преступлений. Сплоченность предполагает обычно наличие в преступной

организации сложных организационно-иерархических связей, тщательной конспирации,

наличие в обороте значительных денежных средств, установление связей с правоохранительными

органами (коррумпированность), наличие системы защитных мер (внутренняя контрразведка),

наличие охранников, боевиков и наемных убийц. Преступное сообщество, как правило,

предполагает вооруженность соответствующей преступной организации новейшими

видами оружия, в том числе и зарубежного производства.

     Специфика особой опасности преступного сообщества такова, что законодатель сам факт создания преступного сообщества считает самостоятельным и оконченным преступлением. Так, состав организации преступного сообщества (ст. 210 УК)

образует организация преступного сообщества (преступной организации) для совершения

тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом

(организацией) или входящими в него структурными подразделениями. Самостоятельным

преступлением является и бандитизм (ст. 209 УК), в том числе и создание устойчивой

вооруженной группы (банды) с целью нападения на граждан или организации, а

равно руководство такой группой (бандой). В обоих случаях указанные действия

квалифицируются по соответствующим статьям Особенной части УК.

     6. Согласно ч. 7 ст. 35 УК совершение преступления группой лиц, группой

лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом

влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных Уголовным

кодексом (в соответствии с п. “в” ч. 1 ст. 63 УК эти обстоятельства признаются

отягчающими наказание).

Источник: http://www.bibliotekar.ru/ugolovnyi-codex/70.htm

Комментарий к СТ 35 УПК РФ

Комментарий к ст 35 ук

Статья 35 УПК РФ. Изменение территориальной подсудности уголовного дела

Комментарий к статье 35 УПК РФ:

1. Постановлением Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан от 16.03.

1998 было признано, что “передача дела вышестоящим судом из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд не противоречит Конституции РФ, если осуществляется в рамках судебной процедуры при наличии указанных в самом процессуальном законе (как в статьях о подсудности, так и в иных его статьях) точных оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и, следовательно, подлежит передаче в другой суд”. Законодатель попытался учесть в новом УПК эти положения, предусмотрев в ст. 35 Кодекса три основания для изменения территориальной подсудности (пункт 1 и подпункты “а” и “б” пункта 2 части 1), а также процедуру для решения этого вопроса (часть 3).

Однако, как представляется, положения ком. статьи не вполне гарантируют требование ч. 1 ст. 47 Конституции РФ о том, что “никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом”. Во-первых, территориальная подсудность, согласно п. п.

1 и 2 ч. 1 ст. 35 УПК, может быть изменена по “ходатайству стороны”, причем не уточняется, какой. Следовательно, это может произойти не только по ходатайству обвиняемого (подсудимого), потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, к которым и обращено содержание ч. 1 ст.

47 Конституции, но и по ходатайству стороны обвинения. Во-вторых, в п. 1 ч. 1 ст. 35 УПК изменение подсудности допускается при удовлетворении отвода, заявленного стороной “всему составу соответствующего суда”. Но состав суда – понятие юридически определенное, – так называется ст.

30 УПК, в которой речь идет о процессуальном составе суда, рассматривающего конкретное уголовное дело, а не о всех судьях, состоящих в штате районного, городского, областного или другого суда как учреждения.

Заявление же отвода судьям, рассматривающим данное дело (“составу суда”), – явно недостаточный повод для перенесения рассмотрения дела в другой суд.

В-третьих, изменение подсудности возможно не только по ходатайству стороны или с согласия обвиняемого, но и по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, без учета мнения сторон.

По смыслу подпункта “а” пункта 2 части 1 данной статьи председатель вышестоящего суда (его заместитель) по предложению (“инициативе”) председателя суда нижестоящего может изменить подсудность, когда все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу (если это является основанием для их отвода).

Причем, в отличие от п. 1 ч. 1 этой же статьи, закон не требует, чтобы при этом кем-либо из участников процесса обязательно был заявлен отвод судьям, – по-видимому, достаточно вывода председателя суда о наличии основания для отвода по ст. 63 УПК.

Такой способ изменения подсудности в другой также идет вразрез с названным конституционным правом на естественного судью, поскольку допускает неконтролируемую стороной передачу дела в другой суд, а значит, и возможность злоупотреблений.

В-четвертых, согласия одних только обвиняемых на изменение территориальной подсудности дела, о котором говорится в подпункте “б” пункта 2 части первой ком.

статьи, недостаточно для обеспечения конституционного права каждого на естественный суд, ведь каждый – это не только обвиняемый, но и потерпевший и другие участники процесса, которые могут считать, что в суде рассматривается именно его дело.

2. В судебной практике нормы о передаче дела по подсудности иногда толкуют расширительно: подпункт “а” п. 2 ч. 1 ст.

35 применяется и в случаях, когда в составе суда нет судей для рассмотрения дела по иным, помимо отвода, причинам.

Конституционный Суд РФ не признает это нарушением права обвиняемого, если данное решение принимается с его согласия (Определение Конституционного Суда РФ от 07.06.2011 N 747-О-О).

3. Согласно ч. 3 ст. 35 УПК РФ вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела разрешается с участием заинтересованных лиц в случае их явки в судебное заседание, что предполагает обязательное уведомление этих лиц о дате проведения судебного заседания по рассмотрению указанного вопроса (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ N 50-О10-34).

4. Части 4 – 7 комментируемой статьи предусматривают передачу дел по некоторым преступлениям для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд по месту совершения преступления. Как отметил КС РФ в своем Постановлении от 06.04.

2006 N 3-П, военные суды не являются чрезвычайными судами; как и иные специализированные суды, они формируются в системе судов общей юрисдикции для рассмотрения определенной категории дел; принципы деятельности, объем полномочий и их реализация, порядок производства в этих судах, по существу, не отличаются от общего порядка и характеризуются лишь усилением специализации, целью которой является наиболее полное и квалифицированное рассмотрение той или иной категории дел, обладающих значительной спецификой, что присуще специализированным судам в современном демократическом правовом государстве.

Вместе с тем представляется, что отнесение к компетенции окружных военных судов Российской Федерации уголовных дел об указанных в ч. 4 ком. статьи преступлениях, совершенных лицами, не имеющими статуса военнослужащих, и соответственно распространение судебной власти военных судов за пределы Вооруженных Сил РФ могут рассматриваться лишь как временная мера.

Закон не указывает, в каком порядке проводится судебное заседание: в таком же, который указан для других случаев изменения территориальной подсудности в части третьей статьи 35 УПК Российской Федерации (которая ссылается на статью 125 УПК), или в каком либо ином порядке; как обеспечивается право сторон, в том числе потерпевшего от преступления, довести до суда свою позицию; где проводится заседание коллегии из трех судей Верховного Суда РФ – в Верховном Суде РФ или они выезжают в тот субъект Федерации, в котором рассматривается вопрос о подсудности; каким образом устанавливаются основания для изменения подсудности – реальная угроза безопасности участников судебного разбирательства – путем непосредственного исследования доказательств или на основании письменных (секретных) материалов ОРД. Представляется, что решение о передаче уголовного дела по подсудности как акт правосудия должно быть основано только на доказательствах, отвечающих требованиям допустимости, достоверности, достаточности и, соответственно, проверяемости в суде второй инстанции.

Источник: http://UPkod.ru/chast-1/razdel-2/glava-5/st-35-upk-rf/kommentarii

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.