Группа лиц в уголовном праве это

Виды и формы соучастия в преступлении

Группа лиц в уголовном праве это

В зависимости от функциональных ролей, выполняемых со­участниками преступления, можно выделять два вида соучастия:

В зависимости от степени сплоченности соучастников — четыре формы соучастия:

    • группа лиц без предва­рительного сговора;
    • группа лиц по предварительному сговору;
    • организованная группа;
    • преступное сообщество (преступная ор­ганизация).

Деление соучастия на виды и формы не является взаимоисключающим, и ряд случаев совместного совершения преступления может быть отнесен и к одному из видов соучастия, и к одной из его форм.

Виды соучастия

В основу выделения видов соучастия может быть положен критерий функциональных ролей, выполняемых соучастниками, т.е. отсутствие или наличие в дополнение к соис­полнителям иных разновидностей соучастников. На этой основе может быть выделено:

    1. простое соучастие или соисполнительство (в котором все без исключения совместно участвующие в совер­шении преступления лица являются соисполнителями);
    2. сложное соучастие (в котором наряду с исполнителем (соисполнителями) присутствуют организатор, подстрекатель и (или) пособник).

Выделение видов соучастия имеет значение при квалифика­ции преступления, совершенного в соучастии:

1) при простом со­участии:

    • действия всех соучастников квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответствен­ность за совершенное ими преступление;
    • в случае, если такой статьей предусмотрен квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сго­вору или организованной группой, – то с вменением данного ква­лифицирующего признака (ч. 2 ст. 34 УК РФ).

2) при сложном со­участии:

    • действия исполнителя (соисполнителей) квалифицируют­ся аналогично простому соучастию. Действия же организатора, подстрекателя, пособника квалифицируются соответственно по ч. 3, 4, 5 ст. 33 УК РФ и по статье Особенной части УК РФ, преду­сматривающей ответственность за совершенное ими преступление (с вменением при наличии соисполнителей и при указании на то в статье Особенной части УК РФ также квалифицирующего при­знака группового совершения преступления). Ссылка на ст. 33 УК РФ применительно к действиям организатора, подстрекателя, пособника не требуется, если одновременно с выполнением ими организаторских, подстрекательских и пособнических функций они являются соисполнителями преступления (ч. 3 ст. 34 УК РФ).

Формы соучастия

В основу выделения форм соучастия может быть положен критерий сплоченности соучастников, который позволяет выделить такие формы соучастия, как:

    1. группа лиц (без предварительного сговора),
    2. группа лиц по предварительному сговору,
    3. организованная группа,
    4. преступное сообщество (пре­ступная организация) (ч. 1-4 ст. 35 УК РФ).

Совершение пре­ступления группой лиц, группой по предварительному сговору, организованной группой является квалифицирующим призна­ком многих преступлений (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 2 ст. 131, ч. 2, 4 ст. 162 УК РФ).

Преступление, совер­шенное группой лиц (без предварительного сговора)

Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совер­шенным группой лиц, если в его совершении совместно участвова­ли два или более исполнителя без предварительного сговора.

От всех иных форм соучастия данная отличается отсутствием предва­рительного сговора, т. е. спонтанностью, внезапностью возникно­вения и реализации умысла на совершение преступления.

В силупрямого указания закона обязательным признаком группы лиц без предварительного сговора является наличие двух и более соиспол­нителей (при этом следует учитывать «группо­вое исполнение преступления»); пособничество в совершении преступления (подстрекательство к его совершению) единственно­му исполнителю не образует данной формы соучастия.

Вследствие внезапности преступных действий группа лиц без предварительного сговора в основном встречается как разновид­ность простого соучастия.

Тем не менее, здесь возможно и слож­ное соучастие, когда в процессе осуществления преступного по­сягательства у соисполнителей появляется пособник (в еще более редких случаях — подстрекатель) либо когда преступление, совер­шаемое в сложном соучастии, является следствием внезапного видоизменения первоначально существовавшего замысла.

Преступление, совер­шенное группой лиц (по предварительному сговору)

В ч. 2 ст. 35 УК РФ указывается, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совер­шении преступления.

Предварительный сговор на совершение преступления предполагает выраженную в любой форме (пись­менной, устной, конклюдентной) договоренность, состоявшуюся до начала непосредственного выполнения объективной стороны преступления (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29).

В судебной практике считается, что конститутивным призна­ком группы лиц по предварительному сговору является наличие двух и более соисполнителей (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

№ 29)(при этом следует учитывать ска­занное ранее о «групповом исполнении преступления»).Так, по одному из дел было исключено из приговора указание на совер­шение убийства группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст.

105 УК РФ), поскольку было установлено, что из двух соучастников один являлся исполнителем, а другой — пособ­ником (см.: БВС РФ. 2002. №2.С. 16-17).

Группа лиц по предварительному сговору может относиться как к простому, так и к сложному соучастию.

Отличительной чертой организованной группы (ч. 3 ст. 35 УК РФ), позволяющей отделить ее от группы лиц по предваритель­ному сговору, является устойчивость.

Об устойчивости могут свиде­тельствовать такие признаки, как стабильность группы, тесная взаи­мосвязь между ее членами, согласованность действий и их планиро­вание, наличие признанного руководства, постоянство форм и методов преступной деятельности, техническая оснащенность, длительность существования группы, количество совершенных ею преступлений и т.п. При этом закон не исключает создания орга­низованной группы и всего лишь из двух лиц, и для совершения од­ного, но требующего тщательной подготовки преступления.

Особая общественная опасность преступлений, совершаемых организованной группой, обусловила выработку судебной прак­тикой правила, согласно которому действия всех участников ор­ганизованной группы независимо от их роли в преступлении квали­фицируются как соисполнительство.

Кроме того, само по себе соз­дание наиболее опасной разновидности организованной группы -банды – криминализировано законодателем в ст.

209 УК РФ, а создание организованной группы в иных случаях влечет уголов­ную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35 УК РФ).

Преступное со­общество (преступная организация)

Наиболее опасной формой соучастия является преступное со­общество (преступная организация) (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Преступ­ное сообщество (преступную организацию) в силу сложившейся судебной практики характеризуют три отличительных признака:

    1. сплоченность, т.е. наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих их в единое целое, наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного ус­тава сообщества, особая преступно-культурная общность и т. п.;
    2. организованность, т.е. четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности,наличие внутренней жесткой дисциплины;
    3. цель создания — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Особая общественная опасность преступного сообщества (преступной организации) обусловила уголовную наказуемость самого по себе факта создания такого сообщества (организации) (ст. 210, 2821УКРФ).

Следует также отметить, что хотя ни в одной из статей Осо­бенной части УК РФ совершение преступления преступным сооб­ществом (преступной организацией) не является квалифицирую­щим признаком состава преступления, тем не менее, при наличии в статье Особенной части УК РФ такого квалифицирующего при­знака, как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, со­вершение указанным сообществом (организацией) преступления должно квалифицироваться с его вменением. При этом все дейст­вия всех участников преступного сообщества (преступной орга­низации) независимо от их роли в преступлении квалифицируют­ся как соисполнительство.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 “О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 “О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 “О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)”

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 “О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов”

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/vidi-i-formi-souchastiya-v-prestuplenii

Понятие организованной группы

Группа лиц в уголовном праве это

Обложка

Попов А.Н. О применении законодательства о необходимой обороне в новых разъянениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации

Безбородов Д. А. Причина и следствие в преступлениях, совершенных в соучастии: несколько слов на вечную тему

Федышина П. В. Способ совершения преступления в уголовном праве

Капитонова О. С. Понятие организованной группы

Щепельков В. Ф., Сальников А. В., Ермолаева Н. А. Разъяснения Пленума Верховного суда РФ о субъекте налоговых преступлений

Любавина М. А. О преступлениях, связанных с распространением порнографических материалов или предметов

Краев Д. Ю. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ)

Морозова Ю. В. Субъекты преступлений в сфере несостоятельности (банкротства)

Романова В. В. Общественно опасные последствия в служебных преступлениях

Спиридонова Л. Э. Уголовно-правовое значение фактической ошибки в личности потерпевшего при квалификации преступлений против жизни

Фирсов М. Л. Отдельные проблемы определения размера нарушения авторских и смежных прав

Васильева Н. В. Некоторые вопросы уголовной ответственности за преступные посягательства в сфере документооборота

Киселев А. А. Роль прокурора в соблюдении органами расследования разумного срока уголовного судопроизводства

Данилова Н. А., Прокофьева Н. В. Анализ прокурором материалов уголовного дела о злоупотреблении должностными полномочиями, совершенном сотрудником правоохранительного органа

Серова Е. Б. Обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию по делам о криминальных банкротствах

Баркалова Е. В. Криминалистический анализ некоторых способов рейдерских захватов организаций

Томин В. А. Обеспечение открытости информации о деятельности органов власти: нормативное регулирование и проблемы правоприменения

Новое в криминалистике (А. В. Холопов)

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ И СОСТАВИТЕЛЯХ

О. С. КАПИТОНОВА

Участие нескольких лиц в преступной деятельности значительно повышает общественную опасность содеянного, причиняет значительный вред объектам уголовно-правовой охраны, влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ.

В УК РФ организованная группа законодателем понимается трояко, а именно: как форма соучастия (ст. 35 УК РФ), как квалифицирующий признак в различных составах преступлений и как самостоятельный состав преступления (ст.ст. 209, 210 УК РФ и др.).

В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Согласно данной статье преступление, совершенное организованной группой, является видом группового преступления. Организованная группа отличается следующими признаками: 1) численностью (не менее двух человек)(1); 2) устойчивостью;      3) целью объединения.

Вместе с тем указанные признаки не являются достаточными для отграничения организованной группы от других форм соучастия. Например, такой признак, как численность, присущ и группе лиц, и группе лиц, действующих по предварительному сговору.

Кроме того, группа лиц, действующих по предварительному сговору, тоже в определенной степени обладает устойчивостью и создается для совершения одного или нескольких преступлений.

 Поэтому в связи с возникающими вопросами при квалификации действий лиц, совершивших преступления в составе организованных групп, Пленум Верховного Суда РСФСР, Российской Федерации неоднократно принимал постановления, касающиеся данной правоприменительной практики.

Так, еще до вступления УК РФ в силу в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР «О судебной практике по делам о вымогательстве» от 4 мая 1990 г.

№ 3 организованная группа рассматривалась как «устойчивая группа из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений.

Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащает технически…»(2).

В постановлении  Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г. № 5 указывается: «Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется,

Стр.23

2. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. № 7. С. 7.

как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т. д.» (п. 4)(1).

После вступления в силу УК РФ одним из первых было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ « О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1, в котором были рассмотрены признаки организованной группы через призму бандитизма, т. е.

как устойчивой вооруженной группы из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации.

Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений(2).

Представляется правильной позиция А. Ю. Чупровой и С. И. Мурзкова, которые считают, что «постоянство форм и методов преступной деятельности» никак нельзя отнести к отличительным признакам организованной группы.

Данное положение основывается на том, что как раз организованная преступная группа оказывается способной к использованию сложных способов совершения преступлений, к их постоянному изменению и совершенствованию.

Поэтому о постоянстве форм и методов преступной деятельности как одном из признаков организованной преступной группы, а банда является, несомненно, одним из видов такой группы (с учетом характера вооруженности), говорить не приходится(3).

Следующая попытка определить признаки организованной группы сделана в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г.

№ 1, в котором указано, что организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств.

Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы(4).

Трудно не согласиться с точкой зрения В. М.

Быкова, который пишет, что указанные в данном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ определения и признаки организованной группы также не полностью отражают ее суть и не отграничивают от преступной группы, совершающей преступление по предварительной договоренности (п.

2 ст. 35 УК РФ), так как планирование преступления, подготовка орудий преступления и распределение ролей между членами преступной группы может иметь место и при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору(5).

Кроме того, Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г.

№ 1, в отличие от предыдущих, необоснованно сужает понятие организованной группы, поскольку указывает на то, что лица объединяются для совершения одного или нескольких убийств, а не для совершения одного или нескольких преступлений вне зависимости от тяжести последних.

Как свидетельствует судебно-следственная практика, организованные группы за период своего существования могут совершать преступления как небольшой и средней тяжести,

Стр.24

так и тяжкие и особо тяжкие: преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти, а также против военной службы.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г.

   № 29 организованная группа характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла(1).

Подобную точку зрения поддерживают и ряд авторов, которые предлагают считать одним из основных признаков организованной группы наличие организатора группы, осуществляющего подбор соучастников, распределяющего роли между ними и т. п., или руководителя, обеспечивающего целенаправленную, спланированную, слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника(2).

Однако наличие в составе организованной группы организатора (руководителя) не всегда является отличительным признаком, поскольку в правоприменительной практике имеются случаи, когда такая группа состоит из двух лиц, которые объединились для совершения ряда преступлений, являясь одновременно организаторами преступной группы и соисполнителями преступлений.

И, наконец, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» от 9 февраля 2012 г.

№ 1 в очередной раз раскрыто содержание «организованной группы», под которой понимается устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы).

Анализируя указанные постановления Пленума Верховного Суда РФ, можно прийти к выводу, что сложные вопросы квалификации преступлений, совершенных организованными группами, не остаются без внимания.

В то же время не приведены исчерпывающие признаки организованной преступной группы, поэтому на практике допускаются определенные ошибки в толковании и применении уголовно-правовых норм, содержащих признаки форм соучастия.

Кроме того, уголовно-правовые понятия подменяются криминологическими, в связи с чем отсутствует единообразное понимание норм уголовного закона.

Одни авторы под организованной группой понимают совокупность свойств, преимущественно криминологического характера, например таких, как сплоченное объединение лиц, обладающих специфическими преступными навыками (наклонностями), связями, опытом(3), длительность существования группы либо создание группы с целью продолжительной преступной деятельности, стабильность состава и постоянство форм

Стр.25

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 2. С. 3.

и методов преступной деятельности(1), длительная подготовка и применение различных технических средств, приспособлений, транспорта, различных ухищрений при сокрытии похищенного имущества(2).

Несомненно, что указанные признаки присущи организованной группе, однако все они могут иметь место при соучастии с распределением ролей и в группе лиц по предварительному сговору.

Другие авторы определяют организованную группу через уголовно-правовые свойства, а именно: наличие ее устойчивости и заранее состоявшегося объединения ее участников для совершения одного или нескольких преступлений, зафиксированного в известном единстве преступного намерения(3).

 В данном случае можно согласиться с Р. Х. Кубовым, который утверждает, что проблема кроется в специфике категорий, с помощью которых законодатель описывает те или иные организационные формы соучастия.

Так как эти категории сами по себе являются оценочными, то это приводит к тому, что при раскрытии их содержания происходит смешение уголовно-правовых, криминологических и социологических критериев.

В конечном итоге это все оказывает самое негативное влияние на эффективность правоприменительной практики, затрудняя разграничение сложных форм соучастия в конкретных уголовных делах(4).

Таким образом, признаками организованной группы являются:

устойчивость, под которой следует понимать не только системность совершения преступлений, но и длительность подготовки к совершению преступления при тщательном распределении ролей соучастников.

Так, Верховный Суд РФ действия подсудимых, учитывая их характер и согласованность, четкое распределение ролей, использование автомашины во время похищения человека и в дальнейших действиях, длительность насильственного удержания потерпевшего в чужой квартире, корыстный мотив преступления, квалифицировал как совершенные в составе организованной группы(5);

наличие предварительного сговора на осуществление преступной деятельности, предполагающего тщательное распределение ролей при совершении преступлений.

Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было разъяснено, что квалификация преступления, совершенного организованной группой, предполагает, что виновные заранее объединились в устойчивую группу для совершения одного или нескольких преступлений(6);

отношение членов группы к совершенному преступлению, т. е. участники должны понимать, что они входят в устойчивую группу, совершают единое преступление совместно с другими соучастниками для достижения единой цели и роли в данной группе распределяются по заранее выработанному плану.

Исходя из изложенного организованной группой следует считать устойчивую группу, состоящую из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений.

Стр.26

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k1106.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть