Как называется воровство в магазинах

Расследование: кто и как крадет в магазинах электроники

Как называется воровство в магазинах

Всем нам знакомо то чувство, когда заходишь в магазин, в общем-то, без какой-то конкретной цели, но стоит покрутиться у полки и потрогать то шоколадку, то пакет с молоком, то пачку жвачки, и сразу же возникают потребности, которых раньше не было.

Зная об этом явлении, коммерсанты создали супермаркеты – магазины, где покупатель может взять товар, пощупать, посмотреть, понюхать – сделать с ним что угодно, – а потом пойти на кассу и купить его. Конечно, тут же появились и те, кто решил проносить шоколадки, молоко и жвачку мимо кассы.

Одни просто крадут, другие – занимаются шоплифтингом.

Шоплифтинг – это не просто кража, а целая философия “освобождения вещей”, имеющая под собой морально-этическую базу. Идеологически подкованный шоплифтер не просто “мелкий воришка”.

Он может доходчиво обосновать свою позицию, объяснив, что своим поступком восстанавливает социальную справедливость, сопротивляется системе, выражает свое несогласие платить за “страховку”, которая внесена в наценку на товар, и, в конце концов, он просто “забирает свое”, в то время, как “буржуи делят земные ресурсы”. “Правильный” шопфлитер никогда не будет “брать свое” там, где за его поступок придется расплачиваться простым работникам магазина, ведь они и так страдают от социального гнета. Ну и, конечно же, шоплифтинг – это спорт и адреналин, а потому, если вылазка удалась, то нужно обязательно сфотографировать добычу и похвастаться ей в социальной сети.

Что касается простых воров, то здесь все просто. Мотивация – получить что-то бесплатно либо в личное пользование, либо для перепродажи.

Взгляд на воровство с точки зрения ритейлеров

Андрей Скурихин, Заместитель Вице-президента по защите бизнеса компании «Эльдорадо» рассказывает, что каждый крупный ритейлер сталкивается с проблемой воровства в своих магазинах. В эпоху потребления и жесткой конкуренции торговые залы магазинов электроники наполнены товаром.

Витрины и бренд-зоны предусматривают максимальную открытость и доступность товара для покупателей. Все делается для того, чтобы клиент перед покупкой смог не только посмотреть на товар, но и подержать его в руках, максимально оценить функциональные возможности.

Если вспомнить ситуацию 7-8 лет назад, то внешний облик супермаркетов кардинально поменялся. Если раньше все размещалось в закрытых витринах, то сейчас дорогостоящие смартфоны, планшеты, ультрабуки, да и практически все товары – находятся в открытой выкладке.

Безусловно, данные обстоятельства наряду с комфортом для добропорядочных покупателей привлекают и злоумышленников.

Если не предпринимать никаких защитных мер, то потери могут достигать до 4-5% от оборота,и такая цифра существенно снижает эффективность бизнеса в целом. Поэтому любая крупная компания вынуждена принимать меры к защите своей собственности, – рассказал представитель “Эльдорадо”Андрей Скурихин 

Представитель “Связного” рассказывает, что при планировании системы защиты товара обязательно нужно учитывать 2 фактора – возможность поддерживать гаджет во включенном состоянии и эргономика датчика сигнализации. Клиенту важно не просто держать товар в руках, но и попробовать его в действии. А датчик сигнализации должен быть легким и эргономичным, чтобы клиент больше обращал внимание на товар, а не на систему защиты.

В первых магазинах “Связного” формата open использовались защиты с электронными датчиками объема без механической защиты. Их большой плюс был в том, что они очень красиво выглядели, но в российских условиях не защищали от краж.

Поэтому вместе с американским партнером ритейлер разработал другую систему специально для собственной розничной сети. В ней скомбинированы механическая и электронная защиты, возможность зарядки гаджетов и 2 типа оповещения – световой и звуковой.

Иными словами, “Связной” не оставил шоплифтерам никаких шансов!

После тестирования таких защит число краж в экспериментальных магазинах приблизилось к нулю. “Сейчас мы используем именно такой вид системы защиты, он дополнен системой видеонаблюдения в салонах, противокражными антеннами на входах и кнопкой тревожного вызова на случай подозрительных мероприятий злоумышленников”, – подытожили в пресс-службе “Связного”.

Однако существуют и организационные алгоритмы борьбы с воровством, рассказывает Андрей Скурихин. Службы безопасности различных компаний ведут единую базу жуликов, обмениваясь ориентировками.

Cовершив кражу в магазине другой компании, да еще и в другом городе, злоумышленники и не предполагают, что при появлении их в магазине за ними уже сразу устанавливается скрытое наблюдение.

При выходе из магазина эти лица сразу же задерживаются и привлекаются к уголовной ответственности в соответствии с законодательством.

Компании уделяют много внимания обучению персонала вопросам безопасности.

Например, в “Евросети” для обеспечения бдительности со стороны сотрудников розницы разработан целый обучающий комплекс, включающий в себя презентации, лекции с методическими рекомендациями по основным мерам и правилам безопасности, видео курс, а также моделирование и отработку правил поведения в различных нестандартных и рисковых ситуациях на практических занятиях.

Бытует мнение, что основной ущерб в результате хищений наносит сам персонал компании. И мировая статистика указывает на долю таких хищений в 70%. Однако, соотношение 70/30 весьма условно и зависит от качества выстроенных внутренних контрольных механизмов в конкретной компании, и самое главное – в удовлетворенности персонала своей работой.

“Сотрудник, который дорожит своей работой, как правило, всегда будет честен по отношению к своему работодателю” – цитата Андрея Скурихина, “Эльдорадо”

Немало зависит и от профессионализма службы безопасности.

Хищения персонала всегда хорошо спланированы, продуманны и, обычно представляют собой не банальные кражи, а достаточно сложные мошеннические схемы, для раскрытия которых требуется знание всех бизнес-процессов, учетных систем на уровне выше, чем у сотрудника, решившего незаконно обогатиться. При эффективной организации работы службы безопасности потери могут составлять десятые доли одного процента от оборота, а соотношение 70/30 зеркально меняется в сторону внешних воров.

Внешних воров можно разделить на две основные группы – “любители”, которые совершают мелкие единичные кражи для себя, “на спор”, в поисках экстрима и т.п. – они не причиняют критичного ущерба, работают без воровских приспособлений, такие кражи легко раскрываются.

Несколько сложнее обстоят дела с категорией профессиональных воров. Это лица, которые черпают средства к существованию именно путем хищений. Как правило, это организованные группы с персональной специализацией каждого участника, использованием различных технических приспособлений.

Их действия хорошо продуманы, они прекрасно осведомлены об особенностях антикражных систем. Действуют очень осторожно. Никогда не совершают повторные кражи в одном и том же магазине.

А гастролируя по регионам РФ в каждом крупном городе, где несколько магазинов крупной сети, выбирают лишь по одному магазину от каждой компании.  

Основным критерием похищаемости выступают ни малые габариты товара, как многие ошибочно полагают, ни его высокая стоимость, а прежде всего – “ликвидность на вторичном рынке”. То есть возможность легко перепродать украденное. Товарные группы-лидеры по данному критерию не постоянны и меняются с течением времени – напрямую реагируют на спрос на вторичном рынке, а также зависят от региона.

Например, 7-8 лет назад “топом” по похищаемости являлись картриджи для принтеров, 5-6 лет назад – флешки (USB-накопители), в последние годы верхние строки рейтинга занимают дорогостоящие консольные игры (диски для игровых приставок).

Мобильные телефоны/смартфоны пользовались популярностью у воров во все времена. Пресс-служба “М.” сообщает, что самые восприимчивые к кражам товары – это небольшая техника, телефоны/смартфоны, аксессуары и компакт-диски. Особенно воры любят игры для PlayStation.

Чаще всего такие товары не закреплены на витринах. Иногда пытаются выносить ноутбуки и даже чайники.

В какое время крадут?

Профессиональные жулики предпочитают дни и часы максимального трафика. Это вполне объяснимо – чтобы затеряться в большом количестве добропорядочных покупателей и не привлекать внимания охраны.

Как правило, это выходные, праздничные дни, время 12.00 – 17.00. В будние дни – это вечернее время 18.00-21.00.

Для “любителей”, для которых умысел на хищение созревает спонтанно, время совершения кражи может быть произвольным.

Для любителей самый распространенный способ – избавиться от антикражной метки, имеющейся на товаре, и спрятать похищенное в предметах одежды.

Профессионалов интересует товар дорогой, ликвидный, и, соответственно, с более высокой степенью антикражной защиты. Кроме того, они прекрасно понимают, что каждая секунда, потраченная на отрыв защитной метки – многократно увеличивает риск быть замеченным.

Поэтому в последние годы высокой популярностью у жуликов пользуются т.н. “экранированные сумки”. Это средних размеров обычные сумки, портфели, внешне ничем не примечательные, но изнутри выложенные несколькими слоями фольги.

Металл экранирует магнитное поле, создаваемое защитными метками, и обычные антикражные системы не срабатывают.

Существуют и экзотические способы хищений. Например, ряд этнических преступных группировок специализируется на мошеннических действиях с использованием гипноза. В каждой такой группе есть один профессионал, который в совершенстве владеет техникой гипноза и ему не составляет труда совершать хищения.

Что ж, философия и мотивация могут быть разными. Но истина одна, и кара тоже. Наказание магазинному вору предусматривается по ч. 1 ст. 158 УК РФ “Кража”. Минимальная санкция – штраф до 80 тыс. рублей, максимальная – лишение свободы до 2 лет. Так что, прежде чем влиться в ряды “освободителей вещей”, семь раз отмерьте.

Источник: https://hi-tech.mail.ru/news/shoplifting-2015/

Мимо кассы: продавцы рассказали о «черных списках» покупателей и плюсах советской торговли

Как называется воровство в магазинах

С наступлением холодов желающих пронести товар мимо кассы становится больше. Под шубы и пальто, в сапоги и валенки народ прячет жвачки, электрочайники, нижнее белье, мороженую рыбу и, конечно, алкоголь. Мы взглянули на проблему с позиции работников торговли. Заодно узнали, какой товар пользуется у несунов наибольшим спросом.

(На фото обычные покупатели, не имеющие отношения к описанным ниже ситуациям!)

Сегодня практически во всех магазинах есть видеокамеры, противокражные ворота, магнитные чипы. Но бдительность охранников и продавцов по-прежнему важна.

Ходят легенды, что опытные работники способны одним взглядом убить в клептомане желание что-нибудь стянуть. Наталья Музыченко, продавец галантереи «Облторгсоюза», в торговле со времен СССР.

Говорит, что магазинных воров определяет с первого взгляда.

— Они выдают себя поведением. Прячут глаз, суетятся без причины: возьмут товар с полки, положат на место, потом снова возьмут. Все эти «фокусы» у меня не пройдут. С такими посетителями я всегда начеку. Сначала громко поздороваюсь, потом глаз с них не спускаю. Если надо, хожу за ними по пятам. Чтобы сами поняли: здесь им ничего не светит…

Наталья утверждает, что всех местных воришек знает в лицо.

— И они меня тоже знают. Если видят, что я на смене, разворачиваются и уходят.

— А что у вас украдешь, если на выходе противокражные ворота?

— Так их «обмануть» можно. В интернете десятки инструкций. Наркоманы и прочие шалопаи пришивают внутренние карманы из фольги. Сигнализация не срабатывает, а мы потом бюстгальтеров недосчитываемся.

— И такое было?

— Да, одно время нижнее белье пропадало. Попалась воровка на трусах. Она их в черный пакет с подкладкой из фольги бросила и спокойно прошла через противокражные ворота.

Продавец вовремя заметила пустую вешалку, подала сигнал кассиру. Дамочку остановили у выхода и культурно попросили открыть пакет.

Она долго сопротивлялась, даже истерику закатила, а потом швырнула нам эти трусы в лицо: нате, подавитесь.

Милицию в данном случае не вызывали. Говорят, не было смысла, так как сумма похищенного не превысила двух базовых величин.

— Тунеядцы, что с них взять? Если денег на трусы нет, так откуда на штраф возьмутся? А нам только головная боль: протоколы, вызовы в милицию. Вернули товар, и это главное, — пояснила суть проблемы Наталья Музыченко.

У Евгения Кузьмина, охранника крупного продуктового магазина на Речицком проспекте, иное мнение:

— Любое мелкое хищение должно быть наказано. В противном случае воришки совершат кражу снова. Набрать 102 нужно обязательно.

Евгений уточнил, что действующее законодательство позволяет привлечь к ответственности даже за кражу коробка спичек.

— Минимума в законе нет. Есть понятие «мелкое хищение», когда сумма украденного не превышает 300 тыс. рублей. На первый раз оштрафуют до 30 базовых величин или привлекут к общественным работам на несколько суток. За повторную кражу накажут по-крупному — до 50 базовых. При определенных обстоятельствах можно усмотреть в мелком хищении и состав уголовного преступления.

— Приведите последний случай воровства в магазине.

— Вчера женщина положила в корзину хлеб, молоко, кефир. В колбасном отделе взвесила сосиски, но якобы случайно опустила их в сумку. На кассе их не оплатила. Тут я ее и «встретил»…

— Ну а вдруг человек случайно это сделал?

— Бывает и такое. Всегда вежливо прошу оплатить не показанный кассиру товар. Но когда у покупателя не оказывается денег, выводы напрашиваются соответствующие.

«Продуктовых» воров охранник Кузьмин делит на три группы:

— Первые крадут жвачки и шоколадные батончики. Обычно школьники. Приходят в магазин компаниями: от них всегда много шума и мало выручки. Вторые — безработные мужчины, на вид лет 30, крадут то, что можно продать. Однажды такой покупатель попытался вынести сразу пять палок копченой колбасы. Засунул в рукава, даже в штаны — в то самое место.

«Вытряхивать» из него колбасу было и смешно, и грустно. Руки «чешутся» и у пенсионерок без признаков недоедания. Они обычно тянут йогурты, глазированные сырки. С ними всегда сложно разбираться. С одной стороны, жалко, с другой — наглость божьих одуванчиков поражает. Упираются, угрожают, оплачивать украденный товар отказываются.

К таким у меня уже иммунитет: не жалею, сразу вызываю милицию.

— Отрубание рук — довольно распространенное наказание за бытовое воровство в некоторых странах. Как вам такая мера профилактики в белорусских реалиях?

— О, нет. Слишком много в Беларуси будет безруких. В нашем магазине совершается 5—6 краж в месяц. А сколько их по всей стране?..

С Евгением солидарна Елена Дурейко, заместитель заведующего магазином электротоваров: воришек нельзя жалеть, нужно наказывать.

— Принцип самообслуживания разбаловал наш народ. Соблазн что-нибудь украсть очень велик. Конкретно в нашем магазине «приделывают ноги» блендерам. Бросают в пакеты из фольги или срывают магнитные брелоки.

Если за руку вора не поймали, обращаемся в РОВД. Милиционеры анализируют видеозапись, проверяют результаты по своей базе.

В большинстве случаев наши горе-покупатели оказываются «старыми знакомыми» милиционеров: наркоманы, бывшие уголовники и так далее.

— Кроме блендеров, что еще «плохо лежит» в вашем магазине?

— Как-то молодой человек попытался украсть электрочайник. Спрятал под куртку. Подвох заметила молодой продавец. Нажала тревожную кнопку. Наряд приехал быстро. Но вор успел сломать турникет и ударить продавца.

— Она осталась работать после этого случая или уволилась?

— Работает. Мы ее ставим в пример остальным. Ведь если бы не ее реакция, недостачу платили бы из своего кармана.

В магазине «Стандарт» буквально на днях украли бутылку дорогого вина. Продавцов и охранника мы застали за обсуждением инцидента.

— Это был «Мускат черный» массандровского комбината. Вино с 13-летней выдержкой, стоимость — 500 тыс., — сообщил подробности охранник Виктор. Он заметно нервничал: опытного работника обвели вокруг пальца. — Оставили коробку с чипом, а бутылку унесли. Теперь она — как горькое напоминание мне о краже.

— А бывало, что прямо в зале откупоривали бутылку и выпивали?

— Ну вы наивные. За минуту разве «оприходуешь» 0,7 литра? Мы ж за залом следим в шесть глаз: я, продавец и кассир. Нет, такого точно не было.

— А какие напитки обычно воруют и кто?

— Про классических алкоголиков ничего плохого не скажу. Они исправно платят за водку. Плодово-ягодными напитками мы не торгуем. Зато хорошо одетые покупатели иногда удивляют. Одну бутылочку оплатят, а вторую за пазуху спрячут.

Таких интеллигентов вежливо просим оплатить товар или вернуть его на место. Злятся, нервничают, закон о защите прав потребителей цитируют. Но что удивительно, через несколько дней снова приходят в магазин как ни в чем не бывало.

Дорогую косметику в магазине «Ромашка» на улице Советской убрали подальше от входа за стекло. Жизнь заставила. Были случаи, когда вор вбегал в магазин, хватал с полки первый попавшийся тюбик и исчезал. Гнаться бесполезно, так как магазин соседствует с аркой, ведущей во дворы.

— Смысл обращаться в милицию есть тогда, когда на видеозапись попало лицо вора, — поделилась наболевшим заведующая магазином Светлана Корыткина. — Для нас каждая кража — существенный удар по карману. Что ни тюбик, то 100 тыс. рублей.

По наблюдениям Светланы, чаще всего кражи совершают молодые мужчины со стеклянными глазами и в бейсболках.

— Они четко знают, за чем пришли. Украсть надо то, что можно быстро продать и купить дозу. Такого клиента «ведет» продавец. Ненавязчивые вопросы, предложение помощи — эти и другие хитрости помогают предотвратить кражу. Кстати, их в этом году, тьфу-тьфу-тьфу, не было. Но выводы делать рано. Зима покажет. Когда покупатели наденут шубы и пальто, продавцам надо быть особенно внимательными.

В магазине через дорогу торгуют недорогой обувью. Здесь предусмотрены различные способы защиты — от тревожной кнопки до противокражных ворот. К каждой левой туфле прикреплен магнитный чип. Разве можно украсть пару? Оказывается, можно.

— Ворота «запищат», а они бегом из магазина. Мы за ними, но, увы, не всегда догоняем, — не стала скрывать очевидное заведующая Инна Литвинова. — Чтобы не доводить ситуацию до такой крайности, требуем от продавцов контролировать подозрительных покупателей в зале.

— Что значит «подозрительных»?

— Это наркоманы, алкоголики, иногда попадаются пенсионеры и молодые мамы, у которых с моральными принципами не очень. И тех, и других нельзя оставлять одних в местах, не охваченных видеонаблюдением.

В том, что кражи случаются даже в магазинах, напичканных системами защиты, Инна винит интернет.

— На многих сайтах размещены пошаговые инструкции по мелкому хищению. Разве такую информацию можно пускать в массы?

Заведующая и ее коллеги создали «черный список» засветившихся на видеозаписях воришек. Как только они появляются на пороге, продавцы уже начеку.

В магазине «Букинист» кражи случаются крайне редко.

— Вам надо было перед началом учебного года прийти. Когда в залах толчея, товарооборот большой. А сейчас даже нечего рассказать, — удивилась нашей недальновидности заведующая Ирина Роговцева.

— Сколько книг выставлено на продажу в вашем магазине?

— Порядка 10 тыс.

— И неужели ни одну не украли?

— Как-то унесли сборник поэзии Лермонтова. Но мы вора не поймали. Узнали о краже от сотрудников правоохранительных органов. Они задержали мужчину за другое хищение. Среди вещей оказался наш Лермонтов.

— Вспомните самый дорогой украденный товар?

— «Говорящая» азбука за 200 тыс.

— А из мелочевки?

— Открытки. Как же я о них забыла? Вот это действительно проблема. Стоят мало, но после переучета суммы «выскакивают» существенные.

В прошлом году в «Старом универмаге» украли 24 сковороды. Причем разные: белорусские и китайские, тефлоновые и чугунные. Противокражные ворота «молчали», потому что воры снимали чипы прямо в зале. Недостачу обнаружили во время переучета. Контрмеры приняли незамедлительно.

— Как остановить несунов, придумал помощник охранника. На каждую сковороду повесили металлический тросик, соединили их друг с другом и закрыли общим замком, — рассказала администратор Татьяна Мороз. Она в торговле с советских времен. Говорит, раньше краж было меньше.

— Продавцы больше работали за прилавком, да и покупатели были другие, сознательные, что ли. Сейчас их наглость порой зашкаливает. Если раньше ловили воришек, так они смущались и нервничали. Нынешним даже не стыдно. Более того, они упрекают работников магазина: мол, чего придираетесь, мы ж не у вас, а у государства украли. Не понимают, что воровством вредят обычным охранникам и продавцам.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Источник: https://people.onliner.by/2014/11/10/mimo-kassy

Как это работает. Как устроено воровство в магазинах и борьба с ним

Как называется воровство в магазинах

Шоплифтинг — это магазинная кража, при которой товар похищается незаметно, без применения силы. Журнал «Афиша Daily» поговорила с магазинным вором, юристом и сотрудниками розничных магазинов о том, как устроен шоплифтинг в России.

Даниил

Шоплифтер

Когда мне исполнилось 18 лет, я ушел из дома и начал жить с друзьями. Один парень рассказал мне, что ворует в магазинах, и так все началось: с ним мы ходили покупать муку с молоком, а в сумку клали все остальное. Мы считали на калькуляторе, чтобы взять на сумму до тысячи рублей, потому что так ты попадаешь только под административную ответственность.

На воровство одежды меня подсадил лучший друг. Я работал в магазине Quiksilver, а он заглянул туда и украл футболку. Я узнал об этом, когда он подарил ее мне и показал самодельную коробку из фольги и металлизированного скотча со словами: «С этим можно украсть что хочешь».

Охранники, как собаки, чуют страх. Поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?»

Первый раз я пошел с ним, чтобы посмотреть, как он ворует. Потом мы стали делать это вместе: пользовались одной коробкой и брали все что хотели. Мне нравилась не сама одежда, а процесс, адреналин, который я получал.

Нравилось, что люди зарабатывают по 30 тысяч, копят на бренды, а я просто беру вещь за 2–3 минуты и ощущаю себя лухарименом. Нравилось обманывать систему: я иду в Tommy Hilfiger в брюках Gant, надеваю дорогие часы, обувь Dr.

Martens, при этом у меня 100 рублей в кармане только на бутылку пива.

Из секонд-хендов тоже воровал, но это легко и не так интересно. Продавщицы замечали нас и орали: «Тунеядцы, воры!» Но это не останавливало, а только раззадоривало.

О системе шоплифтинга

Мы шли за обновками, когда появлялось хорошее предчувствие и настроение. Иногда я брал с собой девушку. Она узнала о том, что я шоплифтер, когда я при ней украл свитер.

Ее первой реакцией было: «Даня, Данечка, может, не надо?» Я ответил: «Просто принеси этот свитшот в примерочную». Потом она тоже захотела участвовать. Девушка заходила с сумкой, выбирала одежду, а я воровал. Украшения она сама брала.

Как-то протянула мне руку: «Смотри, что я по дороге успела взять». А в руке целая горсть сережек и цепочек.

Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью

Наша система была четкой. В примерочную мы брали много вещей, а между ними закладывали вещь, которая понравилась, — чаще всего продавец ее не замечал. Потом я клал ее в сундучок. Вот и все. Единственная проблема — охрана.

Нужно было сохранять спокойствие, активно беседовать, выглядеть простыми обывателями.

Охранники, как собаки, чуют страх, поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?» Он тогда сразу: «Извините, молодой человек, я ничего».

О задержаниях, штрафах и тюремной камере

Первый раз меня поймали, когда я был в нетрезвом состоянии и украл в подарок девушке кожаную куртку за тысяч 30. Я решил отметить трофей: положил куртку в камеру хранения, выпил, а потом решил и себе что-нибудь взять. Нашел рубашку и поло, сделал все как обычно.

Вышел, и меня остановил охранник. Я побежал. Людей было много, поэтому я споткнулся и упал. Я попросил откуп, договорился с охранниками о сумме, позвонил другу, но у него не было таких денег. Вызвали полицию.

Пришел мент, и я ему чистосердечное признание сделал: сказал, что мог бы купить, но жалко за такие шмотки платить деньги. Мы с ним поболтали, наладили контакт. Пока шли до участка, я даже пиво себе купил, наручники он мне не надел. Я дал подписку о невыезде и в тот же вечер поехал домой.

Позднее приехал в суд, сказал, что признаю свою вину и не буду так больше делать. Мне выписали штраф, а я продолжил воровать, конечно.

За продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого?

Второй раз поймали, когда я решил взять себе куртку Armani. Профольгированного пакета с собой не было, но я знал, что магнит не сработает, если к нему приложить телефон, на который поступает звонок. Мне звонил друг. Я вышел, и меня сразу остановили охранники. Мне заломили руки и отвели ждать полицию. Приехал полицейский — он оказался хорошим человеком.

Я сказал ему, что ничего не помню, что девушка бросила и я напился. Извинился. Он мне ответил: «Дань, но ты понимаешь, что у тебя была уже уголовная статья? Тебе придется сутки сидеть». Я и отсидел. Сосед в камере был тоже вором — интересный такой. Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью.

Я и после этого случая воровал.

О дорогих продуктах

Сейчас воровать одежду уже неинтересно, нужно серьезное дело. А вот за продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого? Особенно удобно весной, осенью и зимой: в большие пуховики все помещается.

Я беру семгу, колбаску, вырезку. С девушкой вместе мы тоже воровали: она обожала мороженое Mövenpick, но оно ужасно дорогое, а платить мы не хотели. Родителям тоже приносили дорогие продукты, а они удивлялись, откуда у нас такие деньги.

Я тогда вообще не работал.

В некоторых магазинах меня уже знают. Часто ходят охранники, переодетые в гражданскую форму, поэтому не всегда получается воровать. Но полицию они не вызывают — просто на входе останавливают.

Я беру что угодно ровно до той суммы, которая у меня есть с собой, чтобы суметь оплатить, если попадусь. В таких случаях я кошу под дурака, хлопаю глазами, говорю, что забыл достать продукты, и оплачиваю их.

Я хороший актер.  

Ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день

Сколько крадут в магазинах

В России учет краж в розничной торговле не ведется. По данным Национальной ассоциации предотвращения краж в магазинах (NASP), ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день.

Каждый одиннадцатый человек хотя бы раз в жизни занимался шоплифтингом. 55% взрослых магазинных воров начали делать это в подростковом возрасте, и большинство из них не совершают никаких других правонарушений. Только 3% шоплифтеров продают ворованный товар.

Сумма, на которую совершается кража, варьируется от 2 до 200 долларов в зависимости от типа магазина. Большинство шоплифтеров покупают в месте, где украли товар, еще что-то. Британский центр исследований ретейла определил, что пик магазинных краж наступает ближе к выходным и большим праздникам.

Согласно Global Retail Theft Barometer, единственному глобальному исследованию издержек в ретейле, в 2015 году Россия попала на десятое место из 24 стран по сумме издержек.

В общем сумма издержек составила 9,04 миллиарда долларов, из которых 34% составил шоплифтинг, 14% — административные потери, 6% — мошенничество поставщика. Основную часть издержек, то есть 46%, магазины терпят из-за нечестных сотрудников. Этот показатель самый высокий именно в России.

А шоплифтеров, по данным исследования, больше всего в Нидерландах — там потери от магазинного воровства составляют 73%.

Андрей Голубков

Пресс-секретарь сети супермаркетов «Азбука вкуса»

В каждом магазине есть видеонаблюдение — преимущественно оно и помогает предотвратить кражу. В отличие от гипермаркетов, в нашей сети есть возможность следить за каждым покупателем.

Наш контингент — это обеспеченные покупатели, у которых нет нужды красть. Но есть несколько типов людей, которые воруют в любом магазине: профессионалы, клептоманы и те, кто делает это ради интереса. Лица профессионалов известны, у нас есть их фотопортреты.

Когда охранник видит их, он передает информацию службе наблюдения, чтобы за человеком проследили. Для воров самая желанная цель — это дорогие продукты и крепкий алкоголь. Поэтому дорогостоящие напитки находятся под ключом, чтобы не было соблазна их похитить.

Случайные кражи у нас обычно не происходят — чаще всего это очень хорошо спланированная акция. В таких случаях мы понимаем, что в системе найдена брешь, и быстро закрываем ее. Во всех местах, где может случиться кража, есть видеокамеры, запись с которых мы постоянно просматриваем. У нас практически нет слепых зон.

Охранники обычно стоят у выхода из магазина, потому что именно там воры чаще всего начинают нервничать и выдают себя. В магазинах, где мощный трафик, есть смысл нанимать также охранников в гражданской форме. 

Дарья Шкарбан

Сотрудница магазина Zara

Однажды во время моей смены мужчина украл ботинки за 10 тысяч. В магазине не было менеджера, поэтому меня позвали к охране в комнату, где уже сидел пойманный вор и полицейский. Мне сказали, что по камерам было видно, как тот мужчина своровал ботинки, и попросили запомнить его. Я подписала бумаги, а потом этого человека отвезли в участок.

Мы, сотрудники магазина, не знаем, что происходит с пойманными. Наша задача, как продавцов-консультантов, проверять алармы (магниты для защиты от воровства. — Прим.ред.) на одежде, в примерочных и на выходе из примерочных через охранные ворота.

Но за воровством следит только охрана, когда смотрит в камеры. Если человек запищал на выходе, стал убегать или был замечен по камере за воровством, его приводят в специальную комнату, там вызывают полицейских, разбирают дело, смотрят записи и зовут консультанта.

Потом заполняются необходимые документы, и пойманного человека увозят в полицию.

Катя Воробьева

Сотрудница магазина Springfield

У нас в магазине, к сожалению, нет камер, поэтому главное здесь — наша внимательность. За каждым посетителем наблюдает кто-то из продавцов. В выходные это делать сложно из-за потока — как раз тогда и воруют больше обычного. Мы закрепляем за собой позиции: вход, примерка, касса, зал. В примерочной мы выдаем номерки и считаем, кто сколько принес и сколько отдал. Но это не всегда получается.

Охранник может применять физическую силу в случаях, предусмотренных законом, то есть только в целях защиты имущества собственника от преступлений

Особенно мы должны следить за людьми с большими сумками. Чаще воруют то, что проще всего надеть на себя и уйти, а также то, что висит ближе к примерочной. Обычно снимают защиту с одежды или приносят с собой профольгированную сумку. Мы находим уже снятые алармы в карманах других курток, поэтому не знаем точно, кто и сколько вынес.

Если сработали охранные ворота, а человек ничего у нас не покупал, мы можем его попросить показать вещи. На самом деле мы не имеем права смотреть их, но если посетитель адекватный, он сам показывает. О любых подозрениях мы должны сообщать директору или администратору, а дальше либо они отпускают, либо зовут охрану торгового центра.

Роман Камалетдинов

Частный юрист в сфере гражданского права

Мелкое хищение на сумму до 2500 рублей — это административное правонарушение. За вторичное административное правонарушение и при воровстве на сумму больше чем 2500 рублей человек привлекается к уголовной ответственности.

Охранник может применять физическую силу в случаях, предусмотренных законом, то есть только в целях защиты имущества собственника от преступлений. А преступление — это то, что указано в Уголовном кодексе РФ, то есть кража на сумму больше 2500 рублей.  

Человек, который берет, например, консервы за 300 рублей, знает, что это не относится к преступлению и что охранник не имеет права применять к нему физическую силу.

Но охранник не знает, на какую сумму украл человек, и в законе не предусмотрена общая механика разрешения таких споров, поэтому в любом случае он будет задерживать.

Единственное, если совершено не преступление, а мелкая кража, считается, что охранник неправомерно произвел досмотр и задержание.

Если он просит показать сумку, человек может отказать ему, так как это его имущество, а у охранника на такое требование должно быть специальное указание закона. Поэтому в рознице так важно устанавливать видеонаблюдение — чтобы всегда можно было определить личность и предотвратить кражу.

Если кража произведена на сумму большую, чем 2500 рублей, составляется протокол, и следователь возбуждает уголовное дело не позднее чем в трехдневный срок, затем передает его прокурору.

В течение 10 дней прокурор рассматривает дело и при его утверждении направляет в суд. Обвинительные приговоры могут быть разные: штраф до восьмидесяти тысяч рублей, обязательные работы до 360 часов, принудительные работы или ограничение свободы на срок до двух лет, а также арест на срок до четырех месяцев.

Источник: https://www.stena.ee/blog/kak-eto-rabotaet-kak-ustroeno-vorovstvo-v-magazinah-i-borba-s-nim

Как называется болезнь кто ворует в магазинах

Как называется воровство в магазинах

Клептомания — это пока плохо изученное психическое заболевание и обозначается оно индексом F63.2, по МКБ 10. Клептомания и воровство схожи между собой, но имеют ряд отличий, которые сложно выявить неспециалисту. Что это за болезнь – «клептомания», симптомы, признаки расстройства и как отличить клептоманию от воровства, попробуем прояснить.

Признаки клептомании, как распознать заболевание

Кто такой клептоман? Это хорошо воспитанный человек, с хорошим достатком, и не имеющий финансовых трудностей.

Тем не менее этот человек ворует мелочи в магазине или у знакомых, даже если при этом понимает, что попадётся. Клептомания – это болезнь, а не банальное воровство денег.

По статистике, большинство клептоманов имеют высшее образование, достаток, и у них нет никаких причин воровать.

Скептики утверждают, что клептомании не существует и это расстройство придумали, чтобы оправдывать воришек, но это далеко не так. Точные причины отчего развивается клептомания – неизвестны, но есть несколько предположений.

По одной из версий, клептомания проявляется в результате дисбаланса нейромедиаторов в головном мозге человека. Организму не хватает гормона серотонина и он компенсирует это за счёт увеличения гормона дофамина.

Дофамин, в свою очередь, сам по себе не вырабатывается, и это процесс контролирует адреналин, который клептоманы искусственно повышают за счёт воровства.

Ведь это риск, опасность, и соответственно выработка адреналина, выброс которого приводит гормональный фон в норму.

Это одна из основных версий, но она не единственная. У многих людей бывают проблемы с гормонами, но клептоманами они при этом не становятся. Нельзя рассматривать клептоманию лишь как симптом гормонального дисбаланса. Есть и другие, сопутствующие факторы, которые могут спровоцировать расстройство.

Клептомания у взрослых

Тяга к воровству может возникнуть внезапно. В большинстве случаев клептомания появляется у женщин в возрасте 30–50 лет, во время беременности, климакса либо менструаций.

Так как точных причин появления расстройства не выявлено, одной из возможных причин, называют расстройства эндокринной системы и нервное напряжение (стресс).

Приступы могут возникать редко, и человек в течение всей своей жизни совершает мелкие кражи раз в год. Это неопасно, пока он не попадётся.

В некоторых случаях взрослый и ответственный человек может долго сопротивляться приступам, но потом вынужден совершить целую серию краж, чтобы восстановить своё психоэмоциональное состояние, и снова надолго успокоиться.

В тяжёлых случаях клептомания перерастает в клептолонгию, при которой клептоман получает сексуальное удовлетворение от кражи. В таких случаях, кражи он совершает уже по зову своего организма, и диагноз может осложниться фетишизмом.

Страсть к неодушевлённым предметам пересиливает моральные принципы и клептоман-фетишист испытывает удовольствие, вплоть до оргазма, от завладения предметом своей страсти. Во время приступа клептоман теряет стыд, моральные барьеры и страх перед поимкой.

Это самая тяжёлая форма расстройства и она развивается из обычной клептомании.

Клептомания у детей

Клептомания у детей возникает по причине дефицита внимания, на рубеже 5–10 лет. Неблагополучная атмосфера в семье может стать причиной клептомании. И это не следует путать с воровством.

Внешне благополучная семья, с хорошим материальным достатком, и статусом, но сложным психоэмоциональным климатом, нарушает нормальное формирование системы самоконтроля у ребёнка. Не имея возможности поделиться с близкими своими переживаниями, ребёнок пытается заменить недополученные эмоции другим способом, путём воровства.

Это можно рассматривать, как крик помощи ребёнка, который не умеет выражать чувства по-другому, или, не может достучаться до родителей.

Часто родители не верят, если им сообщат о том, что их ребёнок что-то украл, ведь у него и так всё есть. В таких случаях, нельзя верить на слово только ребёнку или тем, кто его поймал. Визит к детскому психологу прояснит ситуацию и поможет найти выход из неприятностей.

Возможно, клептомания – это генетическое заболевание, и если кто-то из близких родственников страдал от этого расстройства, то с большой долей вероятности, это проявится в детском возрасте у его потомков.

Лечение клептомании у детей школьного возраста осложняется отсутствием точной диагностики. Существуют некоторые тесты, по которым можно выявить юного клептомана, но специалист должен разбираться в специфике проблемы. Ведь это проблема не только социальная, но и психологическая. В основном при лечении клептомании применяется тот же подход, что и при лечении других расстройств влечений.

Часто ребёнок не осознаёт своей проблемы. В юном возрасте дети ещё умеют абстрагироваться от неприятностей, и если ребёнок делает что-то плохое, он сам себя убеждает, что это сделал не он.

Взрослые могут долго не замечать клептомании у ребёнка, из-за того, что кражи эти происходят редко и по мелочи. Кто заметит пропажу брелка для ключей или ручки? Но сам ребёнок после кражи чувствует себя очень плохо.

На первых порах это чувство стыда, потом появляется нервозность, бессонница и понижение самооценки.

Ребёнка преследует постоянный страх как физического наказания, так и словесного порицания. Ведь быть вором это плохо? Постепенно ребёнок отстраняется от социума, он становится замкнутым, раздражительным, с частыми периодами депрессии, сменяющиеся истерическими припадками.

Клептомания у детей требует огромного внимания, и следует отыскать причины расстройства, которые помогут назначить адекватное лечение.

Как лечить клептоманию

Диагностика клептомании производится лишь квалифицированным психологом. Часто это почти принудительная диагностика, и за ней обращаются, когда человек уже попался на воровстве.

Сложность состоит в том, что воришки притворяются клептоманами, чтобы избежать ответственности, в то время как клептоманы признаются, что они воришки. Признаться в воровстве из жажды наживы им проще, чем признаться в психическом расстройстве.

Источник: https://consuitant.ru/kak-nazyvaetsja-bolezn-kto-voruet-v-magazinah/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть