Грабеж с угрозой применения насилия

Ответственность за грабеж

Грабеж с угрозой применения насилия

  • Угроза применения насилия
  • Вымогательство

В отличие от кражи, мошенничества, присвоения и растраты, являющихся ненасильственными видами хищения, грабеж находится на стыке ненасильственного и насильственного хищения, поскольку этим преступлением охватываются составы грабежа без насилия и с насилием.

В ст. 161 УК РФграбеж определен как “открытое хищение чужого имущества”.

Объективная сторона грабежа заключается в открытом изъятии чужого имущества из чужого владения.

Изъятие заключается в самовольном перемещении чужого имущества из места нахождения, в том числе хранилища, и завладение им. Такое изъятие в отличие от кражи совершается открыто, т. е.

очевидно для потерпевшего или других лиц, присутствующих на месте преступления и осознающих, что на их глазах совершается хищение имущества.

Способы и формы грабежа бывают самые разнообразные. Это и наиболее распространенный “рывок”, когда субъект вырывает сумочку у женщины, срывает с головы прохожего шапку, хватает с прилавка магазина товар и убегает, и т. п.

Грабежом следует признавать и похищение на глазах прохожих вещей у пьяного, не сознающего, что с ним происходит, а также незаметное для потерпевшего похищение его имущества в транспорте на глазах других пассажиров, которые боятся вмешиваться в происходящее, но сознают, что происходит ограбление.

Открытое похищение имущества является более опасным, чем кража, так как свидетельствует о большей дерзости виновного, о возможности применения насилия в случае оказания противодействия.

“Открыто захватывая чужое имущество, грабитель самим способом и характером действий дает понять присутствующим, что попытка сопротивления или иного вмешательства может повлечь применение к ним физической силы”, — справедливо отмечал профессор В. А. Владимиров.

По данным судебной практики, грабеж без насилия значительно чаще, чем кража, перерастает в насильственное преступление.

Перерастание кражи в грабеж или даже разбой имеет место в тех случаях, когда похищение имущества, начатое тайно, при появлении собственника (в случаях квартирных краж) или обнаружении преступления другими лицами завершается открыто или даже с применением насилия.

В таких случаях преступление следует квалифицировать в зависимости от обстоятельств его завершения как грабеж, насильственный грабеж или разбой.

Грабеж является оконченным с момента открытого изъятия имущества и завладения им.

Субъектом грабежа является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. В содержание умысла входит сознание, что похищение совершается в условиях очевидности, когда

потерпевший или другие лица осознают, что виновный совершает открытое похищение имущества.

Если субъект рассчитывает совершить тайное похищение, например карманную кражу в транспорте, но за ним наблюдает оперативный работник уголовного розыска, обративший внимание на происходящее свидетелей, чего вор не знает, то совершенное им деяние следует квалифицировать как кражу.

Признакиквалифицированных видов грабежа, предусмотренные ч. 2 ст. 161 УК, в основном совпадают с признаками, рассмотренными ранее. Характерным для грабежа квалифицирующим признаком являетсяприменение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы, применения такого насилия (п. “г” ч. 2 cm. 161).

Насилием, не опасным для жизни или здоровья, признается применение физической силы, не повлекшее расстройства здоровья и не создавшее возможности причинения расстройства здоровья, например нанесение ударов, не повлекших причинения даже легкого вреда здоровью, причинение боли, держание за руки, лишающее возможности сопротивляться, и т. п.

Угроза применения насилия

Угроза применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, может быть выражена в неопределенной форме, например в словах: “Снимай часы, а то плохо будет”. Угроза может быть выражена не только словесно, но и действиями, такими, как замахивание для нанесения удара, поднесение к лицу потерпевшего кулака и т. п.

Если лицо совершило открытое похищение имущества, например вырвало из рук сумку, и пыталось скрыться, но было настигнуто потерпевшим или другими лицами, бросило сумку и было задержано, ответственность должна наступать согласно ч. 1 ст. 161 УК. Если же лицо, пытаясь удержать похищенное, применяет насилие, не опасное для жизни или здоровья, к лицам, его задерживающим, ответственность наступает в соответствии с ч. 2 ст. 161 УК.

В последнее десятилетие участились случаи совершения хищений путем приведения в бессознательное состояние или глубокий сон потерпевшего различными одурманивающими веществами.

Если с целью похищения имущества в организм потерпевшего введены вещества, не представляющие опасности для его жизни или здоровья, содеянное по рекомендации Пленума Верховного Суда РСФСР надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием, либо покушение на это преступление.

При совершении грабежагруппой лиц по предварительному сговору (п. “а” ч. 2 ст. 161) ответственности подлежат все лица, участвовавшие в совершении преступления, независимо от их конкретной роли, а те, кто изымал имущество, и те, кто стоял на страже, должны признаваться участниками грабежа, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Заслуживает внимания вопрос о квалификации действий грабителя, привлекшего в совершению насильственного грабежа лиц, не подлежащих уголовной ответственности (невменяемых, малолетних).

Повышенная общественная опасность такого деяния очевидна, так как насилие со стороны группы лиц повышает его интенсивность, парализует волю потерпевшего к сопротивлению, оказывает на него большее психологическое воздействие, чем при посягательстве одного лица.

Поэтому в случаях совершения насильственных преступлений следовало бы признавать квалифицирующим обстоятельством совершение преступления группой лиц независимо от наличия предварительного сговора, как это сделано применительно к убийству (п. “ж” ч. 2 ст. 105), к изнасилованию (п. “б” ч. 2 ст.131).

При законодательном определении такого квалифицирующего признака, как “совершение преступного деяния группой лиц”, акцент делается на повышенную общественную опасность объективной стороны преступления, а не на признаки соучастия (предварительный сговор).

Понятно, что невменяемые и малолетние соучастниками быть не могут и в предварительном сговоре в юридическом смысле не участвуют. Однако они могут применять насилие и тем самым повышать общественную опасность преступного деяния.

Поэтому лицо, сознательно привлекшее к участию в насильственном преступлении невменяемых или малолетних, должно нести ответственность за преступление, совершенное группой лиц, а не одним лицом.

Но для этого необходимо внести изменение в уголовный закон и во всех статьях, предусматривающих насильственные преступления, указать признак — “совершение преступления группой лиц”.

По поводу применения признака“грабеж с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище” Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 4 марта 1990 г.

указал: “Разъяснить, что как грабеж либо разбой с проникновением в помещение, иное хранилище или жилище надлежит квалифицировать действия лица и в том случае, когда оно вторглось в них путем обмана потерпевшего, выдав себя, например, за представителя власти…

Вместе с тем этот квалифицирующий признак грабежа и разбоя отсутствует, если виновный оказался в помещении, ином хранилище либо жилище с добровольного согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства и т. д.

либо в случае, когда умысел на завладение имуществом возник у него уже в процессе пребывания в указанных помещениях (ином хранилище).

Если совершению грабежа либо разбоя с проникновением в помещение, иное хранилище или жилище было оказано содействие в форме пособничества, не связанного с оказанием помощи в непосредст- венном проникновении или изъятии имущества (дача советов, указаний, обещаний приобрести или сбыть похищенное, предоставление орудий преступления и т. д.), то такие действия следует квалифицировать по ст. 17 УК РСФСР (соучастие. — Авт.) и соответствующим статьям того же Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за указанные преступления”.

Если грабеж совершен при квалифицирующих обстоятельствах, предусмотренных в нескольких пунктах ч. 2 или ч. 3 ст. 161, в квалификации необходимо указать на все эти пункты. Такая квалификация не только будет способствовать назначению справедливого наказания, но и в случае исключения в суде каких-либо обстоятельств не потребует направления дела на доследование.

Вымогательство

Грабеж следуетотличать от ряда преступлений, имеющих с ним сходные признаки.

Так, от хулиганства, связанного с изъятием имущества, грабеж отличается по направленности умысла и цели. Если у прохожего срывают с головы шапку с целью ее присвоить, это грабеж.

Если же у прохожего сорвали шапку и выбросили в реку, где она утонула, это хулиганство, связанное с уничтожением имущества.

От вымогательства грабеж отличается и способом действия, и содержанием умысла. При вымогательстве предъявляется требование передачи имущества под угрозой применения насилия в будущем. При грабеже угроза насилием служит средством немедленного получения, имущества.

Источник: https://konspekt.biz/index.php?text=48487

Проблемы отграничения грабежа с применением насилия от разбоя

Грабеж с угрозой применения насилия


Рассмотрены вопросы отграничения грабежа с применением насилия от разбоя.

Ключевые слова: грабеж, применение насилия, разбой, насильственные действия.

В юридической литературе выделяют шесть форм хищения: кражу, мошенничество, присвоение, растрату, грабеж и разбой. В основе такой классификации лежит способ совершения хищения.

Разбой (ст. 162 УК РФ) — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Разбой, в отличие от грабежа, — двух объектное преступление, подразумевающее одновременно посягательство на отношения собственности и на здоровье человека.

Объективная сторона выражается в нападении с целью хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья либо с угрозой применения такого насилия.

Подобные действия могут быть только открытыми, в связи с чем разбой имеет сходство с насильственным грабежом. Насилие служит средством подавления сопротивления со стороны лиц, препятствующих или могущих воспрепятствовать хищению.

Если же субъект применяет насилие не с целью воздействия на волю других лиц, а для того, чтобы неожиданно вырвать имущество из их рук, то такие действия нельзя квалифицировать как разбой или насильственный грабеж.

По мнению большинства ученых, при данных обстоятельствах содеянное образует открытое ненасильственное хищение и соответствующее преступление против здоровья личности. [7, С. 8]

особенность, по сравнению с иными формами хищения, состоит в том, что разбой сконструирован как усеченный состав, т. е. момент окончания перенесен на более раннюю стадию — покушение на хищение (если уже было нападение и угроза или насилие).

Если в разбой перерастет иная форма хищения (кража или грабеж), деяние оканчивается моментом применения угрозы насилием или насилия, характерных для разбоя. Таким образом, разбой считается оконченным с момента осуществления нападения, независимо от того, была ли достигнута цель завладения чужим имуществом или нет.

Грабеж же признается оконченным с момента завладения чужим имуществом.

Надо сказать, что для разбоя не требуются такие признаки хищения, как фактическое изъятие и (или) обращение имущества, причинение ущерба владельцу имущества.

При этом иные признаки хищения (чужое имущество, безвозмездность, противоправность, корыстная цель) являются для разбоя обязательными, так как он совершается с целью хищения.

Если же в результате разбойного нападения имущество фактически будет изъято, то квалификация содеянного не изменится. [8, С. 12]

Разбой проявляется в форме нападения, т. е. внезапного для потерпевшего активного агрессивного воздействия виновного (вне насилия не имеет места).

Необходимо отметить, что отграничение грабежа от разбоя нередко вызывает определенные затруднения в судебной практике.

Главное отличие рассматриваемых преступлений состоит в степени интенсивности и объеме насилия, поскольку разбой всегда связан с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, в то время как грабеж может быть совершен без насилия либо с насилием, но не опасным для жизни и здоровья потерпевшего.

В ряде случаев ошибки при квалификации грабежа и разбоя обусловлены различной оценкой легких телесных повреждений, повлекших расстройство здоровья.

На практике не всегда представляется возможным разграничить данные составы преступлений; оценка действий преступника в значительной мере зависит от позиции правоприменительного органа и местной практики. Позиция законодателя была разъяснена пленумом Верховного суда (постановление от 27 декабря 2002 г.

№ 29 о судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое).

В соответствии с ним, под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать также нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья. В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т. п. Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью). [3] Несмотря на четкое указание закона о характере насилия при грабеже, в судебной практике и до настоящего времени встречаются случаи неправильной квалификации как насильственного грабежа действий, которые фактически представляют собой не грабеж, а разбой.

Например, Л., Г. и Ш. были осуждены за разбой, так как совершили разбойное нападение на П., который находился в нетрезвом состоянии. В подъезде дома Ш. нанес ему удар, а Л. и Г. стали его избивать. Во время избиения Ш. сорвал с руки П. часы, а Л. и Г. обыскали его карманы. В результате избиения П. были причинены легкие телесные повреждения.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассматривая дело, пришла к выводу, что избиение П. не было опасным для его здоровья и жизни, и переквалифицировала действия виновных на грабеж.

Верховный Суд, отменяя постановление судебной коллегии, правильно указал, что вывод коллегии о том, что к П. применено насилие, не опасное для жизни и здоровья, не соответствует материалам дела. Кроме того, Президиум обратил внимание на то, что при разрешении дела не был учтен характер действий виновных и условия, при которых совершено нападение. [4]

Последнее указание является особенно важным, так как определение последствий физического насилия как при грабеже, так и при разбое хотя и имеет существенного значения для правильного разграничения данных составов преступлений, но этим установление степени насилия еще не исчерпывается.

Во всех случаях применения физического насилия как при грабеже, так и при разбое следует учитывать не только последствия физического насилия, но и другие обстоятельства по делу, в частности, способ действий виновного при применении этого насилия, имеющий важное значение для квалификации содеянного.

В связи с этим физическое насилие с применением оружия или предметов, объективно заменяющих его (топор, металлический прут, камень и т. п.), т. е. таких, которыми можно причинить человеку вред в виде лишения жизни или телесных повреждений, всегда следует рассматривать как насилие, опасное для жизни или здоровья лица.

Анализ материалов судебной практики позволяет сделать общий вывод о том, что действия лица по завладению чужим имуществом, соединенные с физическим насилием, последствия которого охватываются понятием насильственного грабежа, надлежит квалифицировать как разбой во всех случаях, когда в момент применения этого насилия оно является реально опасным для жизни и здоровья потерпевшего. [6, С. 58]

В ряде случаев физическое насилие, характерное для насильственного грабежа, может явиться способом выражения угрозы насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего. В таких случаях квалификация действий виновного должна происходить с учетом характера этой угрозы, а не фактически причиненного вреда.

Угроза, выраженная, например, словами «убью», «зарежу» и т. п., так же, как и угроза, выраженная посредством «обещания» использовать против потерпевшего оружие или другие предметы, объективно его заменяющие, либо демонстрация их перед потерпевшим, воспринимаемая им именно как угроза насилием, опасным для жизни и здоровья, являются психическим насилием, характерным только для разбоя.

Неправильная оценка характера угрозы может иметь место не только тогда, когда она выражена в неопределенной форме, но даже и тогда, когда угроза физическим насилием выражена преступником вполне определенно.

Угроза причинить физическое насилие при завладении чужим имуществом может и не быть реальной в объективном смысле этого слова. Тем не менее, и в этих случаях, если потерпевший воспринимает угрозу, хотя бы и мнимую, как реальную, совершенные виновным действия необходимо квалифицировать в соответствии с характером этой угрозы. [5, С. 19]

Более сложным является отграничение насильственного грабежа от разбоя, когда психическое насилие при завладении чужим имуществом выражается виновным неопределенно.

Преступник в этих случаях прямо не высказывает намерения убить потерпевшего, причинить ему тяжкие телесные повреждения либо же применить к нему любое другое насилие, опасное для жизни или здоровья, не демонстрирует перед потерпевшим оружие или иные предметы, объективно его заменяющие.

Применительно к таким случаям вопрос о признании в действиях виновного грабежа или разбоя следует решать следующим образом.

Прежде всего, необходимо учитывать главное — субъективное восприятие потерпевшим характера применяемой виновным угрозы.

Однако, это обстоятельство нельзя расценивать в качестве единственного критерия для разграничения указанных составов преступлений, поскольку субъективное представление потерпевшего может быть нередко неадекватным реальному содержанию угрозы, выраженной неопределенно в той или иной форме.

Поэтому суд должен в таких случаях всесторонне проанализировать конкретную обстановку совершения преступления, учесть объективный характер действий виновного и все другие фактические обстоятельства по делу и, исходя из этого, решать вопрос о квалификации действий виновного.

В тех случаях, когда угроза насилия при завладении чужим имуществом выражается преступником неопределенно, а потерпевшие воспринимают ее как угрозу насилием, опасным для жизни и здоровья, однако характер последующих действий виновных свидетельствует о том, что они не желали применить в отношении потерпевших такое насилие, их действия следует рассматривать как насильственный грабеж.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/212/51814/

Уголовная ответственность за грабеж

Грабеж с угрозой применения насилия

Замечание 1

Грабеж – это открытое хищение имущества, принадлежащего другому лицу. Грабеж является формой хищения и отвечает всем его признакам (объективным и субъективным). Грабеж по способу действия является прямой противоположностью кражи.

Уголовный кодекс РФ (ст. 161) предусматривает разные составы грабежа. В Кодексе закреплена ответственность за грабеж, который может быть совершен:

  • по предварительному сговору группой лиц;
  • организованной преступной группой;
  • неоднократно;
  • с незаконным проникновением в жилище, хранилище или помещение;
  • с применением насилия, которое не несет опасности для здоровья и жизни потерпевшего, или с угрозой его применения;
  • в крупном размере;
  • лицом, неоднократно судимым за хищение или вымогательство.

Характерной особенностью, которая выделяет грабеж в самостоятельный состав преступное деяние, выступает открытый способ завладения имуществом в одиночку или при присутствии других лиц.

Вместе с тем, нужно отметить, что вопрос об открытой краже имущества можно рассматривать только исходя из субъективного критерия, другими словами -из субъективного восприятия обстановки субъектами действия (потерпевшим и виновным).

Объективные и субъективные признаки грабежа

К признакам объективной стороны грабежа относятся:

  • активные действия виновного лица;
  • открытость действий виновного лица;
  • неповинное хищение имущества.

Пример обычного «грабежа» – «рывок», а именно неожиданное взятие чужого имущества, без желания оказать на жертву физическое воздействие любого характера. Если же находящиеся не замечают воровства, или, наблюдая факт изъятия какого-либо имущества, полагают, что оно правомерно (на что, собственно, и рассчитывает обвиняемый), то хищение открытым (то есть грабежом) признанно быть не может.

Может быть и другая, более сложная ситуация – если виновный собирался совершить хищение таким образом, чтобы его никто не заметил, но когда он похищал имущество, его обнаружили, и он перешел к активным действиям, то совершенное им нужно рассматривать как грабеж.

Общественно опасные результаты грабежа выражены в виде имущественного ущерба, нанесенного собственнику или другому законному владельцу имущества, выступают обязательным признаком объективной стороны данной формы хищения. Неудавшаяся попытка открыто завладеть имуществом, рассматривается не более чем покушение на грабеж.

Субъективные характеристики грабежа:

  • обвиняемый понимает, что открыто, на глазах у других лиц, ворует чужое имущество;
  • виновный предвидит, что его действия наносят законному владельцу или собственнику материальный ущерб;
  • обвиняемый руководствуется корыстными мотивами, своей целью преследует извлечение наживы (незаконно) за счет чужого имущества.

Специфическим квалифицирующим признаком выступает грабеж, соединенный с насилием, не несущим опасности для здоровья или жизни потерпевшего (угрозой его применения).

Применение насилия во время завладения имуществом оказывает значительное влияние на степень и характер общественной опасности хищения в форме грабежа. Объектом грабежа выступают отношения собственности, личность потерпевшего.

Насильственный грабеж рассматривают, как самостоятельную форму хищения.

К насилию, неопасному для здоровья и жизни, относятся побои, другие насильственные действия, причиняющие потерпевшему физическую боль или ограничивающие его свободу, но не ведущие незначительной утрате трудоспособности или к кратковременному расстройству здоровья. Насилие используется для лишения потерпевшего возможности к сопротивлению, к принуждению передать имущество нападающему.

К признакам насильственного грабежа не относятся: обыск, лишение часов, одежды, перетаскивание лица в алкогольном опьянении и др.

Объектом грабежа может быть любое лицо, которое достигло 14 лет.

Для правильной квалификации грабежа специфическим признаком является применения насилия, не несущего опасность для здоровья или жизни потерпевшего (угроза применения этого насилия).

При правильном определении размеров уголовно-правовой ответственности виновного в совершении «грабежа», важно учитывать ряд обстоятельств:

  • новый УК предполагает наличие как фактического применения насилия, так и угрозу в его применении; признаком квалифицированного грабежа при этом выступают психическое и физическое насилие, выражающееся в угрозе реального применения физического насилия;
  • при грабеже, насилие может быть применено как к собственнику (или другому законному владельцу собственности), так и к иным лицам, которые реально могли не допустить хищение (по мнению преступника);
  • признаком грабежа является только такое насилие, которое по своей натуре не представляет опасности для здоровья или жизни граждан.

Выделяя насильственный грабеж в качестве рекомендованного состава преступления, законодатель исходит из повышенной опасности общественного риска действий обвиняемого, который для завладения чужим имуществом предпочитает способ, проявляющийся в посягательстве на личность.

Юридическую сущность грабежа меняет применения насилия, превращая данное преступление в иное деяние. Значительным нововведением в Уголовном кодексе является указание, что присутствовала угроза применения насилия, не несущего опасности для здоровья или жизни. Не исключена возможность применения угрозы насилием, которое явно не представляет опасности для здоровья потерпевшего.

На практике установление характера угрозы является достаточно проблематичным процессом, так как правоохранительные органы имеют дело не с реально причиненным вредом, а с предполагаемым, мнимым.

Вопрос о мнимом вреде решается с учетом места совершения ограбления, количества лиц, участвующих в грабеже, отсутствием возможности для потерпевшего позвать на помощь и т.д.

Суды учитывают субъективный характер выявления квалифицирующего признака грабежа.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/ugolovnaya_otvetstvennost_za_grabezh/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть