Имущественная выгода

Упущенную выгоду отделяют от уголовного процесса // Пленум ВС подготовил разъяснения о гражданских исках в уголовных делах

Имущественная выгода

Пленум Верховного суда (ВС) подготовил проект постановления о том, как рассматривать гражданские иски в уголовных делах. Один из дискуссионных пунктов — о том, рассматривать ли требования об упущенной выгоде в уголовном деле или передать в отдельное судопроизводство.

Проект предлагает второй путь, но некоторые участники заседания высказали мнение, что требование можно рассматривать и в уголовном деле. Разногласия также возникли в связи с судьбой разъяснения о том, что считать дополнительными расчетами, для которых суд может передать гражданский иск в гражданское производство (ст. 309 УПК).

ВС привел примеры, в каких случаях передать все же можно, а прокуратура посчитала это уточнение избыточным.

Основной посыл проекта, говорила судья ВС Светлана Шмотикова, представлявшая проект, — разъяснить судам, чтобы они принимали все возможные меры для разрешения гражданских исков в уголовном деле.

Сейчас растет число случаев, когда суды передают иски в отдельное гражданское судопроизводство для дополнительных расчетов. «Данная ситуация не может не настораживать», — отметила Светлана Шмотикова.

Она объясняет это чрезмерной лаконичностью норм уголовно-процессуального законодательства по вопросам гражданского иска. Вероятно, поэтому механизм возмещения вреда в уголовном деле не всегда срабатывает эффективно.

Этому вопросу проект уделяет отдельное внимание в п. 26: суд должен по возможности разрешить гражданский иск в рамках уголовного дела и не допускать необоснованной передачи вопроса о размере возмещения в гражданское судопроизводство.

Необходимость дополнительных расчетов для уточнения размера вреда (если это влияет на квалификацию деяния) — не основание для такой передачи, подчеркивает ВС. Часть 2 ст.

309 УПК разрешает передать дело в гражданское производство для дополнительных расчетов, но ВС уточняет, что здесь имеется в виду: назначение судебной экспертизы, привлечение специалиста, истребование документов, для получения которых необходимо длительное время (например, при наличии спора о сумме частичного возмещения вреда).

Впрочем, в проекте предложен вариант — отказаться от этого уточнения. При подготовке проекта основной текст поддержали не все, сказала Светлана Шмотикова и предложила еще раз обсудить этот вопрос.

Председатель судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда Наталья Урбанович считает, что разъяснение надо оставить, потому что оно поможет судам выработать единый подход.

Иная точка зрения у заместителя Генпрокурора Виктора Гриня. Он назвал разъяснение избыточным.

Дискуссионным оказался и п. 11 проекта. Он говорит о требованиях имущественного характера, которые вытекают из правоотношений по последующему восстановлению прав потерпевшего или направлены на возмещение ему упущенной выгоды. Они, по мнению ВС, должны рассматриваться вне уголовного дела.

Здесь есть примеры: требования о признании гражданско-правового договора недействительным, об индексации присужденных денежных сумм, о возмещении расходов страховым организациям, о возмещении ущерба в результате смерти кормильца, о возмещении утраченного заработка (дохода) в результате повреждения здоровья, о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, о взыскании неполученного дохода.

Пример с упущенной выгодой неудачным считает завкафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия Константин Калиновский.

Бывают ситуации, когда наличие упущенной выгоды  входит в элементы состава преступления (ст. 180 УК о неправомерном использовании товарных знаков).

Слова об упущенной выгоде лучше убрать и заменить чем-то другим, считает Константин Калиновский. Чем именно, он не уточнил.

Не определился пока ВС, что делать со средствами, которые медицинская организация потратила на оказание помощи потерпевшему (п. 12). Основной вариант — средства возмещаются страховой медицинской организацией.

Регрессный иск о возмещении этих расходов страховой медицинской организацией к причинителю вреда предъявляется в гражданском процессе, а не в уголовном, написано в проекте. Но есть предложение и совсем исключить этот пункт из текста. Вопрос требует особого обсуждения, считает Светлана Шмотикова.

Исключение этого варианта оставит без разъяснения вопрос, который часто возникает на практике. «Практика в регионах отличается, и нужно прийти к единому знаменателю», — говорила судья. Не поддерживала предложенный вариант и Наталья Урбанович.

По общему правилу ответчик по гражданскому иску в уголовном деле — это обвиняемый. Но если по закону вред обязан возместить тот, кто не причинял вред, то ответчиком привлекается такое лицо. Примеры ВС приводит в п. 5 проекта.

Это случаи причинения вреда работником юрлица (ответчиком привлекается юрлицо), должностным лицом госоргана (ответчиком привлекается финансовый орган, выступающий от имени казны), источником повышенной опасности (ответчиком привлекается владелец).

Возмещению подлежит также и вред, возникший, когда уничтожение или повреждение имущества было способом совершения преступления (п. 7). Например, повреждение сигнализации или видеонаблюдения, взлом замка, повреждение двери или окна при проникновении в помещение, повреждение автомобиля с целью его угона.

Если преступление повлекло смерть человека, то лицо, признанное потерпевшим и понесшее расходы на погребение, вправе заявить гражданский иск об их возмещении. Полученное пособие на погребение не влияет на размер вреда к возмещению (п. 9).

Доказывать характер и размер имущественного вреда от преступления должен гособвинитель. Иной вред, причиненный непосредственно преступлением, но выходящий за рамки обвинения (например, расходы на погребение), гражданский истец вправе доказывать в силу полномочий, предоставленных ему законом. Доказательствами в таком случае могут быть квитанции об оплате, кассовые и товарные чеки (п. 20).

Если имущественный вред подсудимый причинил вместе с другим лицом, но в отношении него дело было выделено в отдельное производство или лицо освобождено от ответственности по нереабилитирующим основаниям, вред полностью возмещает подсудимый. Но если в отдельном производстве другому лицу вынесен обвинительный приговор, то суд может возложить на него обязанность возместить вред солидарно с ранее осужденным лицом (п. 24).

Если потерпевшими по уголовному делу о преступлении, повлекшем смерть человека, признаны несколько близких погибшему лиц или родственников, каждый из них вправе предъявить гражданский иск с самостоятельным требованием о компенсации морального вреда (п. 14).

При определении суммы компенсации морального вреда суд может учесть противоправное или аморальное поведение потерпевшего, ставшего поводом для преступления. Об этом говорится в п. 25 проекта. Впрочем, требования разумности и справедливости при определении размера компенсации нужно учитывать всегда, напоминает ВС.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2020/6/30/upuschennuyu_vygodu_otdelyayut_ot_ugolovnogo_processa__plenum_vs_podgotovil_razyasneniya_o_grazhdans

Прощение долга: способы и проблемы

Имущественная выгода

Партнерские отношения в бизнесе могут испортить неисполненные долговые обязательства. Если для этого существуют объективные причины – контрагент из соображений сохранения деловых отношений в будущем может простить долг добросовестному должнику (см. ст. 415 ГК). Как оформить подобную сделку, какие риски при этом возникают? Как лучше простить долг – в полном объеме или по частям?

Оформление прощения долга

Для оформления сделки прощения долга достаточно простой письменной формы ((см. пп. 1 п. 1 ст. 161 ГК). Это делается либо путем оформления соглашения, либо соответствующим письмом, которое содержит уведомление об освобождении должника от его обязательств.

При этом должник имеет право в разумный срок после получения письма направить контрагенту возражения (см. п. 2 ст. 415 ГК). Эти правила распространяются и на те случаи, когда сделка совершалась с государственной регистрацией.

Так, если речь идет об освобождении должника от части долга по договору купли-продажи недвижимости, государственная регистрация не требуется.

Примером является дело, по которому вынесено постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22 мая 2008 г. № Ф04-2966/2008(4952-А75-17) по делу № А75-9242/2006.

Суд признал соглашение о прекращении договора аренды при отсутствии претензий сторон (как материального, так и финансового характера) сделкой о прекращении долга, а также указал на то, что в данном случае государственная регистрация является излишней.

Внимание! Вот что должен содержать текст соглашения либо уведомления о прощении долга:
– обязательство, которое подлежит прекращению;
– на каком основании возникло данное обязательство;
– срок истечения исполнения обязательства.

Пример из судебной практики: Организация заключила с ИП соглашение, по которому она взяла на себя обязательство погашения долга в рассрочку. При этом кредитор на таких условиях соглашался простить должнику 30 % суммы долга. При нарушении условий погашения долга по частям соглашение о прощении части долга аннулируется. Суд посчитал данное соглашение незаключенным ввиду того, что там не содержались указания на основание возникновения обязанностей должника (см. постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 19 мая 2010 г. по делу № А31-4521/2009).

В другом случае поводом для отказа судом признать соглашение по прощению долга стало отсутствие в нем согласованного сторонами предмета сделки (см. постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 октября 2013 г. по делу № А53-36918/2012).

По договору о долевом строительстве дольщик внес сумму свыше 2,3 млн. рублей, но застройщик сорвал сроки передачи жилья и начал процедуру банкротства. Дольщик решил включить свои требования по пеням в реестр требований кредиторов.

Срок фактической передачи квартиры был оформлен актом, в котором содержалось указание на отсутствии у сторон претензий по качеству и срокам.

Суд указал, что на основании ст. 415, 432 ГК, соглашение должно содержать указание на сумму прощения по долгу (в данном случае по пеням в размере свыше 1.2 млн. рублей). Прощение долга не было признано состоявшимся, поэтому дольщик получил право на включение своих требований в реестр.

Почти тождественный случай стал предметом рассмотрения дела, по которому было вынесено постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 8 мая 2014 г. по делу № А17-5699/2013, определение Верховного суда РФ от 9 сентября 2014 г. № 301-ЭС14-1462. Спор возник между дольщиком и застройщиком. Суд указал:

«…поскольку из подписанных сторонами актов приема-передачи объектов долевого строительства не усматривается определенно выраженное намерение предпринимателя отказаться от реализации права на законную неустойку, у судов не имелось оснований для применения положений ст. 415 ГК РФ о прощении долга».

Здесь будет уместно процитировать фрагмент постановления ФАС Московского округа от 17 октября 2011 г. по делу № А41-9386/11:
«Прощение долга необходимо выразить четко и недвусмысленно, а просто умолчание о судьбе обязательства не может рассматриваться какюридический факт».

Это – частный случай принципа гражданского права: текст соглашения сторон подлежит лишь буквальному толкованию. Расширительное толкование исключается.

Видимо, исходя из этого принципа, было вынесено постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 июня 2014 г. по делу № А53-12776/2013.

Суд отказался квалифицировать спорный документ (дополнительное соглашение к договору, где речь шла о списании 50 % долга) как соглашение о прощении долга и применять ст.

415 ГК ввиду того, что он не был четко поименован как прощение долга, там отсутствовала ясно выраженная воля сторон на освобождение должника от его обязательств и отказ от дальнейших претензий к должнику в той или иной части.

А в самом договоре речь шла о направлении должником своей задолженности на нужды третьих лиц, своих работников, предоставляющих услуги кредитору. То есть данное правоотношение не предусматривало встречной имущественной выгоды кредитору.

Выводы и рекомендации

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод: прощение долга лучше оформлять не письмом, а соглашением. Так легче будет доказать наличие воли обеих сторон по прощению долга. Кроме того, в документе следует обстоятельно прописать, в чем состоит выгода кредитора от прощения долга.

Это необходимо для того, чтобы прощение долга признавалось дарением. К соглашению можно приложить справки бухгалтерии (расчет экономического эффекта от прощения долга) и из юротдела (расчет затрат на взыскание долга).

Еще один вариант – заключение мирового соглашения, которое подлежит утверждению судом (см. ч. 1 ст. 139 АПК).

Следует помнить о том, что просто молчание кредитора по поводу возврата долга не является прощением долга.

Кроме того, прощение долга не должно нарушать законных прав третьих лиц (например, прощение долга перед запуском процедуры несостоятельности, то есть банкротства).

При оформлении прощения долга иногда требуется разграничить эту сделку от дарения ввиду запрета (установлен пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК) на подарки юридических лиц друг другу (за исключением обычных подарков до 3000рублей).

И суды должны выяснять, можно ли расценить прощение долга как подарок (см. «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств», который содержится в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. № 104, далее по тексту Информационное письмо № 104).

Поэтому кредитор должен быть готов к тому, что от него потребуется обоснование экономической выгоды от прощения долга, что может выражаться в причинно-следственной связи такого прощения с обязательствами между сторонами в рамках тех или иных хозяйственных связей.

Сложившаяся судебная практика наработала критерии, которые указывают на наличие имущественной выгоды кредитора при прощении долга:
– получение непрощенной части долга в добровольном порядке;
– заключение мирового соглашения, одним из условий которого является прощение долга;
– наличие обязательств должника по совершению выгодных для кредитора действий;
– сохранение партнерских коммерческих отношений между должником и кредитором;
– возмездный характер сделки по уступке права требования;
– наличие акта сверки взаиморасчетов с подписями должника и кредитора, в соответствии с которым выплата конкретной суммы прекращает любые встречные обязательства сторон друг к другу.

Примеры из практики

Общество «А» обратилось в суд с иском к обществу «Б» с просьбой признать недействительным ранее заключенное соглашение о прощении долга. В иске было отказано.

Дело в том, что по условию соглашения ответчик был должен перевести средства на счета партнеров кредитора, то есть имели место обязательства по встречному исполнению как способу взаимозачета, что повлекло за собой получение обществом «А» выгоды.

Такого рода правоотношения дарением по определению являться не могут. То есть дело не в формальном наименовании соглашения, а в его реальном содержании (см. постановления Арбитражного суда Центрального округа от 10 сентября 2014 г.

по делу № А14-5972/2013, ФАС Московского округа от 30 июня 2014 г. № Ф05-5948/2014 по делу № А41-33913/13, ФАС Московского округа от 24 сентября 2012 г. по делу № А40-8920/12-162-81, определением ВАС РФ от 18 января 2013 г.

№ ВАС-17857/12 отказано в пересмотре дела).

Кредитор и должник заключили соглашение о прекращении обязательства последнего после предоставления отступного. Один из участников компании кредитора обратился в суд с иском о признании данного соглашения недействительным.

Требование было удовлетворено (см. постановление ФАС Московского округа от 30 июня 2014 г. № Ф05-5948/2014 по делу № А41-33913/13, определением ВАС РФ от 23 июля 2014 г. № ВАС-9746/14). Хотя по соглашению имело место частичное исполнение долга, соглашение о представлении отступного является возмездным, что отличает его от дарения (см. п. 3 ст. 423 ГК).

Еще пример (см. решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 1 августа 2011 г. по делу А65-5033/2009, принятое с учетом разъяснений ФАС Поволжского округа в постановлении от 11 апреля 2011 г. по делу А65-5033/2009).

Суд квалифицировал соглашение о прощении долга как дарение на том основании, что правоотношение носило безвозмездный характер, то есть прощение для истца не повлекло никаких имущественных выгод. Прощение долга в таком виде также не сопровождалось нарушением прав третьих лиц на активы кредитора.

https://www.youtube.com/watch?v=–nor88tweE

Еще в одном деле (см. постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 ноября 2015 г. № Ф05-15731/2015 по делу № А40-214828/2014, определением Верховного суда РФ от 10 марта 2016 г. № 305-ЭС16-814 отказано в передаче дела для пересмотра) суд согласился с тем, что стороны прекратили обязательства не при помощи прощения долга, а используя другие юридические инструменты.

Покупатель по договору поставки допустил просрочку оплаты товара, за что по договору он обязан был уплатить неустойку. Стороны заключили допсоглашение, в соответствии с которым поставщик отказывался от применения штрафных санкций. Суд, ссылаясь на положения ст. 415, 432, 572 ГК, пришел к выводу, что все признаки фактического соглашения о прощении долга имели место.

Однако апелляция сочла, что допсоглашение не содержит в себе указания на конкретные суммы, а стороны после наступления даты прекращения обязательств продолжали исполнение договора. А это повлекло за собой изменение размера задолженности. Таким образом, обязательства были прекращены путем соглашения сторон, а не соглашением о прощении долга. В удовлетворении иска было отказано.

Налоговые риски при прощении долга (кредитор)

Налоговое ведомство зачастую не соглашается с тем, что прощенный долг можно учитывать к категории внереализационных расходов в процессе формирования налогооблагаемой прибыли (см. пп. 2 п. 2 ст. 265, п. 2 ст. 266 НК).

Источник: https://zen.yandex.ru/media/sivkov/proscenie-dolga-sposoby-i-problemy-5f7aa07761e6d41ef5480184

Собственности и имущественных отношений 13 страница

Имущественная выгода

В связи со сказанным представляет особый интерес вопрос о соотно­шении имущественной выгоды с такой юридической категорией, как «иму­щество».

Думается, что под имущественной выгодой можно понимать то имущество, которое приобретается (приращивается) и сберегается (не рас­ходуется, сохраняется) конкретным лицом в определенный момент.

Имуще­ственная выгода — это полученное лицом имущество в денежной или нату­ральной форме, переданные лицу имущественные права, а также сбереженное лицом имущество. Есть основания полагать, что исследуемая категория от­ражает «положительную» динамику, происходящую в имущественной сфе­ре определенного лица.

В самом деле, фактическое имущественное состоя­ние, то есть статику материального положения участников экономических отношений, вряд ли можно назвать имущественными выгодами. Между тем как доходы, полученные в результате купли-продажи и иных видов приоб­ретения-отчуждения имущества, использования имущества и пр., а равно

1 См.: Куц В.Н. Ответственность за вымогательство по советскому уголовному праву: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Харьков, 1986. С.9.

Понятие имущественных преступлений по действующему
уголовному законодательству России и их классификация
_______

сбереженное имущество, которое при обычных условиях гражданского обо­рота должно быть отчуждено, есть все основания причислять к имуществен­ным выгодам.

Возвращаясь к вопросу о «других действиях имущественного характе­ра» как объективном признаке некоторых преступлений, предусмотренных в главе 21 УК, заметим, что законодатель путем указания на этот признак говорит о таких выгодах имущественного характера, которые извлекаются виновным (или другими лицами) путем уклонения от уплаты должного, не­основательного сбережения собственного имущества, избавления от мате­риальных затрат. Эти имущественные выгоды предоставляются потерпев­шим, находящимся под принуждением или введенным в заблуждение, пу­тем освобождения виновного (или других лиц) от исполнения имуществен­ных обязанностей. Следовательно, предметом преступного посягательства в данном случае можно считать сбереженное виновным или другими лицами имущество.

В современной науке уголовного права распространенным является мнение, согласно которому все из названных юридических категорий — «чужое имущество», «право на чужое имущество» и «другие действия иму­щественного характера» — служат для обозначения предмета конкретных видов имущественных посягательств.

И мошенничество, и вымогательство, и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием относятся многими исследователями к числу предметных пре­ступлений1. Между тем в теории уголовного права существуют и иные взгляды на этот вопрос. По мнению Л.Д.

Гаухмана, если имущественное преступление выражается в приобретении права на чужое имущество или заключается в требовании совершения других действий имущественного ха­рактера, оно является беспредметным2.

Как видно, вопрос о содержании предмета имущественных преступле­ний является сложным.

Широкая трактовка предмета некоторых имущест­венных посягательств как имущества вообще, безотносительно к его веще­ственному содержанию находится в известном противоречии с юридичес­ким пониманием собственности как вещного права, которое связано с оп­ределенной вещью и не имеет своим объектом имущественные права, тем более иные выгоды имущественного характера. Цивилисты утверждают: «Объектами вещных прав в российском праве, как и в целом в континен­тальной правовой системе, не могут выступать имущественные права — права требования, права пользования и т.п., составляющие содержание обя-

1 См.: Российское уголовное право: Особенная часть / Под ред. В.Н.Кудрявцева, А.В.Наумова. С. 163; Российское уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. М.П.Журавлева и С.И.Никулина. С. 156; Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Отв. ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Новоселов. С.

213, 240-241; Уголовное право России: Учебник: В 2-х т. Т.2 / Под ред. А.Н.Игнатова и Ю.А.Красикова. С.192, 207, 214; Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И.Ветрова и Ю.И.Ляпунова. С.243, 272, 279; Уголовное право России: Часть Особенная: Учебник / Под ред. Л.Л.Крутикова. С.209, 222, 224. 1 См.: Гаухман Л.Д.

, Максимов СВ. Указ. соч. С.65, 119.

А. Г. Безверхов
_____________________________ Имущественные преступления

зательственных отношений… Субъективные имущественные права, безус­ловно, могут быть предметом гражданского оборота, но из этого вовсе не следует, что они являются объектами вещных прав»1.

Широкое определение содержания предмета отдельных преступлений, предусмотренных в главе 21 УК, не находится в согласии и с общим учени­ем об объекте преступления.

Под предметом преступления в отечественной науке уголовного права традиционно понимаются материальные предметы внешнего мира, на которые непосредственно воздействует преступник, осу­ществляя посягательство на соответствующий объект.

Так, в советской тео­рии уголовного права утверждалось: «Под предметом преступления надле­жит понимать такие предметы или вещи, которые служат материальным (вещественным) поводом, условием либо свидетельством существования определенных общественных отношений и посредством изъятия, уничтоже­ния, создания либо видоизменения которых причиняется ущерб объекту преступления»2. Это концептуальное положение принято и современной уголовно-правовой наукой. «Предмет преступления, — указывает А.В.Паш-ковская, — это овеществленный элемент материального мира, воздействуя на который, виновный осуществляет посягательство на объект преступле­ния»3. Анализ абсолютного большинства определений предмета преступле­ния, сформулированных и другими учеными-юристами, позволяет заклю­чить, что в общем учении об объекте преступления предмет преступного посягательства рассматривается в виде вещи (иногда, правда, наряду с кате­горией вещи упоминаются и другие, охватываемые этим понятием, предме­ты материального мира — документы, хозяйственные ценности, материаль­но выраженные части окружающей среды и пр.). Как видно, в отечествен­ной науке уголовного права сложилась «вещная» концепция предмета пре­ступления. Согласуется ли последняя с современными экономическими ре­алиями?

Экономические отношения складываются в обществе по поводу самых разных благ — товаров, работ, услуг, способных удовлетворять те или иные потребности человека. Потребности, как утверждают экономисты, удовле­творяются через потребление как материальных, так и нематериальных благ4.

Вещественное содержание и вещественный результат не являются ис­ключительным свойством современного производства.

В экономической те­ории является общепризнанным, что во всех развитых странах современное хозяйство состоит из двух взаимосвязанных и дополняющих друг друга ти­пов производства: материального и нематериального5. При этом в совре-

1 Маттеи У., Суханов Е.А. Указ. соч. С.334.

1 Фролов Е.А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Сборник ученых тру­дов Свердловского юридического ин-та, 1969. Вып. 10. С.222.

3 Курс уголовного права: Общая часть: Т.1 / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М.Тяжковой. М.: ЗЕР­
ЦАЛО, 1999. С.210.

4 См.: Экономика: Учебник / Под ред. А.С.Булатова. С.32.

5 Борисов Е.Ф. Указ. соч. С.27.

Понятие имущественных преступлений по действующему
уголовному законодательству России и их классификация
_______

менное производство органически вплетена особая сфера, воспроизводящая такие специфические блага, как услуги. Последние, в свою очередь, подраз­деляются на материальные и нематериальные.

Равно и цивилисты утверждают, что объекты экономических отноше­ний суть товары, в развитом экономическом обороте представляющие со­бой отнюдь не только вещи.

«Форму товара получают как материальные, так и нематериальные результаты работ и услуг, нематериальные результа­ты творческой деятельности, а также отдельные права (например, оформ­ленные в виде ценных бумаг) и даже средства индивидуализации товаров (товарные знаки, фирменные наименования и т.п.). Гражданско-правовой режим этих объектов устанавливается с помощью не только вещных, но и обязательственных, и исключительных прав»1. В современном мире даже информация приобрела товарный вид и выступает в качестве объекта дого­ворных отношений, связанных с ее сбором, хранением, переработкой, рас­пространением и использованием в различных сферах социальной жизнеде­ятельности2.

Должны ли учитываться законодателем указанные экономические реа­лии? Безусловно. законов, регулирующих и охраняющих отно­шения в сфере экономики, дается самой экономической жизнью и выража­ет закономерности хозяйственных процессов.

Отражены ли современные тенденции в сфере экономики в гражданском законодательстве, регулирую­щем имущественные отношения товарной природы? Как показывает его анализ, да. Согласно ГК РФ имущественные права могут свободно отчуж­даться и переходить от одного лица к другому (ст.ст. 128 и 129 ГК).

Имуще­ственные права либо иные права, имеющие денежную оценку, могут быть вкладом в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества (п.6 ст.66 ГК); таким образом, передача имущественного права (требования) является одной из форм оплаты доли участника в уставном капитале това­рищества или общества. В соответствии со ст.

21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г.3, участ­ник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в ус­тавном капитале общества другим лицам.

Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что доля участника в уставном капитале общества, по существу, является обязательственным правом требования, следовательно, на ее передачу (уступку) распространяются правила об уступке прав (ст.ст.382-390 ГК). Понятие уступки права включает, помимо продажи, ме­ну, дарение. Следует иметь в виду, что передается именно доля, как стои­мостное выражение части доли уставного капитала, пропорциональной ча­сти чистых активов, а не конкретное имущество4. Как видно, уступка иму-

1 Маттеи У., Суханов Е.А. Указ. соч. С.302.

1 См.: Гражданское право: Учебник. Часть I / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. С.214.

3 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. №7. Ст.785.

Источник: https://studopedia.ru/6_145269_sobstvennosti-i-imushchestvennih-otnosheniy.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть