Как воруют в супермаркетах

Откровения магазинных воров:

Как воруют в супермаркетах

…Мы общаемся в популярной социальной сети, сразу договариваясь: никаких адресов, явок, паролей, только ник.

Мой собеседник любит фантастику. Ему 27. Шоплифтер с трехлетним стажем. Несмотря на высшее образование, работает оконным мастером по вызову, но денег на красивую жизнь все-таки не хватает. Расспрашиваю его о том, как все начиналось.

— Сейчас у меня нет страха, потому что я знаю, что делаю, как это нужно делать и что мне за это может быть. А первое время я чувствовал дикий страх и адреналин. Это настоящий разрыв шаблона. Человек даже не представляет, насколько глубоко в подкорке сидят эти моральные устои.

Тебе постоянно кажется, что охранники все знают и просто делают вид, что не наблюдают за тобой. Когда выходишь из магазина, наступает некое опустошение: А после 5–10 раз приходит самый опасный момент: теряется бдительность, аккуратность, внимательность.

Ты уже начинаешь жадничать, брать больше и чаще, чем нужно.

— Случались ли провалы?

— Да, но нечасто. У меня было всего 5 раз из более чем тысячи заходов — думаю, неплохая статистика.

— Как это было?

— Маленький супермаркет. В первый день «взял» (украл. — Авт.) бутылку хорошего виски. Дня через три снова этот же магазин, тоже алкоголь. Там монитор видеонаблюдения прям возле кассы, так что видно, когда за залом следят.

Я заметил, а они увидели, что я занервничал. Купился на то, что сняли человека с наблюдения. В общем, надо было выложить товар, а я пожадничал.

Оказалось, за эти дни был перерасчет, и пропажу заметили, по видеокамерам вычислили и ждали…

— Пользуетесь ли какой-нибудь спецтехникой?

— У меня есть магнит-съемник, но я с ним не хожу. Если с ним попадешься, это будет уже совсем другой разговор с охраной. Хватает и того, что можно без него взять: мясо, рыбу, кофе, химию, шоколад. Все самое лучшее.

— В общем, на скромных товарах специализируетесь.

— Я не охотник за трофеями, поэтому беру то, что нужно, в пределах суммы административного правонарушения. Бутылка хорошего виски или коньяка — это максимум.

…Магазинные воры — головная боль крупных торговых центров. Суммы потерь могут доходить до миллионов рублей. Пожалуй, самый чувствительный урон наносят шоплифтеры.

Чаще они орудуют в одиночку. За сговор наказание строже, это уже статья 158 УК РФ, часть 2, пункт «а» — «Совершение кражи группой лиц по предварительному сговору».

Еще недавно шоплифтеры ограничивались кражами товаров не дороже одной тысячи рублей — это лишь административная ответственность.

Чаще всего стороны договариваются об уплате штрафа в размере до пятикратной стоимости похищенного, но бывает, дело заканчивается административным арестом на срок до 15 суток. Правда, все это не касается рецидивистов.

flickr.com Недавно Госдума наряду с побоями декриминализировала и мелкие кражи до 2,5 тысячи рублей, но магазинные воры все равно стараются не рисковать.      

На одном из тематических форумов пойманные с поличным шоплифтеры делятся переживаниями. «Мне за 420 р. дали 240 часов исправительных работ, хотя я не успел распорядиться похищенным и был задержан на крыльце магазина, — жалуется некий Саня. «Взял бутылку коньяка за 800 рублей, поймали в магазе на кассе, по полной 15 суток!» — вторит ему Виктор А.

«Вот и меня поймали. Думала, что такого со мной не произойдет, — делится Яна. — Взяла на 700 рублей косметики, расплатилась другим товаром. Выхожу, а за мной охранник. Завели в подсобку, грозили, что вызовут полицию.

Минут 10 уговаривала. Хорошо, что начальник службы безопасности хороший мужик оказался. Отпустил, а могла бы сегодня ночевать в «обезьяннике». Пришлось оплатить в тройном размере.

Такого стресса никогда еще не испытывала…»

Внешне шоплифтеры никогда не выбиваются из толпы: одеваются аккуратно, ведут себя неприметно. Излюбленные места — гипер- и супермаркеты. Осенью и зимой краж на 30–40% больше, чем в весенне-летний период.

Это понятно: воришкам под теплой одеждой легче спрятать украденное. В выходные и перед праздниками количество краж возрастает.

В рабочие дни пик приходится на 17–20 часов, когда в торговом зале много покупателей, и за каждым уследить невозможно.

Тащат все, что плохо лежит. И алкоголь, и косметику, и одежду, и инструменты, и продукты питания. В аптечных сетях самообслуживания тырят обезболивающие, витаминные, противозачаточные препараты и лечебную косметику.

По статистике, больше всего страдают магазины, торгующие брендовой косметикой и парфюмерией.

Учитывая уровень цен, можно себе представить, что за несколько минут шоплифтеры наносят магазину ущерб на пару-тройку десятков тысяч рублей…

Изобретательность воришек не знает границ. Есть умельцы, способные напялить на себя три пуловера, незаметно сунуть в карман несколько пар дорогих трусиков или натянуть костюм вместе с вешалкой. В одном из сетевых магазинов известной марки поймали иностранку, которая пыталась вынести под одеждой сорок деревянных ароматических шариков!

Если бдительный продавец или охранник заметят, что очередной злоумышленник прячет, к примеру, плоскую бутылочку коньяка во внутренний карман куртки, ничего сделать нельзя. Клиент всегда прав, даже если ему почему-то удобнее нести вещь за брючным ремнем, а не в корзине.

В такой ситуации персоналу остается только одно — ненавязчиво сопровождать покупателя до кассы, оставляя ему возможность оплатить покупку. Опытные воришки, почуяв неладное, избавляются от товара в торговом зале и покидают магазин с пустыми руками. Кого-то задерживают на выходе или преследуют на улице. Пару раз я была свидетелем такой погони.

Догнать молодого, спортивного мужчину не всегда удается. Это вам не бабушки с пачкой масла или творога — легкая добыча для магазинных секьюрити.

…Сергей — админ одной из групп в соцсети и гуру в этой области. К шоплифтингу пришел несколько лет назад, когда это движение было на пике популярности. Его родители ничего не знают об опасном хобби двадцатилетнего сына-студента, в тайную жизнь которого посвящены только некоторые друзья, как правило, разделяющие «увлечение» шоплифтингом.

Сегодня его паблик достаточно раскрученный и насчитывает свыше трех тысяч участников. Это не так уж мало для сообщества, не раз подвергавшегося блокировке. Но «свято место» пусто не бывает: на месте закрытой площадки тут же появляется другая.

Вход в группу теперь платный. Сумма чисто символическая — 50 рублей, но это только первый фильтр, отсеивающий ненужных людей, случайных и любопытных. Дальше включается своеобразный фейс-контроль. Опытный админ на раз-два вычисляет нежелательный контингент, от которого можно ожидать неприятностей.

А чтобы случайный посетитель чего-нибудь не подумал, на сайте паблика написано: «Мы не призываем людей воровать и не несем ответственность за ваши поступки. Мы не обучаем воровству. Мы не знаем, где и что можно украсть. Воровать плохо, никогда этого не делайте!» Завершает эту сентенцию смайлик — куда ж без иронии?

— Группы постоянно блокируются, — сетует Сергей, — раньше их было много, а число подписчиков достигало 100 тысяч. Но сейчас их осталось всего несколько, и админам приходится делать их закрытыми, либо очень ответственно подходить , чтобы группу не заблокировали из-за цензуры.

О шоплифтинге Сергей в свое время тоже узнал из Интернета, а точнее, из того самого известного сообщества, которое было в итоге заблокировано. Не секрет, что такие интернет-площадки становились «школами жизни» для начинающих. Там можно было легко приобрести оборудование для магазинных краж.

— Спустя неделю после нахождения в группе мне захотелось попробовать все на практике, уж очень был вдохновлен контентом, — рассказывает он. — Решился не сразу, и первый раз был психологически очень тяжелый.

Самым трудным стал момент, когда прячешь товар, но когда это было сделано, то появлялось некоторое облегчение, подобное «ну всё, назад пути нет». В принципе, эти ощущения присутствуют каждый раз, но со временем ты их замечаешь все меньше и меньше.

После каждого успешного выноса присутствует эйфория, а сам процесс лифтинга можно сравнить с квестом.

Интересуюсь экипировкой опытного шоплифтера.

— Экипировка нужна только для товаров с «алмарами» — магнитиками и наклеечками, но этими средствами защиты снабжен не весь ассортимент, а в основном только дорогие вещи: одежда, алкоголь, книги, техника, — Сергей не скрывает секреты ремесла.

flickr.com

Он промышляет в основном продуктами, алкоголем, одеждой. На парфюм и технику не покушается, считая, что это достаточно рискованное занятие. Очень часто выносит бытовую химию (шампуни, зубные щетки и т.д.). Но обычно старается особо много не набирать, так как при превышении определенной суммы при задержании административная ответственность может легко поменяться на уголовную.

— У меня нет цели заработать на этом «деле», и поэтому не вижу смысла в больших рисках. Лично я больше ищу в шоплифтинге острые ощущения. Мне кажется, этим мы и отличаемся от тех же старушек, которые оказываются заложниками обстоятельств и просто вынуждены идти на кражу, чтобы хоть как-то прожить.

— Получается, что шоплифтинг — это философия? Ваши единомышленники называют процесс «освобождением товара»…

— Идейная составляющая, если в двух словах, заключается в том, что магазины делают большую наценку на продукты, а также закладывают в стоимость проценты на случай, если товар будет украден, испорчен и т.д., плюс налоги. Поэтому, если выносить вещи бесплатно, я не оплачиваю все эти накрутки магазина.

Пока другие пользователи социальных сетей постят кошечек-собачек и прочее ми-ми-ми, новые робин гуды вывешивают в группах свои магазинные «трофеи». Чем дороже товар, тем круче. Если кому-то хочется просто похвастаться, то кто-то включает маленький бизнес: «Выбираете одежду в … (следует название торгового комплекса), я покупаю ее и продаю со скидкой 50%. Все просто и БЕЗ ПРЕДОПЛАТ!»

На странице одного из сообществ мне встретилось такое экзотическое предложение, как возможность поучаствовать в шоплифтинг-сафари. Желающим гарантирован мощный выброс адреналина. Целевая аудитория — те, кому хочется почувствовать себя настоящими шоплифтерами. Надо ли говорить, что специфическая противозаконная услуга предназначена только для состоятельных людей.

«Проверь себя на смелость и ловкость! Прояви свои аналитические способности!» — призывает автор идеи. Спрашивается, при чем здесь сафари? При том, что, оказывается, шоплифтинг — это та же охота, вот только «зверь», на которого придется идти, намного умнее и коварнее четвероного обитателя африканских джунглей.

«В шоплифт-охоте у всех шансы равны. Шоплифтер борется за то, чтобы незаметно вынести нужную вещь, охранники или консультанты делают все, чтобы не дать этот товар вынести».

Для тех, кто сомневается в законности магазинного сафари, следует пространное разъяснение: якобы нарушения Уголовного кодекса не будет, так как «трофей» совсем не обязательно оставлять себе. Его следует вернуть в магазин так же незаметно, как вынесли.

Ну, а если участник игры не захочет расстаться с вещью, вся ответственность ложится на его плечи, ибо никто не призывает воровать. Шоплифтинг они по ощущениям приравнивают к экстремальному виду спорта. Но и это еще не все.

На сафари новичку обеспечено сопровождение в лице экскурсовода и консультанта, причем в роли выступят лучшие шоплифтеры с богатым опытом.

Что будет с «охотником», если его «обыграет» охранник? Чтобы рассеять последние сомнения потенциального клиента, ему объясняют, что даже в этом случае он ничем не рискует. Достаточно заплатить за украденный товар или… просто сослаться на игру, показав переписку!

Представляю себе реакцию охранника, который неожиданно для себя стал участником криминальной игры! Думаю, что финишировать игроку придется уже в полиции.

В социальных сетях движение шоплифтеров достаточно еще популярно. Они рекрутируют все новых и новых наивных и доверчивых, верящих на слово пользователей в свои ряды. Особенно падки на красивые слова и сказки про адреналин несовершеннолетние. Им ведь не очень свойственно думать о последствиях…

А подумать стоит.

Совершенно очевидна противозаконная подоплека подобного «хобби», и не важно, будет это только административное правонарушение или уголовное преступление, отпустит вас дяденька-охранник или пойдет на принцип, подобный эпизод в биографии может испортить вашу молодую репутацию и иметь печальные последствия в будущем, когда винить придется только самого себя, а не тех, которые вывешивают трофеи в соцсетях.

В России нет отдельной статистики по учету краж, совершаемых так называемыми шоплифтерами в торговых сетях. Но, по данным американской Национальной ассоциации предотвращения краж в магазинах (NASP), каждый одиннадцатый человек хотя бы раз в жизни занимался шоплифтингом.

Профессионалов среди магазинных воров не много, всего около трех процентов. Больше половины взрослых шоплифтеров дебютировали в подростковом возрасте.

Так что иногда, наверное, неплохо присмотреться к увлечениям и хобби своих детей, чтобы вовремя заметить, где они находят свой адреналин.

Источник: https://www.mk.ru/social/2017/12/07/otkroveniya-magazinnykh-vorov-za-tysyachu-zakhodov-poymali-pyat-raz.html

«Воруют абсолютно все». Как устроена работа охранника супермаркета

Как воруют в супермаркетах

«Проспект Мира» анонимно поговорил с бывшим охранником крупного супермаркета о ворующих покупателях и сотрудниках, о скучающих дамах в шубах и профессиональных ворах-гастролерах — и о том, почему вневедомственная охрана была лучше Нацгвардии.

Я работал охранником в супермаркете в ночную смену два года, с шести вечера до шести утра. Собеседований там как таковых нет. Тебе дают три дня на стажировку, и если нормально себя показал, то берут. Поэтому бывает, что устраивается какое-нибудь быдло районное, которое: «Эй, слышь, иди сюда, показывай, что в карманах». Из-за них охрана в супермаркетах ассоциируется с дерзостью и грубостью.

На самом деле ты должен расположить к себе человека. Даже если он что-то своровал, если посылает на [далеко], нужно вежливо обращаться: «Здравствуйте, пройдемте, пожалуйста». Если только это уже не конкретная наглость, когда у чувака из одного кармана бутылка водки торчит, из другого — палка колбасы.

Как воруют?

Охрана в красноярских супермаркетах работает по-разному. В «Красном яре» основная задача — смотреть в камеру, а в зале ты дежуришь, когда большой поток покупателей идет. В «Командорах», «Аллеях» и других гипермаркетах ты, наоборот, стоишь на кассе или по залу шорохаешься.

Отдельная тема с дискаунтерами. Когда они только появились, охраны там не было вообще. По крайней мере, в «Батонах». Люди это чокнули и выкатывали оттуда товар просто корзинами. Недостачи были на 200-300 тысяч за месяц. Появилась охрана — всё затихло ненадолго. Если в супермаркетах воруют по чуть-чуть, то в дискаунтерах оптом.

Я отработал два года, и за это время у меня чуйка выработалась на подозрительных личностей. Хожу по супермаркетам и вижу, как люди просто по дикой таскают.

Недавно один чувак в гипермаркете вынес в шапке стопку шоколадок «Киндер». Говорю охраннику: «Друг, у тебя сейчас человек с полной шапкой ушел». А он клювом щелкает: «Где?» — «Вон, в бахилах красных».

То есть по магазину ходил чувак в красных бахилах, но никто на него внимания не обращал.

Воров выдает поведение. Большинство прохаванных жульбанов или просто взрослых людей, задумавших кражу, смотрит на потолок — вычисляют камеры. Если человек посмотрел в камеру, он точно что-то сделает. Молодежь — они отморозки, на камеры не смотрят вообще: несут что-то в руках, хоп — и в карман.

Что воруют?

Большинство краж происходит на кассах: шоколадки, жвачки и всякая другая мелочь. Там в очередях собирается куча-мала и за всеми уследить сложно. Распихивается всё по рукавам и карманам. Зимой проще, потому что у всех шапки, шарфы, пуховики с большими карманами и капюшонами.

Большой популярностью пользуются товары, которые у нас называют «группа повышенного контроля». Это станки для бритья по косарю, крема по 300-400 рублей за баночку — они легко влазят в ладонь и в карман. Красная икра, красная рыба, кофе и элитный алкоголь: коньяк, виски, бренди, настойки. Водка не элитка, но ее тоже воруют.

Вообще всё зависит от человека: студенты воруют мелочовку, бабулька никогда не возьмет шоколадку или жвачку — ей надо сыр или колбасу. Еще бабульки очень любят кофе.

Кто ворует? Бабульки, студенты, бомжи и дамы в шубах

Воруют абсолютно все.

В супермаркете на Мира воровала женщина, которая ездила на «мерсе» в последнем кузове и ходила в шубе тысяч за 300. Она просто выносила корзину с продуктами, делая вид, что идет к банкомату у выхода. Тыкала в банкомат, смотрела, что за ней никто не вышел, и уходила.

Она так четыре раза корзину выносила, пока её не поймали. Зачем? Ради прикола, говорит. Богатые люди воруют ради экстрима. Средние слои населения просто не хотят платить. Мне женщина одна говорила: «Да я на полторы тысячи у вас купила, еще и 70 рублей за сыр платить?!»

Один раз мы приняли полицейского в форме и при погонах. Он ходил по залу и просто набивал мелочевкой карманы. Мы с напарником его завели в каморку охранную — он целую гору шоколадок и жвачек на стол вывалил. Мы просто офигели: «Ты серьезно?!» — «Да вообще плевать, — говорит. — Чё вы мне сделаете?». Ну, мы наряд на него вызвали.

Бомжи ходят, наверное, по всем центровым магазинам. А с бомжа и взять-то нечего — он даже за бутылку водки, которую украл, не сможет рассчитаться. Ты его трясешь, хлещешь, орешь на него, но проходит дня два и он опять приходит воровать. Спрашиваешь у него: «Ты совсем [рехнулся], что ли?» — «А что мне делать? Я есть хочу».

Любят воровать бабульки, которые приходят со своими сумками, котомочками — большими вещмешками такими. Такая бабка не пользуется корзинками, она накидает все в сумку, а на кассе что-то из этого не вытаскивает. Доходит до того, что когда видишь бабушку, ставишь «зарубки» на бумажке, сколько товаров она себе положила, а потом на кассе вычеркиваешь, сколько из них выложила.

Когда ловишь бабушек, они всё отрицают до последнего: «Это мое», «Это не из вашего магазина» или «Это я раньше сюда заходила, тогда и купила». Некоторые даже когда мотаешь запись, где она эту колбасу в сумку кладет, всё равно говорят: «Да это не я».

Конечно, они пользуются своим возрастом: приступы удушья разыгрывают, эпилепсию, инфаркты, истерики, слезы, угрозы. У меня была одна бабуля — она за раз изобразила вообще все болезни, какие бывают. Бывали случаи, когда ты бабулек отпускал, чтобы они на кассе расплатились, а те просто убегали.

Студенты воруют. Знакомый охранник рассказывал, что «Командор» на Вузовском каждый месяц закрывается с недостачей тысяч в 300. Магазин, во-первых, стоит возле общаг СФУ. Во-вторых, там камеры ужасно неудобно расположены: ты просто не видишь, что происходит. А зайдет толпа тувинцев, человек пятнадцать, и ты попробуй усмотри за всеми.

Кто ворует? Рецидивисты и гастролеры.

Как-то в магазин зашел чувак, который у меня сразу вызвал подозрение. Чмошник такой, шел по залу и что-то хавал: положил в кабинку свою сумку, горсть чего-то оттуда вытащил, идет и хавает. Потом взял корзину покупательскую и начал просто охапкой сметать с витрины всё: пять палок колбасы, две головки ламбера, молоко, еще что-то. Прямо с горочкой корзина получилась.

В хлебном отделе остановился, повернулся к камере спиной – вроде как печеньки выбирает. Долго так стоял, елозил чего-то, я думал, печенье ест. Вот он поворачивается — а у него корзина почти пустая.

Я почти подпрыгнул, думаю: куда ты дел это всё? А чувак в пуховике был, под ним свитер вязаный такой, широкий. Он куртку распахнул и у него в этой кофте огромный такой «аппендикс» из товаров торчит.

Он его — хоп за спину, куртку застегнул и пошел вразвалочку на кассу.

Встает в очередь, в корзине — два пакета молока и брынзы кусочек. А очередь долго тянется и он эту корзину оставляет на кассе, идет к выходу. Я всё это время на низком старте ждал, чтобы его не спугнуть.

Чтобы понимать: в кассовой зоне на полу в супермаркетах наклеена полоска. Пока человек за ней — он в магазине, ему нельзя ничего предъявить; перешагивает эту полоску — он вне магазина, можно задерживать.

Я вышел из охранки, думаю: беги, чувак, просто беги. А он наоборот — останавливается, достает из кармана духи, брызгается ими, вытирает лицо платком, потом кладет всё это в карман — и на выход.

Подходит к кабинке, достает свою сумочку и опять хавает стоит. И только тут разворачивается и видит меня. Бежать уже поздно, что делать, он не знает — и он начинает плакать. И шепчет: «Не бей.

Пожалуйста, только не бей».

В конечном итоге его три наряда приехали принимать: чувак в двух розысках был, с тремя непогашенными судимостями, и у него еще при себе кусочек кое-чего нашли. Он на меня заявление написал, что я его избил, хотя я его пальцем не тронул. Через пару дней его закрыли, но он перед этим еще один супермаркет успел тысяч на пять обчистить — вынес в семь утра элитной алкашки.

Еще развелось много воров-гастролеров, которые действуют по одной схеме. Двое парней заказывают таксишку, проезжают по магазинам и в каждом что-то воруют.

Заходят оба, потом разделяются и один отвлекает на себя внимание мелочевкой — допустим, шампунь за пазуху прячет.

Ты это видишь, думаешь: «Ага, поймал тебя», а второй в это время по-тихому бутылку вискаря сует в штаны, выходит, прыгает в тачку и всё. Первый остается и на кассе оплачивает товар, который как бы только что крал.

Покупают на сто рублей, крадут на полторушку. Они берут только дорогие товары: банки кофе по 600 рублей, алкашку по две-три тысячи, икру, бритвенные станки. И это секундное дело, ты просто даже не успеваешь понять, что произошло. В супермаркете на Мира чувак рекорд поставил — за девять секунд вынес бутылку виски.

Мы с одним таким гастролером разговаривали. «Это, — говорит, — моя работа. Ваша работа — жуликов ловить, моя — воровать. Я ничем другим больше не зарабатываю». Они выстраивают себе маршрут, ловят такси или знакомого на машине, дают ему рублей 700 или косарь. Сами из каждого магазина, грубо говоря, по косарю выносят.

Кто ворует? Сотрудники. 

Свои воруют тоже. Бывает, нормально общаешься с кладовщиком, а он у тебя из-под носа таскает. Кто-то устраивается и через месяц ловится на краже, кто-то может работать семь-восемь лет, всё это время воровать и вообще не вызвать подозрений.

Был кладовщик, который знал, как мы работаем, и ходил по утрам воровать в наш пересменок.

В шесть утра я уезжал домой, в девять приходил мой сменщик — между этим временем в большинстве супермаркетов охраны не было.

И этот чувак каждые два дня ровно в 7:11 приходил и забирал по стандарту: две бутылки элитного алкоголя, две бутылки водки, две палки колбасы. За одну неделю вынес продуктов на 12 тысяч и алкашки на 20.

Иногда магазин кидают поставщики. Они привозят товар, выносят его на склад, пацаны-кладовщики пересчитывают, и, если защелкались, то поставщик хоп — и две коробки с шоколадом незаметно уносит обратно в машину. По документам весь товар принят, а в реале недостача.

Ну, так же и мы делали: пока поставщики щелкали, мы с кладовщиками пару коробок у них забирали. Как они к нам относятся, так и мы к ним. Другого выхода нет.

Потому что за каждую недостачу ты в конце месяца или в промежуточных ревизиях получаешь хороших люлей и платишь из своего кармана. Максимальная зарплата, которая у меня была, — 18,3 тысячи рублей с премией за 15 рабочих дней.

Недостача за неделю может реально достигать 20 тысяч, и никому не хочется в конце месяца получить 11 косарей.

С охранников снимают недостачу по группам товаров повышенного контроля — тех, которые чаще воруют. Другой пропавший товар оплачивают продавцы — но это на усмотрение управляющей, если она скажет: «Девочки, это ваш косяк». В большинстве случаев управляющие звонили нашему начальнику и говорили: «У нас тут недостача по колбасе 30 тысяч рублей. Давайте-ка твои ребята что-нибудь придумают».

Что придумывают?

В большинстве случаев конфликт пытаются решать без полиции. Многих попавшихся достаточно просто припугнуть полицией, и у них сразу находятся деньги, чтобы оплатить товар, хотя до этого говорили про 100 рублей в кармане.

Если человек адекватный, ты просто предлагаешь ему оплатить шоколадку, которую он своровал, в пяти- или десятикратном размере. С алкашкой сложнее: бутылка, которая уже ходила по кассе, из-за акцизов второй раз не пробьется. За нее берется наличка, грубо говоря, в том же самом пятикратном размере.

Эти деньги потом идут в недостачи, в то, что недоглядели. Допустим, у тебя в конце месяца не хватает шоколада на три-четыре тысячи — ты их жуликами и оплачиваешь. У нас девочка за сворованную жвачку две банки кофе так купила.

Есть и принципиальные сети: в «Командоре» на любую кражу вызывают полицию. У меня был напарник — он пожалел и отпустил женщину, которая полную коляску детского питания наворовала. Я на следующий день зашел в «Командор» через дорогу — а ее там принимают, потому что она наворовала того же детского питания. Орала, ментам деньги предлагала, но ее оформили.

Вневедомственная против Нацгвардии.

Когда надо вызывать ментов, то нажимаешь тревожную кнопку. Раньше по ней приезжала вневедомственная охрана, а теперь — Нацгвардия. И вот гвардейцам реально плевать на всё. Они могут ехать на вызов час, хотя так-то это группа быстрого реагирования.

Пацаны из вневедомственной за две минуты с калашами в касках доезжали — «Гранта» их чуть ли не боком на парковку залетала. А Нацгвардия пока приедет, посидит в машине, выйдут, потянутся, штанишки поправят, кофточку расстегнут, касочку снимут — и потом только вразвалочку пойдут.

Им же ничего не надо — у Нацгвардии нет плана. У вневедомственной охраны он был, полицейские-пэпээсники за ночь должны поймать, грубо говоря, трех алкашей, пять насильников и двух убийц. А в Нацгвардии у обычного патрульного зарплата сейчас 50-60 тысяч рублей. Они и сидят в уверенности, что в конце месяца свою денежку за ничегонеделание получат. 

Источник: https://prmira.ru/article/voruyut-vse-kak-ustroena-rabota-ohrannika-supermarketa/

Как устроено воровство в магазинах и борьба с ним

Как воруют в супермаркетах

Шоплифтер

Когда мне исполнилось 18 лет, я ушел из дома и начал жить с друзьями. Один парень рассказал мне, что ворует в магазинах, и так все началось: с ним мы ходили покупать муку с молоком, а в сумку клали все остальное. Мы считали на калькуляторе, чтобы взять на сумму до тысячи рублей, потому что так ты попадаешь только под административную ответственность.

На воровство одежды меня подсадил лучший друг. Я работал в магазине Quiksilver, а он заглянул туда и украл футболку. Я узнал об этом, когда он подарил ее мне и показал самодельную коробку из фольги и металлизированного скотча со словами: «С этим можно украсть что хочешь».

Охранники, как собаки, чуют страх. Поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?»

Первый раз я пошел с ним, чтобы посмотреть, как он ворует. Потом мы стали делать это вместе: пользовались одной коробкой и брали все что хотели. Мне нравилась не сама одежда, а процесс, адреналин, который я получал.

Нравилось, что люди зарабатывают по 30 тысяч, копят на бренды, а я просто беру вещь за 2–3 минуты и ощущаю себя лухарименом. Нравилось обманывать систему: я иду в Tommy Hilfiger в брюках Gant, надеваю дорогие часы, обувь Dr.

Martens, при этом у меня 100 рублей в кармане только на бутылку пива.

Из секонд-хендов тоже воровал, но это легко и не так интересно. Продавщицы замечали нас и орали: «Тунеядцы, воры!» Но это не останавливало, а только раззадоривало.

О системе шоплифтинга

Мы шли за обновками, когда появлялось хорошее предчувствие и настроение. Иногда я брал с собой девушку. Она узнала о том, что я шоплифтер, когда я при ней украл свитер.

Ее первой реакцией было: «Даня, Данечка, может, не надо?» Я ответил: «Просто принеси этот свитшот в примерочную». Потом она тоже захотела участвовать. Девушка заходила с сумкой, выбирала одежду, а я воровал. Украшения она сама брала.

Как-то протянула мне руку: «Смотри, что я по дороге успела взять». А в руке целая горсть сережек и цепочек.

Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью

Наша система была четкой. В примерочную мы брали много вещей, а между ними закладывали вещь, которая понравилась, — чаще всего продавец ее не замечал. Потом я клал ее в сундучок. Вот и все. Единственная проблема — охрана.

Нужно было сохранять спокойствие, активно беседовать, выглядеть простыми обывателями.

Охранники, как собаки, чуют страх, поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?» Он тогда сразу: «Извините, молодой человек, я ничего».

О задержаниях, штрафах и тюремной камере

Первый раз меня поймали, когда я был в нетрезвом состоянии и украл в подарок девушке кожаную куртку за тысяч 30. Я решил отметить трофей: положил куртку в камеру хранения, выпил, а потом решил и себе что-нибудь взять. Нашел рубашку и поло, сделал все как обычно.

Вышел, и меня остановил охранник. Я побежал. Людей было много, поэтому я споткнулся и упал. Я попросил откуп, договорился с охранниками о сумме, позвонил другу, но у него не было таких денег. Вызвали полицию.

Пришел мент, и я ему чистосердечное признание сделал: сказал, что мог бы купить, но жалко за такие шмотки платить деньги. Мы с ним поболтали, наладили контакт. Пока шли до участка, я даже пиво себе купил, наручники он мне не надел. Я дал подписку о невыезде и в тот же вечер поехал домой.

Позднее приехал в суд, сказал, что признаю свою вину и не буду так больше делать. Мне выписали штраф, а я продолжил воровать, конечно.

За продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого?

Второй раз поймали, когда я решил взять себе куртку Armani. Профольгированного пакета с собой не было, но я знал, что магнит не сработает, если к нему приложить телефон, на который поступает звонок. Мне звонил друг. Я вышел, и меня сразу остановили охранники. Мне заломили руки и отвели ждать полицию. Приехал полицейский — он оказался хорошим человеком.

Я сказал ему, что ничего не помню, что девушка бросила и я напился. Извинился. Он мне ответил: «Дань, но ты понимаешь, что у тебя была уже уголовная статья? Тебе придется сутки сидеть». Я и отсидел. Сосед в камере был тоже вором — интересный такой. Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью.

Я и после этого случая воровал.

Подробности по теме

«Мне нечего жрать, зато шкаф ломится от шмоток»: признания шопоголиков

«Мне нечего жрать, зато шкаф ломится от шмоток»: признания шопоголиков

Сейчас воровать одежду уже неинтересно, нужно серьезное дело. А вот за продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого? Особенно удобно весной, осенью и зимой: в большие пуховики все помещается.

Я беру семгу, колбаску, вырезку. С девушкой вместе мы тоже воровали: она обожала мороженое Mövenpick, но оно ужасно дорогое, а платить мы не хотели. Родителям тоже приносили дорогие продукты, а они удивлялись, откуда у нас такие деньги.

Я тогда вообще не работал.

В некоторых магазинах меня уже знают. Часто ходят охранники, переодетые в гражданскую форму, поэтому не всегда получается воровать. Но полицию они не вызывают — просто на входе останавливают.

Я беру что угодно ровно до той суммы, которая у меня есть с собой, чтобы суметь оплатить, если попадусь. В таких случаях я кошу под дурака, хлопаю глазами, говорю, что забыл достать продукты, и оплачиваю их.

Я хороший актер.  

Ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день

В России учет краж в розничной торговле не ведется. По данным Национальной ассоциации предотвращения краж в магазинах (NASP), ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день.

Каждый одиннадцатый человек хотя бы раз в жизни занимался шоплифтингом. 55% взрослых магазинных воров начали делать это в подростковом возрасте, и большинство из них не совершают никаких других правонарушений. Только 3% шоплифтеров продают ворованный товар.

Сумма, на которую совершается кража, варьируется от 2 до 200 долларов в зависимости от типа магазина. Большинство шоплифтеров покупают в месте, где украли товар, еще что-то. Британский центр исследований ретейла определил, что пик магазинных краж наступает ближе к выходным и большим праздникам.

Согласно Global Retail Theft Barometer, единственному глобальному исследованию издержек в ретейле, в 2015 году Россия попала на десятое место из 24 стран по сумме издержек.

В общем сумма издержек составила 9,04 миллиарда долларов, из которых 34% составил шоплифтинг, 14% — административные потери, 6% — мошенничество поставщика. Основную часть издержек, то есть 46%, магазины терпят из-за нечестных сотрудников. Этот показатель самый высокий именно в России.

А шоплифтеров, по данным исследования, больше всего в Нидерландах — там потери от магазинного воровства составляют 73%.

Пресс-секретарь сети супермаркетов «Азбука вкуса»

В каждом магазине есть видеонаблюдение — преимущественно оно и помогает предотвратить кражу. В отличие от гипермаркетов, в нашей сети есть возможность следить за каждым покупателем.

Наш контингент — это обеспеченные покупатели, у которых нет нужды красть. Но есть несколько типов людей, которые воруют в любом магазине: профессионалы, клептоманы и те, кто делает это ради интереса. Лица профессионалов известны, у нас есть их фотопортреты.

Когда охранник видит их, он передает информацию службе наблюдения, чтобы за человеком проследили. Для воров самая желанная цель — это дорогие продукты и крепкий алкоголь. Поэтому дорогостоящие напитки находятся под ключом, чтобы не было соблазна их похитить.

Случайные кражи у нас обычно не происходят — чаще всего это очень хорошо спланированная акция. В таких случаях мы понимаем, что в системе найдена брешь, и быстро закрываем ее. Во всех местах, где может случиться кража, есть видеокамеры, запись с которых мы постоянно просматриваем. У нас практически нет слепых зон.

Охранники обычно стоят у выхода из магазина, потому что именно там воры чаще всего начинают нервничать и выдают себя. В магазинах, где мощный трафик, есть смысл нанимать также охранников в гражданской форме. 

Дарья Шкарбан

Сотрудница магазина Zara

Однажды во время моей смены мужчина украл ботинки за 10 тысяч. В магазине не было менеджера, поэтому меня позвали к охране в комнату, где уже сидел пойманный вор и полицейский. Мне сказали, что по камерам было видно, как тот мужчина своровал ботинки, и попросили запомнить его. Я подписала бумаги, а потом этого человека отвезли в участок.

Мы, сотрудники магазина, не знаем, что происходит с пойманными. Наша задача, как продавцов-консультантов, проверять алармы (магниты для защиты от воровства. — Прим.ред.) на одежде, в примерочных и на выходе из примерочных через охранные ворота.

Но за воровством следит только охрана, когда смотрит в камеры. Если человек запищал на выходе, стал убегать или был замечен по камере за воровством, его приводят в специальную комнату, там вызывают полицейских, разбирают дело, смотрят записи и зовут консультанта.

Потом заполняются необходимые документы, и пойманного человека увозят в полицию.

Подробности по теме

Могут ли мошенники украсть деньги с моей карточки, если я покупаю онлайн?

Могут ли мошенники украсть деньги с моей карточки, если я покупаю онлайн?

Сотрудница магазина Springfield

У нас в магазине, к сожалению, нет камер, поэтому главное здесь — наша внимательность. За каждым посетителем наблюдает кто-то из продавцов. В выходные это делать сложно из-за потока — как раз тогда и воруют больше обычного. Мы закрепляем за собой позиции: вход, примерка, касса, зал. В примерочной мы выдаем номерки и считаем, кто сколько принес и сколько отдал. Но это не всегда получается.

Охранник может применять физическую силу в случаях, предусмотренных законом, то есть только в целях защиты имущества собственника от преступлений

Особенно мы должны следить за людьми с большими сумками. Чаще воруют то, что проще всего надеть на себя и уйти, а также то, что висит ближе к примерочной. Обычно снимают защиту с одежды или приносят с собой профольгированную сумку. Мы находим уже снятые алармы в карманах других курток, поэтому не знаем точно, кто и сколько вынес.

Если сработали охранные ворота, а человек ничего у нас не покупал, мы можем его попросить показать вещи. На самом деле мы не имеем права смотреть их, но если посетитель адекватный, он сам показывает. О любых подозрениях мы должны сообщать директору или администратору, а дальше либо они отпускают, либо зовут охрану торгового центра.

Подробности по теме

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Частный юрист в сфере гражданского права

Мелкое хищение на сумму до 2500 рублей — это административное правонарушение. За вторичное административное правонарушение и при воровстве на сумму больше чем 2500 рублей человек привлекается к уголовной ответственности.

Охранник может применять физическую силу в случаях, предусмотренных законом, то есть только в целях защиты имущества собственника от преступлений. А преступление — это то, что указано в Уголовном кодексе РФ, то есть кража на сумму больше 2500 рублей.  

Человек, который берет, например, консервы за 300 рублей, знает, что это не относится к преступлению и что охранник не имеет права применять к нему физическую силу.

Но охранник не знает, на какую сумму украл человек, и в законе не предусмотрена общая механика разрешения таких споров, поэтому в любом случае он будет задерживать.

Единственное, если совершено не преступление, а мелкая кража, считается, что охранник неправомерно произвел досмотр и задержание.

Если он просит показать сумку, человек может отказать ему, так как это его имущество, а у охранника на такое требование должно быть специальное указание закона. Поэтому в рознице так важно устанавливать видеонаблюдение — чтобы всегда можно было определить личность и предотвратить кражу.

Если кража произведена на сумму большую, чем 2500 рублей, составляется протокол, и следователь возбуждает уголовное дело не позднее чем в трехдневный срок, затем передает его прокурору.

В течение 10 дней прокурор рассматривает дело и при его утверждении направляет в суд. Обвинительные приговоры могут быть разные: штраф до восьмидесяти тысяч рублей, обязательные работы до 360 часов, принудительные работы или ограничение свободы на срок до двух лет, а также арест на срок до четырех месяцев.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/6042-kak-ustroeno-vorovstvo-v-magazine-i-borba-s-nim/

4 типа воров в супермаркете и их трюки: рассказ охранника Магнита

Как воруют в супермаркетах

Мне 20 лет, живу в городе Саратове. Работаю охранником два месяца. Немного, но даже этого времени хватило, чтобы повидать различный контингент народа.

Сколько в день случаев воровства происходит? Воришки бывают разные, на лбу у них не написано, что они воры, но грубая статистика выделяет следующие группы:

1. Дети и подростки: воруют в основном по мелочи. Шоколадки, жвачки, штучные конфеты, однако с ними мы (и лично я) боремся наиболее радикально, хотя убытка от них меньше всего. Объясню почему: такое воровство по мелочи может вырасти в более серьезное, и такие привычки надо резать под корень.

Ловим группу детей, нашли что-то — за шкирку и к СЭБ. Там у них берут телефоны, набирают мам и пап, дают телефоны детям и те сами говорят, что и на сколько украли. Держим их у себя, пока родители не приедут за ними сами, и только потом отпускаем. Жестоко, скажете? Да, жестоко.

Сколько слез, мольб было, что больше не будем, больше не вернемся.

Жалко ребят было, но не нельзя слабину им давать, почувствуют безнаказанность и оборзеют. В общем, сдавая воров предкам, мы становимся уверенными в том, что они не будут воровать не только здесь, но и вообще.

2. Мамки.

Тут уже посерьезнее в плане убытка, и эти отличаются наибольшей неприкосновенностью. Вой поднимет и потом хрен успокоишь. Тут главное быть вежливым, но твёрдым.

Стоять на своем, но не позволять себе лишнего, чтобы если начнет жаловаться, нечего было предъявить мне.

Вывозят в колясках, пряча под одеяла с детьми или даже под самих детей, иногда сунут ребенку какой-нибудь «Контик» и типа купили. Если я отберу, то включат дурака, дескать ребенка ругают.

«Я же сказала, что дядя отнимет».

Иногда «забывают» в кармашках от колясок. Детские коляски — это вообще козырной туз мамок. Типа не залезешь туда и всё такое.

Только на каждый туз есть джокер, этого они, к сожалению, не понимают.

3. Кавказцы или иностранцы. Самые безобидные и малочисленные группы воров. Они не орут, не бузят и, если их поймали, легко отдадут и оперативно свалят. Их особенность в том, что они включают дурака, дескать, русского не знают.

Только достаточно преградить им путь, показать пальцем на товар и помусолить в трех пальцах невидимую купюру (условный, всем знакомый, жест, который означает «плати») — они показывают, что нет денег, отдают и уходят. Как правило, одни и те же «актеры» два раза не появляются.

Поэтому их мы даже не сдаем СЭБ, хотя может и следовало бы.

4. «Профессиональные» воры. Вот этих козлов мы сдаем прямиком ментам вместе с записями камер наблюдения, которые им любезно предоставит Орлиный Глаз.

Мы так называем СБшников (служба безопасности), что сидят в помещении с мониторами, куда передаются изображения от камер видеонаблюдения. Действуют вечером, прикрываясь толпой людей. Поодиночке или группами. Воровать могут всё, что угодно.

От элитного алкоголя за 7к рублей до пачек презервативов. Все, что дорого стоит. У них много разных способов и тактик, но чаще всего их удается перехватывать.

Орлиный Глаз не сможет углядеть всех, мы тоже не все видим. Может, многое. Может, даже большинство, но не все. Ловим много, да. Единственное, что с уверенностью могу сказать — это в какие дни пытаются вынести больше или меньше.

Больше — в среду и пятницу. Среда — день скидки 10% в Магните, поэтому в этот день людей больше всего. Ну и воровать в такие дни проще. Пятница — многие покупают алкоголь, в том числе элитный, поэтому есть шанс вынести его.

Наиболее неблагоприятный для воровства — воскресенье. Людей меньше и следить за ними проще. Остальные уже получаются посередине.

Если человек начнет выеживаться при попытке досмотра (дескать, только в присутствии полиции), что делаем? Вызываем полицию.

И совершенно не боимся этого, потому что просим досмотреть только в том случае, когда мы уверены в этом на 100%, что я и писал выше. Однако на такие вызовы наша доблестная полиция почему-то не спешит, поэтому ждать иногда приходилось долго.

Поэтому покупатели сами дают досмотреть, мол, смотрите и оставьте меня в покое.

О самых интересных ухищрениях, к которым прибегали воры, чтоб уйти незамеченными.

Чувствую, сейчас многим я открою карты и расскажу лайфхаки. Перед этим хочу сказать читателям, что воровать плохо. Про эти ухищрения я расскажу на примерах из своего опыта.

В магните фрукты, овощи, полуфабрикаты, морепродукты, пельмени и прочий развес стоят открытые.

Собирать их и взвешивать должны сами покупатели. После взвешивания из сканера вылезет стикер-наклейка с весом, ценой и штрихкодом. Я не буду говорить о том, что некоторые взвешивают какие-нибудь аргентинские креветки как обычные и меньше платят за них, так как это все знают, и это банально.

А пробовал кто-нибудь взять банку чипсов Pringles и взвесить ее по цене лука, а потом приклеить на нее стикер и пробить его так на КСО? Сомневаюсь, а вот два доблестных школьника попробовали.

Их смекалка была оценена и долго рассказывалась как анекдот, а вот поступок — нет, и поэтому пришлось их забирать у нас родителям.

Было два умника-школьника, которые решили нагреть меня на пачку чипсов. Пробили фанту и положили без сканирования на весы пачку Lay's.

КСО сразу забила тревогу, типа на весах больше, чем пробита, но прямо перед приходом кассира чипсы убрали, а кассир «пиликнула» волшебным штрихкодом, который оживляет и возвращает к работе КСОшки, и после этого мелкие положили чипсы. Агрегат больше тревогу не бил.

И на камеру, и так — всё чисто, кроме чека, но проверяем мы их редко. Я бы их выпустил и не заметил, взял чисто случайно, хотел чек посмотреть и вижу, что чипсов в чеке нет. Думаю, что с ними было дальше, говорить не надо.

Парень был, который три раза с одним и тем же чеком проходил. Первый раз чай Lipton купил, чек показал, вышел. Второй раз вышел с такой же бутылкой и с чеком. Начал выходить в третий раз. Я его тормознул и взял чек. Вижу — время покупки слишком раннее.

На одну бутылку он, сволочь, все-таки нагрел меня. Кто ж знал-то?

Какая самая большая сумма стоимости товаров, которые пытались украсть? При мне — около 7к. Несколько бутылок дорогого алкоголя, которые распихали за пояс и вокруг пояса.

Как патронташ у него эти бутылки были.

Чаще всего крадут дорогой алкоголь и бритвенные станки Gillette. Станки почему тащат — не знаю, а вот алкоголь можно толкнуть в небольшие магазины по дешевке. Пример: вынесут из Магнита бутылку вина за четыре тысячи, перейдут через дорогу и продадут эту бутылку в магазин за тысячу.

А вот охарактеризовать воров никак не смогу. Не написано у них на лбу, что они нарушители. Зайдет толпа пьяных гопников — наберут водки и не только, не украдут ничего, но и всем продавцам по шоколадке купят. А скромная девушка-красавица может влегкую унести какую-нибудь бутылку текилы.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/izzznanka/4-tipa-vorov-v-supermarkete-i-ih-triuki-rasskaz-ohrannika-magnita-5df00f281a860800af443f96

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть